Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Королевский замок » Покои Флоренс


Покои Флоренс

Сообщений 31 страница 57 из 57

31

58-й день весны 703 года

Флоренс постепенно начала приходит в сознание. Открыв глаза, она увидела перед собой серьезную физиономию доктора Эленхайма и вздрогнула, зажмурившись.
"Я не на приеме у княжича? Значит, я потеряла сознание и меня увезли в замок? Нет, только не туда! Почему Савалл так поступил со мной? Разве он не понимает, что я туда не хочу?!" - герцогиня приоткрыла глаза и снова наткнулась на лицо доктора.
После того, как он объявил, что Флер пришла в сознание, девушка громко вздохнула.
- Отойдите от меня, - пробурчала герцогиня Эленхайму. Она знала, что доктор на такие слова может обидиться и выйти, доктор был очень важной персоной и даже имел права не церемониться перед самой королевой. Кстати, королева...
Флоренс побледнела, увидев, что её драгоценная сестра тоже присутствует здесь.
"Ну все, пропала.. Последняя надежда на Богов.. И те, в последнее время, спят," - подумала девушка, растерянно улыбаясь Кэрриган. Косо взглянув на При, по её виду она поняла, что фрейлина растерялась не меньше герцогини. "Хоть чем-то мы иногда похожи," - Флоренс нервно сглотнула. Отчаяние нарастало с каждой секундой. Будь бы здесь Бертран, он смог её успокоить. Но сейчас девушку охватывала паника.
Что может её сказать сестра? Уж точно не погладить по головке. Флоренс не привыкла сидеть дома взаперти, тут её одолевала тоска. Поэтому по привычке она и отправилась на прием. Кто же знал, что так все случиться?
"Кто же знал?! Кто? Надо бежать отсюда... Я уверена, Кэрриган решит посадить меня в темницу, пока не родиться этот ребенок. А потом меня выдадут замуж и все, я пропала! Что говорил Бертран? Не помню, да и это теперь не имеет значения! Знал бы он сейчас, каково мне... Зачем дядюшка отправил меня в замок? Я же обещала, я наложу на себя руки! Я спрыгну с окна!" - закусив губу, девушка покосилась в сторону окна. Эленхайм отошел к королеве и что то её шептал. "Сейчас или никогда!" - Герцогиня спрыгнула с кровати и помчалась к окну. Оно было плотно заперто, но Флоренс дернула два раза его за ручку и оно поддалось. "Не хочу больше жить на этом свете! Я уйду к Богам!" - девушка хотела перекинуть ногу, но длинное платье помешало совершить ей маневр. Тогда она перегнулась через окно и подпрыгнула.

32

58-й день весны 703 года
       Кэрриган недовольно проводила сотника взглядом и вернулась к сестре. В первую очередь, нужно было разобраться, что случилось с Флоренс. Эленхайм уже принялся за привычные хлопоты вокруг бессознательной Флоренс, и, насколько Кэрриган могла видеть, она уже очнулась. Поднеся к лицу герцогини последний флакончик с резким запахом, фелис поднялся и приблизился к королеве.
       - Обычный обморок. Духота, столпотворение, как всегда перетянутый корсет, - Грегори неприязненно поморщился. За все те годы, что он занимал должность придворного лекаря, ему так и не удалось втолковать дамам, что стесненное дыхание приводит к проблемам. Реагируя на вопросительный взгляд королевы, он пояснил, - никакого специального лечения не требуется. Ее высочеству нужен отдых  - и только.
          И в тот самый момент, когда Кэрриган облегченно перевела дух, а доктор обернулся к пациентке, планируя продолжительную лекцию о вреде тугих корсетов в ее положение, великая герцогиня вытворила нечто вовсе невместное.
        Вроде бы только что расслаблено лежащая на кровати, девушка резко подскочила – и откуда только силы взялись – кинулась к раскрытому окну. Последней более-менее осознанной мыслью, которая пришла в голову королеве перед тем как ее охватил полнейший ступор, оказалось подозрение, что сестре просто-напросто стало дурно.
       Трагедию предотвратил старый фелис. Несмотря на годы, нечеловеческая сущность дала себя знать – необыкновенно проворно Эленхайм кинулся к окну и цепко вцепился в предплечья девушки, оттаскивая ее от створки. Тут уже и Кэрриган очнулась от оцепенения, и они вместе перехватили слабо трепыхающуюся герцогиню и дотащили ее до кровати.
       - Флоренс, Флор, да что с тобой?
        Кэрриган, все еще сжимающая запястья девушки – крепко, так что на нежной коже завтра наверняка проявится цепочка синяков – пару секунд в полной тишине всматривалась в лицо сестры, а потом подняла взгляд на фелиса.
       - Доктор… Она что, повредилась в уме?

33

58-й день весны 703 года

Прециозилла слегка наклонила голову, глядя в спину уходящему послу. "И что они все такие нервные?" - кто именно имелся в виду под загадочными "всеми", не поняла и сама Прециозилла. То ли рессы, то ли представители Тинарр-анов. Наконец-то явился Эленхайм, точнее, всего-то пара минут показалась фрейлине тянущейся невероятно долго. Фрейлина с утроенным вниманием принялась наблюдать за действиями доктора - мало ли, вдруг пригодится. "Опять он на корсеты жалуется... Ну что, жалко ему? все равно не верю, что они виноваты!" - легкомысленно размышляла Прециозилла, уже более-менее отходившая от шока. Пока Эленхайм разговаривал с королевой, фрейлина, окончательно обнаглев, взяла какой-то флакон, принесенный доктором. "Какой интересный цвет! Надо будет заказать такое платье. И непременно с перчатками черного цвета, с сине-зеленым отливом!" - решила При, разглядывая содержимое флакончика.
Пока она занималась этим увлекательнейшим занятием,  Флоренс успела прийти в себя, слегка нагрубить доктору и даже несколько неприязненно взглянуть на королеву. Фрейлина сочувственно посмотрела на герцогиню и снова склонила голову набок. Привычка - вторая натура. "... если вы опытный доктор, то я зато опытный больной..." - при очередном взгляде на доктора всплыла эта невежливо-крамольно-сумбурная мысль. Прециозилла  ухмыльнулась и тут же ее ухмылка сползла с лица. Герцогиня пыталась выброситься в окно! Фрейлина вскрикнула и, прижав руки к лицу, выронила флакон.
- Я не хотела... - пролепетала При, глядя мимо доктора. Флоренс уложили на кровать, королева принялась ее трясти. Все это При вспринимала через призму какой-то  непонятной отрешенности. Почему-то ей стало неинтересно все, что не было связано с клавесином, партитуркой на нем и критиканством Сильвио. Прециозилла тряхнула локонами и уставилась на герцогиню. "Талант не любят, а гения ненавидят. " - мысль полностью захватила сознание Прециозиллы.  Хотя нет, пробивалась еще одна -  "Я что, совсем уже с ума сошла? какой талант, причем тут гении?"
Внутренний монолог получался весьма милым и грозился быть продолжительным, пока внешние факторы его не прервут.

34

58-й день весны 703 года

- Отпусти... те меня! - заорала Флоренс, вырываясь из цепких рук Эленхайма. Плечи неприятно заныли, да еще Кэрриган мертвой хваткой ухватилась за запястья герцогини. Девушке стало больно, нежная кожа пострадала из-за слишком сильных объятий. Ощущение боли вернуло Флер в этот мир, она тряхнула головой и закусила губу. Ей хотелось плакать, но вчера вечером она пообещала себе больше не реветь. Флоренс зажмурилась, но на глазах все равно выступили слезы.
- Ничего со мной не произошло! Я просто сошла сума! Да, Эленхайм, подтверди это! Мою беременность, которой не могло быть, ты подтвердил, так почему же ты не можешь сказать, что я вдруг сошла сума? И проблем было бы меньше, чем носиться с беременной герцогиней! - забормотала девушка, несмотря на присутствие При. Фрейлина ничего не знала о положении герцогини, но Флер сейчас было все равно.
- Отправите меня в дом для юродивых, а сами скажите, что герцогиня вышла замуж и уехала в другую страну! Зачем вы привели меня в этот замок? Противен, противен он мне, уж мочи больше нет! - Флоренс забила кулаками по кровати, отвернувшись от всех. Подняв голову, что бы не пускать слезы, она шумно выдохнула и резко повернулась к королеве.
- Что не усмотрела за сестричкой? Поздравляю, скоро у тебя появиться племянник! А если бы вы мне не мешали, его могло бы и не быть. И меня могло бы и не быть! Экая благодать, а, сестрица? - герцогиня говорила какой то бред, ей самой становилось противно от своих слов, но остановиться она не могла. Она хотела орать, бить челом стенки, рвать на себе волосы, но она говорила. Выливала весь яд, скопившийся за долгие годы.
- Я вас всех ненавижу! Всех! - яростный взгляд остановился на При. Она уже успела что-то разбить и как всегда строила растерянно-виноватые глазки. Это взбесило герцогиню пуще прежнего.
Девушка вскочила с кровати опять, только теперь с другой стороны, а то около Флоренс бдили доктор и сестра.
- Я спокойна! - рявкнула Флоренс, покосившись на настрожившегося Эленхайма. Она подошла к Прециозилле, наклонилась, собрала в кучку осколки от флакона, стараясь не поранить пальцы и выкинула их за дверь. Пролитая жидкость из флакона чуть жгла пальцы, но девушка не обращала на это внимания.
- Бестолковая! - бросила в лицо фрейлины оскорбление, она яростно сдвинула брови и повернулась к остальным.
- А теперь покиньте помещение! Герцогиня утомилась и хочет спать. И не надо звать служанок, великая герцогиня очень хочет спать. Быстро вон отсюда! - полная серьезности Флоренс показала на дверь.

35

58-й день весны 703 года
       Кэрриган, сузив глаза, смотрела на истерику сестры. Куда же делась милая и непоседливая девочка? Куда она, Кэрриган, смотрела все эти годы, занятая попытками удержаться на троне и восстановить из пепла почти рухнувшее государство?
       Когда сестра утихла, Кэрриган повернулась ко всем находящимся в комнате:
       - Доктор, благодарю вас. Прециозилла, спасибо, ты все сделала правильно. Можете быть свободны на сегодня.
       Кэрриган дождалась, когда Эленхайм и фрейлина покинут комнату, и обратила взгляд на сестру, в глазах которой по-прежнему плескалась истерика. Несколько секунд в комнате стояла гнетущая тишина, а потом королева размахнулась и отвесила сестре пощечину.
       После чего, не меняясь в лице, она приблизилась к кровати и села.
       - А вот теперь иди сюда и садись. Я хочу поговорить с тобой.

36

58-й день весны 703 года

Прециозилла удивленно вскинула брови. "Сошла с ума, нет это я сошла с ума!.. Герцогиня беременна ... Какая чушь!" - до конца осознать и поверить в услышанное фрейлине было тяжело и вообще не хотелось. Это было вполне в характере При - выбросить из сознания то, что кажется ненужным. Так она поступила и в этот раз.
" Я вас всех ненавижу! Всех!" - слова герцогини молотком стучали в ушах, впиваясь в мозг.       Прециозилла растерянно хлопала ресницами, честным взглядом нечестного человека глядя попеременно то на Флоренс, то на королеву. " Сразу бестолкова! Ну что я, виновата, что ли, что не приспособлена к физическому труду!" - вспыхнув, подумала При. 
Сделав реверанс, Прециозилла поспешила за Эленхаймом. За дверью она споткнулась о стекло, оказавшееся тут по милости герцогини и окликнула доктора. Нагнав Эленхайма, При растерянно спросила:
- Неужели это правда? Ну, про Флоренс?
Доктор, помедлив, кивнул. Прециозилла вздохнула. "О, нет, только не это!" - думала При, спеша в столовую. От волнения у нее часто просыпался аппетит.

==>> Кухня

Отредактировано Прециозилла Маррен (2009-06-16 18:26:13)

37

58-й день весны 703 года 

Пощечина заставила Флоренс остановиться. Она отступила назад, с трудом удерживая равновесие. Теперь на белом личике герцогини сияло красное пятно.
Приложив руку к щеке, девушка расстерянно посмотрела на сестру.
"Кто посмел ударить великую герцогиню?...", - в горле застрял комок, девушка всхлипнула. Теперь она смотрела на сестру пустым и тусклым взглядом. Флер села на кровать, сложила руки и уставилась в противоположную стенку. Её мысли были далеко отсюда, от королевы, от фрейлины с доктором, от приема княжича, от своей беременности.
- Я хочу к маме, - жалобно пробормотала герцогиня, подобно маленькому, еще беззащитному ребенку.

38

58-й день весны 703 год
       Кэрриган безумно хотелось обнять сестру, сказать ей, что все будет хорошо и что она решит все проблемы, как  часто бывало после смерти родителей и мятежа. Ей было жалко Флоренс, которая за ветреностью и легкомыслием скрывала добрую душу, но сейчас она не могла успокоить сестру, как успокаивала раньше. Проблема была очень серьезной, и Флоренс должна была осознать, что она не сможет отмахнуться от нее или сбежать.
       Королева подвинулась к сестре и взяла ее за руку.
       - Флор, послушай… Я понимаю, что твой мир рушится. Ты не хотела этого ребенка, но так получилось, что он должен родиться, и ничего с этим не поделаешь. Ты должна научиться жить с этим, и, в конце концов, замужество – еще не конец света.
       Кэрриган помялась, но все же решила поделиться с сестрой полузабытыми, но болезненными воспоминаниями.
       - Вспомни Вальдеса. Я не любила его, когда выходила замуж, но он был достойным человеком. Когда родился Бриан, моя жизнь изменилась, но, поверь мне, сестренка, нет ничего счастливее того момента, когда твоего ребенка кладут тебе не грудь. Мы найдем достойного человека, который сможет сделать твою жизнь и жизнь малыша счастливой. Просто поверь мне.
       Кэрриган смотрела в несчастное, будто перевернутое лицо сестры и думала, что это похоже судьба всех женщин их рода – не находить счастья в любви.
       Она поднялась.
       -

--> Королевские покои

39

58-й день весны 703 год

Флоренс задумалась над словами сестры. Чужие слова на неё всегда сильно действовали. Да и герцогиня сама отличалась непостоянством - мнения и жизни. Флоренс не отводила взгляда от стены, даже тогда, когда Кэрриган ушла. Сейчас она думала. Она уже поняла, что снова поддалась эмоциям, накричала на всех и должно быть снова обидела свою фрейлину. Почему-то именно При попадалась под её горячую руку.  Но сейчас не об этом.
Эта сложная ситуация морально убивала герцогиню. Теперь и её сестра сказала, что замужество не такая уж и плохая штука. Но в сознании девушки глубоко засели слова некой графини, которая поносила своего мужа на чем свет стоит и говорила, что замужество это сущий ад.
"Может не все так плохо?", - Флоренс шумно вздохнула и покосилась на окно. " Я же хотела выброситься изо окна!" - осенило девушку.Теперь от этой мысли у неё прошлись мурашки по коже.
"Какая же я все таки бестолковая," - огорченно подумала герцогиня. На душе у неё все равно было неспокойно и внутри что-то беспрестанно ныло, но буря эмоций прошла. Прошла в того момента, как сестра ударила её.
Герцогиня встала с кровати, сняла с себя корсеты и платья и надела белую сорочку. Расчесав волосы, она заплела их в косу и легла в кровать. Но заснуть ей не удавалось. Повернувшись на бок, девушка закрыла глаза, покорно ожидая, когда она погрузиться в сонное царство.

40

58-й день весны 703 год
------------------) дом Тинарр-анов
Бертран лез вверх, изо всех сил цепляясь за выступы стены. Хорошо хоть кладка была крупной - это существенно облегчало продвижение вверх. Но как бы это ни было удобно, двадцать четыре стоуна собственного веса приходилось подымать на недозажившей руке. Примерно к третьему этажу замковой стены, он уже проклинал свою затею. Но посмотрел вниз, и понял, что если он начнет спускаться, то, не видя опоры, просто грохнется вниз, на мощеный камнем двор. И полез выше. Когда он добрался до окна - прошло около часа. Да, долго.
Вполне возможно, она уже спит. - подумал Бертран, бесшумно цепляясь за подоконник.  Он приподнял голову над краем приоткрытого окна, осоторожно заглянул в комнату. Флоренс лежала на боку, повернувшись к окну спиной.
Бертран подтянулся, тихо перебросил ногу через подоконник, забрался в комнату. Он вполне разумно предполагал, что если сейчас тронет Флор за плечо - она заорет. А поговорить хотелось. Поэтому мужчина просто остановился возле окна, сел на подоконник и молча наблюдал за спящей герцогиней, пока та не пошевелилась, давая понять, что всё еще не спит. Тогда он решился её позвать.
- Флор...Флоренс - сказал он тихо, чтоб не разбудить никого из служанок.

41

58-й день весны 703 год

Никто не хотел забирать Флер в сонное царство. Мысли заняли её голову, да так, что она не слышала ничего вокруг. Но вдруг её позвал совсем знакомый голос.
"Бертран?", - герцогиня резко повернулась и увидев сотника, удивилась.
- Бертран? - повторила она свои мысли, - ааа? - вопросительно протянула Флоренс, как бы спрашивая откуда он здесь появился. Тут же она вспомнила про свой вид, а он не был уж очень блестящим - заплаканные глаза, синяки на руках. Герцогиня тут же отвернулась и принялась водить ладонями по лицу, что бы хоть как то привести его в порядок. Теперь она заметила свои синяки на руках и поспешила спрятать их под одеяло.
На самом деле она была очень рада такому внезапному появлению Бертрана, но привычка выглядеть хорошо всегда, а в особенности тогда, когда рядом мужчина, взяла своё. Девушка не знала, что делать и продолжала сидеть спиной к сотнику.

42

58-й день весны 703 годf
- Тихо, ползамка сейчас сбежится - усмехнулся Бертран. - Я хотел поговорить с тобой на приеме, но тебе стало плохо. И очнулась ты после того, как я уже ушел. Так что пришлось подняться к тебе. - он кивнул в сторону окна.
- Старым способом. Только вот назад я не полезу, так что если захочешь от меня избавиться  - придется из окна выкидывать. - в голосе клубился смех, казалось, еще немного и мужчина рассмеется. Но герцогиня резко отвернулась и Берт сделал шаг вперед.
- Я тебя испугал? - спросил он чуть менее уверенно, но затем тон стал прежним - Ваше Высочество, быстро прекратите тереть глаза. И запястья тоже. - интонация голоса не подразумевала возражений. - Мне кое-что нужно тебе сказать, Флоренс. Так что выслушай.

43

58-й день весны 703 год

Флоренс вздрогнула при последней фразы Бертрана, ей показалось, что он скажет что-то плохое, то, что опять сломает ей всю жизнь.
"Вдруг он уезжает? Возвращается в Рассейнд? Навсегда?", - подсознательно герцогиня не хотела никуда отпускать Берта, он на данный момент являлся единственной опорой в её жизни. Даже от сестры она не чувствовала этой холодной уверенности, когда у сотника она сквозила в каждом слове.
Девушка повернулась, все так же пряча руки под одеялом. Она посмотрела на Бертрана жалобно-вопросительным взглядом. По пути она додумывала как она сейчас выглядит и невольно её щеки покрылись румянцем. Чувствуя это, девушка все больше смущалась, пока не опустила голову.  Это был первый раз, когда герцогиня так нелепо покраснела перед мужчиной.

44

день 58, год№ 703
Берт по привычке провел рукой по волосам - хвост со сплетенными на затылке прядками был на месте и это немного придало уверенности.
- В общем...тут всё как-то путано. - он кашлянул, собрался. - Я тебя не видел почти десять лет. И поэтому в моей памяти ты была всё это время ребенком, которому к моему приезду было конечно время вырасти, но я не ожидал, что девчонка вырастет в такую леди.
Сотник ненадолго умолк. Слишком много приходилось говорить, да еще и о личном, чего он отнюдь не привык делать. Он пристально изучил пол спальни, как будто мог найти там какую-то подсказку.
- Приехал - увидел тебя...и... в общем, не знаю, правильно ли это или нет, хорошо или дурно, но ты запала мне в сердце. Князь послал меня вести переговоры о пошлинах, а я думать о них не могу, потому что думаю о тебе. - смягчившееся было лицо опять стало более холодным, отчетливей проступил шрам на повернутом к окну лице.
- Вот что я хотел чтобы ты знала. - закончил он и поднял голову.

Отредактировано Бертран Тинарр-ан (2009-06-30 21:19:44)

45

58-й день весны 703 год

Флоренс подняла голову. Теперь на её лице читалось удивление, глубокий шок , чуть облегчение и какая-то еле заметная радость, прячущаяся в ямочках на щеках.
Она долго смотрела на сотника, не понимая, что сейчас произошло. То ли он практически признался ей в любви, то ли это просто какой-то сон и сейчас придет толпа и снова будет смеяться над бедной девушкой. Как это было в кошмарах Флоренс, которые с недавних пор стали сниться ей гораздо чаще.
- Бертран... - с придыханием выпалила Флоренс, словно испуская последний вздох. Герцогиня слабо улыбнулась, - ты очень хороший, Бертран... - она зажмурилась, то ли вспоминая о чем-то своем, то ли по привычке - от слез, - но.. как? Я же падшая женщина, я же беременна от другого мужчины, которого знала один вечер... как тебе в душу могла запасть такая как я? ... Меня любили все только из-за внешности, а сейчас... посмотри на меня..., - она вытащила руки из-под одеяла, показывая сотнику синяки. После такого признания в душе девушки опять поселилось отчаяние. Она не могла поверить, что Бертрану, самому Бертрану, которуму она все рассказала, в жилетку которого она рыдала, истеричила и одним словом, не вела себя как подобает великосветской даме, она могла понравиться.

46

Да уж, назвать рубаку и сотника-молчуна хорошим разве что только Флоренс и могла. Берт подошел к самой кровати, сел на край, осторожно взял демонстрируемые руки в свою ладонь.
Обе уместились... ничего себе... - ладонь сжимать не стал, чтоб если что - выдернула без проблем руки.
- Зря такое говоришь. Ну случилось такое дело - значит случилось. На всё их воля. Так что перестань себя казнить. Оно так есть. А почему и зачем - не наше дело.
Сотник чуть нагнулся, чтобы посмотреть в глаза девушке. Судя по взгляду, герцогиня находилась в смятении. Синяки сойдут, а это смятение, скорее всего, еще долго будет появляться.
- Внешность она разная бывает.  А что внутри... ладно - Берт махнул свободной рукой, закрывая тему. - Ложись, Флор. Если у тебя с утра будут черные круги под глазами с недосыпа - фелис поднимет шум и будет пичкать зельями.

47

58-й день весны 703 год

Он разительно отличался от тех мужчин, с какими Флоренс приходилось иметь дело. Те, как только высказывались по поводу своих глубоких чувств к великой герцогине, принимались за дело более их интересующее.
Прикосновение Бертрана вызвало у Флер муражки по коже.
Руки сотника были на удивление теплыми, у Флер, от пережитого стресса, холодными, подобно люду, да еще вдобавок мелко дрожали.
- Не будет, - с чем-то подобным на уверенность сказала Флер, - он меня не заметит, - девушка тряхнула головой.
- Как же ты уйдешь отсюда? Ты же сам сказал... да и вниз с окна, опасно..., - герцогине вспомнилось, что она хотела выброситься из окна вниз, - и ты же ранен! нет, нет, с окна нельзя. А в замке тебя могут заметить... Я не знаю, почему Кэрриган к тебе так плохо относиться...

48

В полумраке блеснули зубы Берта, который по своему обыкновению, улыбался только уголком рта - получалось довольно зловеще.
- Да не ранен я. Говорил же - о гвоздь оцарапался. Просто плющ второго испытания моим весом не выдержит. Я вообще-то думал, что ты спишь - посидел бы до утра, а там пробрался бы в премный покой - королева приказала быть на аудиенции через три дня, завтра.
А что взять с Кэрриган? Она королева. Королевская дочь. И мать наследника. Мой отец поднял мятеж, и королевская чета была убита. А я - по сути, сын предателя в её глазах. Чего же от меня ждать, как не подлости, не удара в спину? Причем её сыну в спину... - подумал Берт, и между бровями появилась вертикальная морщина, но она быстро разгладилась.
- Тогда я посижу здесь. Не боишься спать в одном замке с вооруженным рессом? - он кивнул на свой кинжал на поясе.

Отредактировано Бертран Тинарр-ан (2009-06-30 23:14:57)

49

58-й день весны 703 год

- Ну знаешь, гвоздем тоже можно хорошо поцарапаться, - с видом знатока проговорила Флер, - а что вы будете с королевой обсуждать? - немного погодя спросила герцогиня, с любопытством глядя на Бертрана.
"Кэрриган же не может думать, что сын того, кто предал, будет таким же предателем? Боги бы не позволили этому быть, а если бы такое случилось, предатель бы не сидел в моей комнате, ожидая пока я проснусь, он, наверное, сразу меня убил... или убил бы всех и Кэрриган в том числе, зачем ему так церемониться с нами? "
Снова все наладилось, тяжелые мысли ушли куда-то на задний план и стали так спокойно. Все, потому что, Бертран был рядом. И не собирался никуда уходить.
- Не боюсь, - хихикнула герцогиня, - а ты разве спать не хочешь? Сидеть целую ночь, это конечно, достойно бравому воину, но все таки зачем же себя мучать?
Девушка потерла руки, синяки противно ныли. Хорошо, что в комнатах становилось все темнее, все недостатки внешности Флер стали менее заметными.

50

- А я и буду спать. Сидя. Почти привычка. - Бертран устроился поудобнее, привалившись к столбику кровати спиной. Он держал ноги опущенными на пол, сапог не снимал - мало ли что, и на всякий случай незаметно проверил, как ходит кинжал в ножнах. Но ребро столбика довольно быстро надавило ему спину между лопаток, и он решил не выпендриваться, лег поперек кровати в ногах. Благо, размер кровати позволял не стеснять этим Флоренс.
- Я уйду рано. Не пугайся, если кто-то будет возиться. Это я. А то попадусь твоим фрейлинам на глаза - замучают сплетнями. - добавил мужчина, ворочаясь, устраивая ноющее плечо поудобнее. Наконец он лег на бок, глядя на герцогиню.
Уж лучше бы ей опасаться. По крайней мере, меньше было бы споров и стычек с Кэрриган...эх...надеюсь, королева не придет проверить, как спит сестренка. - подумал он, улыбнулся уголком рта и начал постепенно засыпать.

51

58-й день весны 703 год

Флоренс еще раз подивилась выдержке Бертрана, вот что значит настоящий мужчина, он и приделанный вверх ногами к потолку умудриться выспаться.
- Ладно, - пожав плечами, герцогиня повернулась на бок и поплотнее укуталась в одеяло, - хорошего сна, Бертран, -  зевнув, пожелала девушка.
Теперь ничто не мешало её сну, а вымотанный за день организм требовал отдыха. Через пару минут Флоренс заснула тихим, безмятежным сном. На лице сохранилось умиротворенное выражение и только иногда герцогиня хмурила бровки, что ей тогда виделось, неизвестно.
А этой ночью ей ничего не снилось. Это было очень хорошо, один и тот же кошмар начинал её преследовать уже вторую ночь.
Из-за ворочания во сне, одеяло Флоренс сбилось к ногам, наполовину свисая с кровати. А сама юная леди спала, поджав под себя ноги и подложив себе руки под голову.

52

59-й день весны 703 год, раннее утро
Берт, кое-что знавший о дворцовой жизни, понимал - прислуга, как и солдаты, поднимаются гораздо раньше, чем те, кто выше чином. А значит, требовалось уйти раньше, чем кому бы то ни было пришло бы в голову навестить герцогиню.
Когда небо начало сереть и в комнату потянуло уже не прохладой, а холодом, сотник окончательно прекратил дремать. Надо сказать, спал он тихо, неподвижно. И проснувшись, понял, что надо было хотя бы ножны сдвинуть на живот - кинжал впечатался в спину справа.
Посол подошел к окну, выглянул наружу, еще раз оценил высоту, затем плотно закрыл окно, запер задвижку. Он вернулся к кровати, натянул одеяло повыше, чтоб Флоренс, которая не отличалась богатырским здоровьем, не простудилась. Несколько минут он стоял, наблюдая, дивясь. И дело было даже не в красоте девушки, которая сейчас не была стеснена модными платьями и украшениями, а в чем-то странном и неизвестном, чему грубоватый сотник не мог дать названия.
А Хелдис смогла бы...если кто и смог бы все это понять, так только она. А я ведь даже написать ей не могу, не то, что увидеть - перехватят письмо, и всё, скандал... - мысленно посетовал Бертран. Он протянул руку, чтобы провести ей по золотым волосам, затем спохватился, убрал быстро руку за спину и вышел из комнаты. Если Флор не боялась его сейчас, неизвестно, после каких действий она от него отшатнется. Разумеется, о том, чтобы между сыном предателя, посланником державы, отношения с которой натянуты, и герцогиней, сестрой властной королевы Кэрриган, чтобы чему-то позволили завязаться, об этом не могло быть и речи. Но крохотная надежда еще теплилась. И не собиралась помереть, как это бывает с надеждами в самый неподходящий момент.
Сотник выбрался из комнаты, чуть попетлял в коридорах этого крыла, спустился на второй этаж и там уже покинул замок через окно. Двор пересек быстро. Со стеной было сложнее - туман осел на камнях, сделав их скользкими, а в серой мгле сотника в черном могли заметить. Но наконец стена осталась позади. Бертран поправил пояс, рубашку. Времени до того часа, как обитатели замка проснутся, у него был предостаточно. Следовало чем-то заняться. Он вспомнил, что в храме не был давно и отправился именно туда.
-----------) В Храм

53

1-2 день лета 704 года, ночь

<== Белый зал.

Флоренс очнулась от резкого запаха. Перед глазами все плыло, но через некоторое время она смогла разглядеть доктора Эленхайма, который что-то ворчал себе под нос. Герцогиня поморщилась и щурясь, оглядела помещение. Её покои. Она снова не выдержала и упала в обморок прямо на балу. Оставалось надеется, что это не привлекло большого внимания.
Доктор Эленхайм что-то говорил герцогине, но Флоренс различала его речь с трудом.
- Помните, Ваша Светлость, что ваше положение обязывает. Я здесь больше не нужен, позвольте откланяться, - доктор, без особой эмоциональности, вышел из покоев.
Герцогиня быстро очухалась и к своему удивлению застала себя в разобранной кровати, в ночнушке, с заплетенной на ночь косой.  Все говорило о том, что Флоренс пора почтивать, но мысли девушки были не об этом.
"Что произошло  с Кэрриган? На этом вечере она была сама не своя... Да еще её фаворит...  И самое главное, причем здесь Бертран? Ничего не складываться в голове! Его убьют? " - сердце Флоренс сжалось, - "Почему все против него? Может и мне надо держать на него обиду за родителей? Может и мне нужно возненавидеть его, как Кэрриган? Тогда станет легче?", - герцогиня зажмурилась, пытаясь представить сотника убийцей и кровожадным разбойником. Тщетно. Воображение отказалось работать в этом направлении, а в голове наоборот витали картинки счастливых моментов их встреч. Герцогиня перевернулась на бок, положив руки по голову.
"Наверное, Кэрриган очень любила Родрика и поэтому теперь мстит Бертрану за его убийство... Но он не виноват! Он защищал меня! Любой мужчина должен был сделать так же на месте Бертрана! Королева, вы не справедливы! Так нельзя!" -  губы дрогнули, но порыв слёз был сдержан, - "Может поговорить с ней?" - Герцогиня вздохнула. Сон медленно, но верно подкрадывался к ней. Погруженная в раздумья, она сама не заметила, как задремала.

Отредактировано Флоренс Тинарр-ан (2009-10-06 19:25:19)

54

2 день лета 704 года

Сон Флоренс был чутким. Этой ночью она много раз просыпалась и снова засыпала с одной мыслью о том, кто сердцу её мил. Окончательно пробудившись от такого тяжелого сна, которой доставлял минимальный отдых телу, герцогиня хотела полежать на кровати и подумать. Поднявшись, она почувствовала, что её мутит и Флоренс была вынуждена побежать в ванну. А в ванне уже во всю хлопотали служанки, подготавливая утренние омовения.
- Сколько раз я вам говорила, что бы никто не находился в моих покоях пока я сплю?! - воскликнула герцогиня, упершись на стенку и приложив руку ко рту. Восклицание получилось довольно смазанным и служанки в недоумении попятились назад и в конце концов лицезрели то, что называют ранними признаками беременности.
В этот момент можно было спокойно ожидать звука падающих от изумления челюстей прислуги. Но так как эта часть лица не обладает такой гибкостью, в уши Флоренс била только мертвая тишина.
Герцогиня повернулась.
- Что вы так уставились? Её Светлости плохо, я съела, что-то отвратительное на ужин. И если я услышу хоть краем уха какие-то сплетни обо мне, боги слышат, никто больше во дворец ногой не ступит. Поняли? - Девушка прищурила глаза и оглядела всю прислугу. Стоят смирно, глаза опущены. Вроде бы дело улажено, а за выполнением своего обещания за Флоренс дело не постоит. Она почувствовала себя настолько усталой от этих сплетен про непонятные обмороки и плохое самочувствие, что готова была своими руками выдворить всех прислуг и кумушек-сплетниц из замка.
Девушка фыркнула, приказала служанкам все убрать и умылась. Вернувшись в спальню, она позвала фрейлин, выгнала служанок и молча ожидала пока её оденут и причешут.
Через несколько минут, к ней подошла одна из фрейлин и наклонившись к уху, залепетала:
- Ваша Светлость к вам гости, - Флоренс вопросительно подняла бровь. В мыслях промелькнуло невозможное, герцогиня вздохнула. На смену раздражения её сердце опять начала заполнять грусть.
- Пусть войдет, - кивнула она фрейлине и повернулась в сторону двери.

55

-----> Белый зал.

Разумеется, выходка с "волшебным" зеркалом на балу не осталась незамеченной Учителем, так что остаток вечера и половину ночи Вит провела  библиотеке, приводя в порядок королевские архивы. На которых в конце-концов и заснула. Совершив марафон по спящему замку, девушка на цыпочках прокралась мимо покоев Тиберия, так как учитель чувствовал свою непоседливую ученицу за несколько метров и скользнула в свою комнату, где наконец-то избавилась от дурацкого платья, превратившегося за бессонную ночь в бесформенную тряпку. Натянув свои старенькие сапожки и любимую голубую тунику, она с облегчением вздохнула. Взгляд Миллет упал на письменный стол, заваленный наполовину выполненными лабораторными, но заниматься не было никакого настроения. Распустив растрепавшуюся прическу, Витани заплела две привычные хлесткие косички. В коридоре послышались быстрые шаги - проснулась прислуга, готовившая замок к побудке хозяев. Глянув на солнце, светившее в стрельчатое окошко, магичка решила, что уже можно навестить Флоренс.
Когда Витании подошла к покоям подруги, ее встретила служанка и сказала, что Ее Высочество изволит принимать утренние процедуры омовения. Миллет попросила доложить о себе и через некоторое время была звана.
- Доброе утро, Ваше Высочество, - со своей обычной веселостью поприветствовала она Флоренс, - Как вы себя чувствуете после вчерашнего праздника?
Да… Выглядела принцесса хреново. Как после студенческой пьянки в Академии, как было в старые добрые времена, когда рассвирепевшие преподаватели заставляли похмельных студентов чистить картошку на обед…

56

2 день лета 704 года

Флоренс слабо улыбнулась.
- Привет, Витани, - честно говоря сейчас она н ехотела никаких гостй, подруг, бесчисленных фрейлин - тяжкая дума покоилась в голове, ожидая часа своего решения. Однако, Витани - это лучшее, что могло прийти сюда, так что, выгнав фрейлин, она уселась на кровать и пригласила сюда же магичку.
- Превосходно себя чувствую. Вот только немного не выспалась, - герцогиня взяла в руки зеркальце, посмотрела на себя. Н-да, кому ты врешь, Ваша Светлость? Хотя, синяки под глазами были старательно скрыты. И все равно, глаза герцогини так и светились болезнью в перемешку с тоской.
"Хорошо, Витани, её жизнь беззаботна, вишь опять веселая... Хотя, такой была и я... К чему эти мысли?", - Флоренс посмотрела на подругу.
- Витани, что ты знаешь о вчерашнем проишествии на балу?

Отредактировано Флоренс Тинарр-ан (2009-10-19 19:55:35)

57

Вит плюхнулась на герцогскую постель. Мягкая... У нее самой была, разумеется, пожестче. Наверное для того, чтобы девчонка не валялась, развивая свою лень, которую учитель с трудом искоренял, а проснувшись, сразу бралась за дело. Не смотря на то, что Флренс ответила довольно весело, в глазах ее Миллет увидела какую-то непонятную тоску и смятение. Хотя тоска была вполне объяснима - Витани очень любила свою независимость, зная, что если она что-то не захочет делать, ее не заставят, разве что под угрозой жизни. И то, она еще подумает, так как после того, как магичка немного навострилась в боевой магии, угрожать ей было опасно. И случись что, она с о спокойной душой удерет и отправится в вольное плавание - выпускники академии и с меньшими знаниями на жизнь зарабатывают. Самолюбие девушки тешило, что ее выбрал в ученицы аж королевский маг. Но все это теория. на практике же Вит и не собиралась никуда убегать, как говориться, нас и здесь неплохо кормят.
Миллет разжала кулак, выпуская на волю иллюзорную бабочку с ярко-синими крылышками, за которой тянулся шлейф из голубоватых искорок. Махаон сел герцогине на нос, махнув крылышками, потом перебрался на белокурые волосы. Иллюзия была осязаемой, так что Ее Высочеству достался весь флакон ощущений, когда кожу щекочут шесть тоненьких лапок. Утешать Витани не умела, так что все что она могла сделать - это попробовать поднять подруге настроение.
- Ну насколько я знаю, вчера на балу произошло несколько событий... - Миллет сначала не врубилась и подумала, что Флоренс имеет ввиду ее выходку, но потом вспомнила о том, что ей рассказывала прислуга, - Савалла пожаловали герцогством, и, кажется, ресский посол кого-тов вызвал на дуэль... Видишь ли, я застала только начало бала, потом меня отправили куда подальше, пока не напакостила.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Королевский замок » Покои Флоренс