Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Квартал удовольствий: бордель мадам Розалинды


Квартал удовольствий: бордель мадам Розалинды

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дом наслаждений находится в немаленьком двухэтажном здании с черепичной крышей и светлыми стенами. На окнах - плотные занавеси бордового цвета, утром поднятые, но опускающиеся к вечеру по понятным причинам.
       Здание разделено на три части. Сразу из небольшой прихожей, где посетители оставляют свою одежду, можно попасть в просторный зал на первом этаже, где играет музыка, подается вино и отдыхают свободные девушки. Обстановка роскошная, но подобранная без всякого вкуса или скорее даже с особым, специфическим вкусом. Все выдержано в бордовых, золотых и бежевых цветах. Там же мадам Розалинда, пышная дама, кудахчет над "своими девочками", как наседка над выводком. Она же встречает мужчин, спрашивая, что им угодно сегодня.
       На втором этаже расположено несколько маленьких комнат, чистеньких, но богатством обстановки не отличающихся. Кровать, умывальник, окно, иногда маленький столик - вот, в общем-то, все, что там есть.   
       Третья группа помещений - небольшая кухонька, где хозяйничает повариха, комнаты служанок, которые обеспечивают порядок и чистоту, и наконец, комната, где режется в кости пара быкообразных молодых мужчин - на случай непредвиденных обстоятельств. Последние, кстати, предпочитают ошиваться на кухне.
       Заведение мамам Розалинды считается домом удовольствий вполне приличного уровня, которые предпочитают посещать мужчины со средним достатком. Всякие оборванцев мадам Розалинда не жалует, справедливо полагая, что дохода с таких не дождешься. Бордель содержится в чистоте и порядка, и, что немаловажно, гарантируется, что информация о том, кто там побывает и зачем, дальше не идет.

Подробнее о мадам Розалинде
       

2

5 день лета 704 года, поздний вечер

...В гостиной было тихо и... спокойно. Зная нужное время всегда можно прийти в это заведение, которое многочисленные постояльцы и ты в их числе, называют "пансионом благородных девиц". Многие в насмешку, но тебе нет до этого дела, ведь ты называешь так это почтенное заведение всерьёз. Уличные потаскухи могут удовлетворить твоё желание, но только здесь ты можешь почувствовать себя не таким одиноким. И не важно, что чувство это заложник твоих денег, не важно... Важен лишь этот момент, когда ты можешь положить голову на такую тёплую грудь, почувствовать нежные пальцы в своих волосах и забыться, спрятаться от всех тревог и бед которые терзают твоё сердце долго... бесконечно долго.
Эльлора давно ушла, нежно высвободившись из объятий этого странного постояльца. Ушла, не нарушив тот хрупкий покой, который он обретал всякий раз приходя сюда. Он был немолод, этот человек, но еще и далеко не старик. И всё же глубокие морщины избороздили некогда красивое лицо, превратив его в гротескную маску, а волнистые цвета чистого золота волосы, поседели... Он приходил сюда всегда в одно и то же время, в час, когда в знаменитом на весь Город заведении не было постояльцев. Всегда заказывал одну единственную бутылку кальвадос и одну и ту же девушку, всегда расплачиваясь золотом. Когда бутылка пустела, он никогда не уводил девушку наверх, просто ложил голову ей на грудь и просил спеть ему старую песню, про жену рыбака, что ждёт своего возлюбленного, который один в бушующем море. И всегда засыпал, чутким, тревожным сном, готовым прерваться от любого вздоха, любого движения... Но Эльлора слишком долго знала этого человека и всегда уходила так, чтобы не нарушить его сон.
Дверь хлопнула, и лёгкий сквозняк коснулся век спящего человека. Веки вздрогнули, и он открыл глаза... Всё прекрасное, когда-нибудь кончается.

3

оос: Все это происходит задолго до появления Эрин в борделе.
Пятый день лета 704 года, около трех ночи

   Первые дни года шли достаточно вяло, даже чересчур. Уж лучше Мехмед уехал в Мадлонг, навестил семью и пообщался с соратниками. Но он, откровенно говоря, боялся. Хоть чаша весов давно склонилась в сторону Зарканда, шансы быть заколотым или отравленным в султанате были все еще велики. А сипах хотел жить и ненавидел себя за это, неужели он стал настолько стар, что боится окунуться в омут с головой. Эти мысли и чувства жили в Мехмеде с того вечера, когда он распрощался с Вестой, но только сейчас он смог распознать их и дать соответствующую оценку.
   Эмоции требовали выхода наружу, и сипах решил разобраться с проблемой так, как он это делал всегда, а именно – посетить бордель. Прошлое научило Мехмеда быть крайне осторожным при посещении подобных заведений, а потому он отныне всегда брал с собой двух телохранителей, одним из которых был верный слуга Адиль.
   Несмотря на то, что хозяева борделя постоянно уверяли: «никто и никогда не узнает о тех, кто посещает их заведения», - Мехмед имел основания им не верить. А потому была разработана маскировка и вообще общий план действий в подобных ситуациях.
   Первое, никто даже хозяева борделя не должны знать, кто к ним прибыл, а потому Мехмед одевался, как богатый кочевник: белая накидка, платок на голове. Сипах никогда не говорил, за него говорили слуги, которые убеждали хозяина в том, что их господин прибыл издалека и желает экзотики.
   Второе, ибн Меджид никогда не должен был оставаться с девушкой наедине. Однажды подобное чуть не стоило ему жизни, а он не желал погибнуть, удовлетворяя свои потребности.
   Третье, посещение борделей происходило исключительно ночью. Когда на небе загорались звезды, карета без каких-либо знаков отличия начинала ездить по улицам города, вскоре останавливалась возле посольства, забирала Мехмеда и продолжала некоторое время курсировать по городу прежде, чем остановиться у борделя.
   
   «Безымянная» карета остановилась возле борделя мадам Розалинды. Из нее выскочило двое мужчин в черных накидках и платках, скрывающих лица, а затем помогли другому, судя по всему их хозяину, выйти. Последний человек, покинувший карету, был, судя по всему, стар и увечен. Двигался он медленно, тяжело прихрамывая. Оказавшись внутри их приметила хозяйка, она прекрасно знала об этой троице, что посещала ее заведение примерно раза три за год, и сразу обратилась к одному из мужчин  в черном, прекрасно помня, что хозяин их ни за что не ответит.
   Адиль, что был черных одеяниях, выбрал девицу и помог хозяину подняться на второй этаж, где тот «уединился» с девушкой и вторым телохранителем в одной из комнаток. Сам слуга спустился вниз и уселся в гостиной, тщательно следя за дверью. В это время мало кто посещал столь дорогие заведения. В основном исключительно те, кто желал остаться в тени.

Отредактировано Мехмед (2009-10-10 00:21:25)

4

оос: всецело поддерживаю...
Пятый день лета 704 года, около трех ночи

...Пара всадников не спеша подъезжала к зданию, чьи окна пылали ярким светом в ночной мгле. Но, несмотря на этот яркий, растворяющий тени свет заведение почтенной мадам Розалинды было непривычно тихо. Впрочем, все соседи этого блистательного заведения прекрасно знали, что эта тишина обманчива и через несколько часов рассыплется в прах, развеянная звоном голосов и звуком музыки. Но сейчас в нём властвует тишина и лишь лёгкий шепот тихой мелодии вырывается из-за неплотно прикрытых по летнему времени ставен.
Ян как обычно думал, что именитые сановники, стекающиеся в это скандальное заведение в сей ночной час, сильно переборщили с конспирацией. Разумеется, у многих политиков могут возникнуть серьёзные проблемы, если вдруг станет известно, под чьё крылышко они заползают ночами, обделив вниманием своих благоверных супруг. Но зачем же делать это так тайно... И в то же время столь явно? Впрочем, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, и Даркмур отбросил прочь ненужные мысли. Проезжая мимо одной из тёмных подворотен всадники остановились на несколько мгновений. У стены стороннему наблюдателю почудилось бы лёгкое движение, будто одна из теней вдруг решила сменить своё положение, прежде чем всадники снова двинулись. Но наблюдателей у этого действа не было, а потому этот краткий миг остался незамеченным всеми кроме его непосредственных участников.
Больших трудов когда-то стоило собрать подробную информацию о после Мадлонга в Мидарисе пусть он и был в первом десятке черного списка оппозиции. Почтенный сипах, так умело скрывал свои передвижения, что даже Натаниэль разводил руками не в силах добиться нужных результатов. Однако не зря говорят, что терпение и труд всё перетрут - со временем кое-какие уловки посла стали известны агентам, а следовательно и Яну через них, и с их помощью некромант мог узнать куда направляется посол в любой момент времени. Особенно его интересовали эти столь редкие ночные визиты южного гостя в скандально известные заведения города, во многом из-за тех беспрецедентных мер безопасности, которые тот предпринимал. Слабым местом этих мер стало то, что схема не менялась годами и со временем она стала подобно открытой книге для агентов оппозиции.
Княжич спешился и сопровождаемый Донованом, своей немой тенью, прошел в заведение. Любезно встретив почтенную хозяйку, он попросил, чтобы его не беспокоили, подкрепив свою просьбу полновесным золотом, и мадам благожелательно отнеслась к просьбе гостя - очень часто приходящие в это заведение озвучивали и более странные просьбы. Хозяйку даже не насторожило то, что из-под низко опущенного капюшона плаща, на миг блеснула серебряным бликом полированная личина маски. Избавившись, таким образом, от надзора хозяйки Ян поднялся на второй этаж, где немедленно нашел взглядом одного из бессменных телохранителей Мехмеда ибн Меджида Адиля. Даже после разгадки системы передвижений посла по городу глава оппозиции не мог долгое время узнать при помощи каких мер почтенный сипах добивается своей безопасности при посещении борделя. Для того чтобы прояснить этот вопрос пришлось даже влезть в епархию Мордрейк, больше известной в широких кругах «Ночного Дартмура» как Речь Эрайи. По счастью эта женщина оказалась вполне вменяемым деловым партнёром, что, впрочем, не мешало Яну считать её фригидной стервой.
По лёгкому знаку руки вперёд вышел Донован и на чистом мадлонгском попросил Адиля, сообщить господину послу, что с ним желает встретиться знатный господин пожелавший остаться неузнанным.

5

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

   Когда по лестнице на второй этаж поднялось два незнакомца, Адиль мгновенно опустил руку на спрятанный в складках ткани клинок. Это была обычная реакция на каждого человека, который мог представлять угрозу, а не потому что тот, кто нарушил покой стража Мехмеда был Ян со своим спутником.
   Адиль не повел и бровью, когда Донован обратился к нему и все на том же мадлонгском языке отвечал:
   -Понятия не имею, о чем ты говоришь, - глаза телохранителя внимательно разглядывали то обратившегося, то его друга, - Скорее всего ты ошибся.
   Пяткой мадложанин ударил по двери, подал знак находящемуся внутри телохранителю, а тот в свою очередь передал сипаху. Группа была готова к любому повороту событий и стук в дверь означал лишь одно – пора собираться и покидать бордель, иначе дело дрянь. Мехмеду потребовалось время, чтобы закутаться в свои тряпки. Девушку, с которой посол недавно развлекался, попросили сидеть молча и ничего не говорить, а телохранитель, находившийся все время в комнате, достал небольшой кинжал.
   Минут через пять дверь приоткрылась, и из комнаты вышло двое мужчин, один был в белом, второй в черном. В руках обоих были кинжалы, и что важно – оба хромали!

6

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

Некромант хмыкнул про себя, оценив такой поворот событий, и сделал знак Доновану отойти к стене и не загораживать проход благородным господам. Сам он сделал тоже самое и чуть-чуть склонился в издевательском поклоне. Не ясно кому из мадлонгцев он кланялся, но точно издевкой выглядело это действо со стороны. Впрочем, если у кого-то существовали сомнения, то Даркмур поторопился их развеять.
- Прошу, проходите, я никоим образом не хотел смущать столь почтенного человека,- произнёс он, после чего добавил уже с немного другой интонацией.- Хотя, такие ваши действия убеждают меня в бесперспективности нашей встречи. С этого момента, я настоятельно советую вам не искать контакта с моими людьми, дабы не отвлекать их на ерунду от по-настоящему важных вещей.
Даркмур вежливо наклонил голову, закончив речь, и сделал знак Доновану стоять смирно, пусть телохранителя и настораживало двукратное превосходство противника на случай непредвиденных обстоятельств. Яна он за боевую силу не считал, ибо не без оснований полагал себя паршивым телохранителем коли дойдёт до того, что господину придётся обнажать меч в свою защиту. А потому он также незаметно как до этого Адиль, сделал движение рукой, приготовившись в любой момент выхватить спрятанный в рукаве клинок. Ян же оценивающе смотрел на двух хромающих типов в одинаковой одежде. Пусть он и раньше не воспринимал возможность договора с Мехмедом, как серьёзное подспорье, но в преддверие того хаоса, что вскоре захлестнет Дартмур срыв такой встречи был для него неприятен. Но что поделаешь - если нет доверия, не может быть никаких договоров.
Впрочем, тоже самое Мехмед мог бы сказать и об Яне, поэтому следовало добавить:
- Если вы уверены в своих людях я готов говорить в их присутствии, но мне не хотелось бы вести беседы в коридоре подобного заведения. Здесь слишком много лишних "ушей".

Отредактировано Ян (2009-10-15 01:22:09)

7

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

   Наглые и черезчур самоуверенные речи Яна получили нужный эффект, правда с определенным привкусом ненависти и злости.
   -Ваши действия, в свою очередь, убеждают нас в бескультурии и хамстве, - прошипел Мехмед на мидарийском, но все-же сдержался и решил дать шанс этим мужчинам. Адиль уже успел подать знак, что эти двое представляют, кто тут и по-какому поводу, так что маскировка была не нужна, для них. В борделе все-равно никто не должен был знать, кто тут и зачем. Посему сипах не стремился снимать головной убор и раскрываться перед всеми.
   -Перейдем к делу, - хмуро произнес посол, ох если бы он общался с королевой в таком тоне, то наверняка их встречи случались гораздо реже,  если бы вообще случались. Адиль вошел в комнату, где несколько минут тому назад Мехмед развлекался с проституткой, выгнав девушку и потребовав держать язык за зубами он пригласил остальных внутрь.
   -Ни о каком доверии сейчас речи быть не может, - начал старый мадложанин, как только дверь в комнату была захлопнута, - Но я думаю у нас будет шанс это исправить. Для начала предлагаю уравнять наши позиции. Вы знаете, кто мы, а кто же вы?
   -Думаю вы не просто так искали нас, - продолжал сипах, не давая ответить на предыдущий вопрос, - потому сразу выкладывайте все как есть.
   Мехмеду даже показалось, что все было сказано слишком грубо, однако это все деловой подход. А злость была вызывана внезапным вторжением в личную жизнь, потому мадложанин решил особо не церемониться с незнакомцами. Адиль и еще один телохранитель внимательно следили за происходящим, если бы что-то пошло не так, они готовы были вступить в бой.

8

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

Ян молча последовал за "хозяином" сего расчудесного помещения лишь слегка мазнув взглядом по отправленной прочь девушке. Грубо работает господин посол, не пройдёт и получаса, как об этой встрече будет знать всё это блистательное заведение. Другое дело, что знание сие отсюда никуда не уйдёт - разве что в руки обольстительной мисс Мордрейк, но она, скорее всего, отреагирует вполне естественно - выставит счет за пользование её территорией.
Совсем не дружеские нотки в голосе посла Мадлонга глава оппозиции пропустил мимо ушей - и не таковских видывали. Да и Ян по-прежнему небо коптит, а где они все? Кто сгинул, а кто и претворяет в жизнь его планы. Некоторые, правда, остались злейшими врагами, но таких - меньшинство... Пусть и враги они - настоящие. Равнодушно пройдя мимо замерших истуканами южан, Даркмур уселся на деревянный стул и закинул ногу на ногу.
- Я искал вас? - Ян позволил себе выразить в словах лёгкое удивление. Получилось очень натурально.- Позвольте, почтенный посол, но вы что-то путаете. Это вы искали меня и посылали своих людей выведать хоть что-то о возглавляемой мною структуре. Имя Весты Ракони, вам знакомо, не правда ли,- некромант не спрашивал, его слова звучали как констатация факта.- И именно от вас я желаю услышать - что вам нужно, сипах Мехмед ибн Меджид?
Донован сделал несколько плавных шагов, и мягкой кошачьей походкой пройдя по деревянному полу замер рядом со своим господином. Ворон же, сделав паузу, дал послу прочувствовать его жест, выраженный в этой довольно нахальной на вид фразе. После чего продолжил, не дав Мехмеду вставить ни слова:
- Что же касается доверия... Оно всегда относительно. Я предпочитаю уважение и не важно, на чем оно основано,- Даркмур снял с лица серебряную маску и отбросил назад капюшон, после чего скрестил руки на груди.- Это ли не проявление уважения, почтенный сипах?

9

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

   Услышав имя Весты Мехмед постарался не проявить никакой реакции, впрочем ему это легко удалось, благодаря ткани обмотанной вокруг головы. Максимум, что мог предоставить Ян в качестве доказательства связи между Ракони и главой мадлонгского посольства – это ее редкие посещения здания миссии и факт прибытия девушки из Мадлонга. Но в самом султанате Веста была представителем Элтерама – заклятых врагов Заркандской верхушки, а потому что-либо утверждать молодому княжичу было слишком рано.
   -Веста, - хмуро произнес сипах, - эта женщина однажды мне чуть горло не перерезала, какое отношение эта дочь проститутки имеет ко мне? – в голосе посла звучало возмущение и раздражение. Собеседник слишком много о себе думал, Мехмед растоптал с  десяток таких же молодых выскочек, растопчит и этого, при желании.
   -Кто бы не искал ВАС, - на слове вас Мехмед сделал ударение, потому как до сих пор пытался изображать непонимание, - Ко мне это никакого отношения не имеет. А если уж кому здесь и нужна помощь, то только вам.
   Яниш наконец показал свое лицо. Даркмур, - сверкнуло в голове с раздражением. К этому пареньку у Мехмеда всегда было крайне негативное отношение, не изменилось оно и после этой встречи. Было крайне глупо показывать свое лицо, даже у стен есть уши, а уж про возможные отверстия в стенах можно было не говорить. Раз сипаха смогли выследить, где гарантии, что теперь инквизиция не следит за передвижениями посла. А их средства и средства опозиции, как мыслилось Мехмеду, были непропорционально разнящимися.
   -Глупо показывать истинное лицо своему врагу, а тем более «другу», - под другом посол подразумевал союзника, потому как дружбы не водил с 30 лет, - Гораздо лучше сделать предложение партнеру и узнать его мнение, нежели вот так глупо раскрываться.

10

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

Реакция посла Яна не удивила - за то время как эту связь удалось установить, агенты много чего накопали на Весту Ракони. И тот эпизод, что упоминал Мехмед действительно имел место по косвенным данным, но и сомнений в том, что девушка работает на посла у Даркмура не было. К счастью по последним данным она покинула столицу несколько дней назад и докричаться до ней мадложанин не мог при всём желании. Так что некромант мог использовать это, чтобы блефовать по черному, с полным равнодушием и абсолютной уверенностью в самом себе.
- Правда? - поинтересовался он.- А она поёт по другому. Впрочем, действительно, чего еще ожидать от девушки люто ненавидящей вас,- некромант пожал плечами.- Её слова нуждаются в более серьёзной проверке, чем мне казалось. Мерзавка умеет убеждать.
Усмехнувшись Даркмур наблюдал за действиями южанина и его телохранителей. Сильно мешала закрывающая всё тело одежда посла и поэтому было сложно прочитать лжет он или говорит правду. Велатос, если бы у Яна была возможность он бы говорил смотря в лицо Мехмеду и в то же время держал руку на пульсе старого мадложанина! А так - некромант мог судить о реакции собеседника только по тембру голоса, блеску глаз и тем жестам, которые тот делал при движениях. Маловато, что тут скажешь...
- Возможно,- улыбнулся он, в ответ на поучения старика.- И тем не менее я больше верю в страх...- Ян не стал говорить, что его договорённости с Мордрейк охватывали многие сферы их отношений, а Речь Эрайи уверенно держала руку на пульсе событий в бордельном мире столицы. Шпионы инквизиции выявлялись здесь едва успевали внедриться. Впрочем, как и его собственные. Натаниэль кусал локти от зависти не в состоянии похвастаться такой же оперативностью.- Но я хотел бы построить наши отношения не на подозрениях и недоверии, а на взаимном уважении,- слегка склонив голову произнёс он.- А потому предлагаю простую и честную сделку - информация с нашей стороны, взамен на некоторые услуги с вашей.
По здравом размышлении некромант решил, что не стоит полностью открывать карты и сообщать мадложанину о уже достигнутой договорённостью с правящим домом провинции Тару. Отношения между господами Зарканда и Тару никогда не отличались особой теплотой, а потому такая информация могла бы стать козырем для посла могущественного визиря против его нынешних союзников. Также Ян намертво запомнил лицj присутствующего здесь Адиля и ауру Мехмеда ибн Меджида - слух о том что тот является неплохим иллюзионистом оправдывался - если всё же информация о встрече выйдет за эти стены клинки убийц опустятся именно на эту троицу. Личность последнего телохранителя вычислить наверняка удастся, пусть это будет и сложновато. Иллюзий о возможностях своих людей он не питал, однако также хорошо знал - можно пережить первое покушение, второе, третье, но когда-нибудь тебя достанут, и будет ли то покушение первым или десятым не сыграет никакой роли.

Отредактировано Ян (2009-10-21 17:47:38)

11

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

   Глаза мехмеда налились яростью. Нет никто не смеет так бесцеремонно вторгаться в жизнь столь высокопоставленного человека, о чем бы он не хотел поговорить. Упрекать в каких-то требованиях. Да будь он человек из личной гвардии султана, так дела не ведутся.
   -Если вы пришли упрекать меня, - прошипел разозлившийся не на шутку посол, - то можете проваливать обратно туда, откуда появились. И никогда не смейте появляться у меня на глазах – это в ваших же интересах.
   Мехмед начинал понимать, за что все так не любят этого хамливого мальчугана. Он уже давно повзрослел, а вел себя как сорванец, не наученный в детстве тому, как стоит вести себя в обществе. Старик перевел взгляд на Адиля, своего верного телохранителя, тот в ответ кивнул и направился к дверям.
   -Мой вам совет, научитесь, вести дела, как того требует современный мир, - Мехмед начинал уже думать о том, что Ян просто сумасшедший, - Еще раз мы встретимся в подобной ситуации, кто-нибудь обязательно об этом узнает. Тем временем Адиль уже открыл дверь, и трое мадложан поспешили покинуть помещение, дабы не дышать одним воздухом с этими отвратительными людьми.
   Уже на выходе из борделя, Мехмед на родном языке спросил: «Узнайте, наконец, что случилось с этой мидарийской шлюхой, не хочу больше слышать ее имя». Все погрузились в карету, которая отправилась вновь петлять по городу, прежде чем снова остановиться возле посольства.

=> Мадлонгское посольство

Отредактировано Мехмед (2009-10-21 17:45:59)

12

Пятый день лета 704 года, около трех ночи

- Хм, да простит мне мои слова сиятельный княжич,- произнёс Донован, когда они выходили из борделя.- Вам стоило подкорректировать планы, прежде чем показываться на глаза послу. Это уже не говоря о том жутком блефе связанным с этой девчонкой. Наши люди до сих пор её не поймали.
На сей раз Ян повёл себя на диво странно - вместо того, чтобы вежливо попросить телохранителя заткнуться он позволил себе проявить внешне ту досаду, что теребила его изнутри последние несколько минут.
- Не рассчитал,- проговорил он.- Не ожидал от посла подобной непрактичности. При тех то коленцах, которые он выкидывает хотя бы ради этих визитов по борделям, стоило бы допускать шанс подобной погрешности в моих суждения...- некромант сделал жест будто бы посыпая голову пеплом.
- Будем привлекать Эр'Дви или кого-то из "звёзд", чтобы убедить посла в его ошибках? - поинтересовался Донован.
- Нет,- теперь уже на телохранителя смотрел обычный Ян и тот, кивнув, забрался в седло.
"Договор с послом был бы приятным бонусом, но он не имеет практической необходимости. В преддверие крупной операции такие "левые" контакты даже не желательны. Хотя наблюдение снимать не стоит - если южанин или кто-то из его людей стакнется с инквизиторами, их придётся убирать".
Пара всадников отъехала от борделя и двинулась дальше по улице...


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Квартал удовольствий: бордель мадам Розалинды