Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Княжеский замок » Кабинет Дорна Даркмура.


Кабинет Дорна Даркмура.

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://keep4u.ru/imgs/b/2009/04/14/d9/d9d1d2cd901ba9a675.jpg

В небольшом полутемном помещении в западном крыле замка князь проводит время, думая о государственных делах или просто, когда хочет побыть один. У высокого окна, забранного тяжелой решеткой, стоит крепкий дубовый стол, рядом - пара стульев. Даркмур не любит, когда в его кабинет набивается много народа, поэтому, как правило, все неофициальные важные дела князь предпочитает решать, сидя напротив единственного собеседника. На столе, покрытом пятнами чернил, в беспорядке накиданы свитки бумаги, пара книг в основательном переплете и сломанные перья. На стене, рядом со столом, висит искусно вышитая карта Рассейнда и окрестных земель. Напротив стола стоит высокий угловой шкаф, на полках которого аккуратно и бережно разложены книги и свитки, временно перекочевавшие сюда из княжеской библиотеки. Слева, в углу, у двери, находится массивное кресло, установленное так, чтобы сразу видеть вошедшего, оказывающегося к нему спиной. Тяжелая дверь и надежный замок, который может запираться как изнутри, так и снаружи, наверняка смогут вынести несколько сильных ударов небольшого тарана, если кому-то потребуется осаждать кабинет князя Даркмура.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-04-14 19:19:40)

2

Второй день первой игровой дюжины - 57 день весны 703 года

Князь с грохотом захлопнул за собой тяжелую дверь своего кабинета и, бросив кинжал на стол, упал в кресло, ударившись и без того болевшей головой о резное деревянное навершие спинки. Прошипев сквозь зубы ругательство, Дорн задумался. Постепенно круговерть мыслей приходила в порядок, ярость в груди оседала, оставляя после себя усталость от пережитых эмоций. Как там Бертран в Мидарисе, - подумалось князю. В дипломатических способностях своего сотника Дорн не сомневался. Он знал, что тот сделает все, чтобы его слова и воля его князя были услышаны. Переговоры княжества с Мидарисом о пошлинах давно стали чем-то повседневным, но вот намечавшегося союза королевства с Мадлоногом нельзя было допустить любой ценой. Взгляд князя упал на бумаги на столе и недописанное письмо брату. Перед мысленным взором князя пробежали написанные с легким наклоном влево строки
Дорогой Ян, - здесь Даркмур не удержался, хмыкнул, вспомнив, какую сумму он отписал брату на устройство в Мидарисе, а также замок, построенный на эти деньги, -
знаю, что своим вниманием жалую тебя нечасто, и письма мои тебе весьма редки, но не был бы ты так любезен прибыть, как выдастся свободное время, в Морог, дабы мы с тобой могли обсудить наши житейские мелочи, тем более, что в замке моем ты всегда желанный гость.
Дорн знал, что хитрый, словно лис, братец, прочтет между строк то, о чем князь писать в письме не хотел - приезжай срочно, будем говорить о делах.
..всегда желанный гость.
Даркмур задумался, что написать еще, но потом решил, что красивых речей довольно, быстро поднялся с кресла, подошел к столу, капнул на лист бумаги воском и оттиснул в углу свою печать.
Твой брат и князь Рассейнда, Дорн Даркмур.
Выглянув в коридор и крикнув слугу, князь отдал запечатанный лист письма, наказав в кратчайшие сроки доставить его Янишу Даркмуру и, проводив взглядом поспешно ушедшего выполнять приказание, вновь вернулся в кабинет и уселся в кресло. В начавшую проходить голову вновь начали пробираться мысли о сегодняшнем нелепом происшествии с воровкой. Дорна нисколько не волновало то, что он отпустил ее - приведшие девчонку люди, не дождавшись казни или публичного отсечения руки, которое полагалось всем ворам в княжестве, сочтут, что князь решил сгноить вервольфа в темнице, посудачат немного, да и забудут. Обычное дело. Нет, Дорна заботило вовсе не это. Князь задумался о том, что он, впервые за все время, которое был облечен властью править и судить, он отпустил человека, по сути пошедшего против закона княжества, и не просто человека - нелюдь, и, что того хуже, вервольфа. Князь потряс головой, отгоняя эти раздумья, но они сейчас же назойливым роем вновь заполнили его мысли. Что-то в этом было, и это надлежало еще обдумать. Дорн мысленно отметил этот момент, несмотря на то, что чувствовал, что так просто осадок от сегодняшнего происшествия не даст о себе забыть.
Мысли князя приняли иной ход - он подумал о Хелдис, и сразу же почувствовал легкое раздражение. Да, он любил свою жену и был безмерно ей благодарен за все то, что она привнесла в его жизнь, но вот так, одним своим словом, сбивать его решения, как она это сделала сегодня.. Не будь ее, сейчас бы на городской площади объявляли об очередном наказании для очередного преступившего закон. Дорн одернул себя. Тоже мне, мститель, - подумалось ему, - руки детям рубить.. Или, все же, вервольфам, нелюдям, перешагнувшим через законы людей? Почувствовав, что вновь начинает думать о воровке, князь с шумом выдохнул, легко пристукнул кулаком по подлокотнику кресла и вышел из кабинета. Как бы то ни было, а с женой он за весь день перекинулся только парой слов, и те - вновь о проклятой девчонке.

>>> Княжеские покои.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-03-17 22:12:48)

3

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

- Завтра к вечеру, в это же время, князь желает видеть вас, госпожа
Как всегда, посыльный от князя, прибывший в ее дом вчера вечером,  был немногословен и ушел  тотчас после того, как Венди легким кивком головы дала ему понять, что сообщение принято и будет исполнено. 
Каждый раз, когда князь изъявлял желание видеть ее, Венди готовилась к визитам чуть ли не с той же тщательностью, что и к каждому заданию, которое он ей поручал.  Ее внешний вид должен  быть безупречным. Всегда. Никаких исключений из этого правила не было, и быть не могло. 
Венди стояла перед зеркалом и придирчиво осматривала свое отражение в нем.  По меркам богатой знати и не менее богатых купцов одевалась она довольно просто, если не сказать – скромно.  Ее платье не отличалось кричащей роскошью, хотя она вполне могла себе это позволить.  Никакой россыпи драгоценных каменьев, нагромождения бархата и парчи и моря кружев.  Тем не менее,  вся ее одежда шилась исключительно из самого дорогого и качественного полотна и сукна и носила она ее с таким достоинством, что могла посоперничать в этом  с любой знатной дамой (в том случае, если бы ее такое соперничество заинтересовало).  Можно было отметить еще одну особенность:  Венди  испытывала пренебрежение к любого рода украшениям, и никогда не носила ни ожерельев, ни колье, ни колец, ни браслетов, ни даже тоненькой цепочки.  Даже уши ее ни разу в жизни не были проколоты.
Сегодня на ней было довольно строгое, но в то же время довольно изящное платье из серебристо-серого полотна, единственным украшением которого служила вышивка серебряными нитями и мелкими горошинами жемчужин.
Едва Венди пришла к выводу, что выглядит она достаточно хорошо для того, чтобы предстать перед князем, в дверь робко постучали и прислуга, войдя, сообщила, что ее лошадь была снаряжена и подана к двери.  Венди взяла из ее рук теплый плащ, отороченный мехом, и на ходу накидывая его и застегивая у шеи, вышла из дома.  У крыльца ее ждал прекрасный представитель рассейндской породы лошадей – крепкий, с широкой грудью и сильными ногами скакун гнедой масти. Венди относилась к нему так, как относилась к мало кому из людей – как к верному другу, так как вместе с ним она провела больше времени, чем с кем-либо другим в Мороге. На сей раз скакун, имя которому было Тень, был снаряжен «женским» седлом, на которое Венди взобралась легко и без посторонней помощи. Отдав короткие распоряжения прислуге, она не спеша отправилась к замку по мощеным улицам столицы.
По обыкновению, она не стала подъезжать к парадным воротам, а свернула к востоку. У восточных ворот ее привычно встретила личная прислуга князя. Этот человек вежливо ей поклонился, помог спешиться, и как всегда, предложил следовать за ним. Ритуал, знакомый до мелочей.  Если бы ее предоставили самой себе, она без труда смогла бы найти кабинет Его Сиятельства, где он ее обычно принимал. Но – это княжеский замок, а не чиновничий дом, и этикет есть этикет.  И как бы мало он ни значил для нее, для Него он с детства значил много.

По привычке двигаясь быстро, легко и почти бесшумно, если не считать легкий шелест платья, Венди следовала по длинным и запутанным  коридорам через весь замок, в западное его крыло. Наконец, они  остановились  перед тяжелой дверью, Венди сняла и передала прислуге плащ, тот постучал и отворил дверь и жестом пригласил ее войти. Девушка, тихо прошелестев платьем, прошла через приотворенную дверь, сделала два небольших шага внутрь комнаты и, остановившись напротив человека, сидевшего за столом, присела в низком поклоне.
- Ваше сиятельство, - негромко проговорила она, - Вы желали меня видеть.

Отредактировано Венди Лемарр (2009-04-21 20:49:22)

4

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

Двор замка >>>
- Ваше сиятельство. Вы желали меня видеть.
Появление Венди, с тех самых пор, как она работала посланницей по особым, неофициальным, поручениям, почти всегда начиналось с этих слов. Слова - и поклон. Несмотря на то, что посланникам князя, как и его гонцам, было дозволено представать перед князем, невзирая не свой внешний вид, Венди с болезненной пунктуальностью стремилась соблюдать придворный этикет, умудряясь привести себя в относительный порядок даже после долгой дороги. Сейчас же у нее было предостаточно времени - Лемарр одела изящное серое платье дорогого шелка, расшитое жемчугом.
- Садись, Венди, - князь указал на стул напротив.
Мысли никак не желали приходить в надлежащий порядок, и, как Даркмур не пытался собраться, казалось, что в голове царит полнейший хаос. Князь, прикрыв глаза, провел по лицу рукой. Сумасшедший день. И все началось с этой девчонки. Оборотень... Потом Хелдис... Казалось, не будь того раздора с Хелдис, не было бы и этой ее неожиданной находки - смешно было, конечно, в это верить, но именно так сейчас князю и казалось. Он бы не пошел в город, не было этого тревожного предсказания гадалки, а сейчас он бы спокойно все обсудил с Венди, и над ним бы не висел предстоящий тяжелый разговор с женой. Князь вновь провел по лицу рукой и, подперев подбородок, замер, уставившись в пространство. Что делать, что делать... Поймав на себе выжидающий взгляд Лемарр, Дорн вздохнул и задумчиво потрепал угол бумажного листа, небрежно валявшегося на столе среди груды ему подобных. Неожиданно ему подумалось, что, несмотря на читаемое в ее глазах стремление уловить и намертво запечатлеть в памяти каждое его слово, а также выполнить все, что он скажет, любой ценой, и, в то же время, с поистине ювелирной точностью и без малейших осложнений, порой в них скользило нечто большее, чем простая преданность или даже обожание подданного. Мелькало на миг, и вновь - само внимание и сосредоточенность, не пропустить ни слова, ни полслова. Может быть, Даркмур сам накручивал себя, а может быть... Впрочем, какое это все имело значение... Поняв, что пауза затягивается, князь встряхнул головой, отгоняя все лишние мысли. Получилось не очень успешно.
Без долгих предисловий, глядя в серьезные глаза Венди, он начал:
- Мидарис не в восторге от пошлин, налагаемых за провоз товаров через Рассейнд. Мне абсолютно все равно, от чего королева не спит, но мне кажется, что она попытается договориться с барами. Я не знаю, как, но я бы на ее месте попытался, и я знаю, что она это сделает. Сейчас я ожидаю вестей из Дартмура. Я не думаю, что они сильно изменят мое мнение относительно этого вопроса. Кэрриган надо опередить или помешать ей. Успешных переговоров с Осенним лесом допустить нельзя. Я не буду тебе описывать всего, чем это грозит - я думаю, ты и сама все прекрасно понимаешь. И еще. Мне не надо говорить тебе, что я не хочу, чтобы Кэрриган знала о вмешательстве Рассейнда. Ты отправишься в Осенний лес в самые ближайшие дни. Я все же хочу дождаться вестей от Бертрана. Все подробности того, что предстоит сделать, ты узнаешь перед самым выездом из города. Сейчас - у тебя есть не менее двух дней на подготовку. Поедешь одна. Может быть, я дам тебе сопровождающего, но на это рассчитывать не надо. Все, что тебе понадобится, я предоставлю. Если надо, комната в замке к твоим услугам.
Даркмур помолчал, собираясь с мыслями. Если Кэрриган прознает, что он задумал, открытого конфликта с Мидарисом не миновать, но если бары согласятся на ее предложение, княжество ждут тяжелые времена. Очень многое зависело от того, как Венди справится со своим поручением, и князя, что и говорить, сейчас терзали сомнения, но выбирать не приходилось.
- Теперь я слушаю, что скажешь мне ты.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-04-21 21:54:26)

5

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

- Садись, Венди.

Венди послушно присела на стул, внимательно и с любопытством глядя на князя. Как верный пес чувствует малейшее изменение в настроении хозяина,  она почувствовала, что князь был не в духе еще в тот момент, когда она вошла в кабинет. Сейчас же, сидя прямо напротив него, она поняла, что князь был не просто не в духе.  Зная его столько лет, она могла с уверенностью сказать, что князь был чем-то серьезно смущен и обеспокоен. Слегка опустив голову, она внимательно смотрела на него из-под ресниц и, сама не зная почему, тоже почувствовала тревогу. 
Князь молчал, и она наблюдала за тенью на его лице, отсутствующим взглядом, складками на переносице… Но вот он встряхнул головой и снова заговорил и Венди, не меняя ни позы,  ни выражения лица, ни даже поднимая глаз, вся превратилась в слух.
То, что говорил князь, не было новостью ни для нее, ни для любого думающего человека.  Учитывая натянутые отношения  между двумя государствами и очевидно невыгодную позицию Мидариса в плане необходимости выплачивать немалую пошлину за провоз товаров через территорию княжества, попытка королевы договориться с барами была всего лишь вопросом времени. А так как и младенцу было понятно, что такое развитие событий Рассейнд устраивать не могло, Венди давно предполагала, что рано или поздно ей придется сыграть какую-нибудь роль в вопросе. Малую ли, большую ли – это уж решать князю.

- Теперь я слушаю, что скажешь мне ты.

Венди ответила не сразу, обдумывая услышанное.  Наконец она заговорила – тихо, не спеша, взвешивая каждое сказанное слово:
- Поистине,  ваше сиятельство, вы правы:  только наивный мог подумать, что королева не решится на такой шаг.  Видят боги, он настолько соблазнителен для Мидариса, что королева не побоится испортить  и без того натянутые отношения с Вашим княжеством.  На мой взгляд, столь же неразумно было бы помешать посланцам королевы добраться до Осеннего леса в целости и сохранности.  Случись что-то с королевскими посланцами, подозрение неминуемо падет на Рассейнд, а нам это не на руку. Думаю, что в этом вопросе любой грубый и непродуманный шаг может грозить весьма неприятными для нас последствиями…
Венди снова помолчала, задумчиво дотрагиваясь кончиками пальцев до подбородка.
-  Я думаю, что тот факт, что посланцы Мидариса до сих пор не отправлены в Осенний Лес свидетельствует о том, что королева не уверена в успехе затеи. Оно и понятно: бары – народ простой, но они не идиоты. К тому же, людей они не жалуют и вряд ли примут их с распростертыми объятиями, от кого и с какой бы миссией они ни прибыли. Я думаю, что здесь нужно и возможно было бы сыграть на их предубеждении и опасениях, и сыграть так, чтобы их недоверие к Мидарису возросло и окрепло. Сделать это будет непросто…  если бары почувствуют, что ими манипулируют, это их сильно разозлит.  И все же это не невозможно, - добавила Венди, взглянув на князя с легкой улыбкой.  – Как вы изволили заметить, нельзя, чтобы Ее Величество узнала об участии Рассейнда в деле. Значит, мне придется прибыть в Осенний Лес не из Рассейнда, - снова улыбка и лукавый взгляд. – Как и всегда, я буду готова выехать по первому Вашему требованию, а также буду ожидать дополнительных сведений, которые, как известно, никогда не бывают лишними…  Ваше сиятельство, как всегда, предусмотрительны, но не думаю, что мне понадобится комната в замке. Вы знаете, что я смогу прибыть в замок в любой момент, - она слегка поклонилась, сделала небольшую паузу, глядя на князя, и осторожно добавила:
- Если именно эти новости омрачают сейчас Ваше чело, я была бы счастлива заверить Вас, что сделаю все возможное, а также…, - она снова улыбнулась своей легкой, лукавой улыбкой, - все невозможное, чтобы устранить причины беспокойства.

Отредактировано Венди Лемарр (2009-04-22 10:51:16)

6

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

Князь слушал Венди и понимал, что лучшим все же было сначала поговорить с Хелдис – тогда бы тяжелая туча серьезного разговора не нависала бы над ним, мешая сосредоточиться на делах, которые ему предстояло решить как правителю княжества. Даркмур слышал все, что говорила ему посланница, но до сознания доносились лишь обрывки фраз – королева… помешать посланцам… шаг может грозить… Дорн зажмурился и потер переносицу – не время для усталости, не сейчас. Венди на миг замолчала, и князь взглянул на нее, решив, что она ждет ответа, но посланница продолжала свою речь – тихий и ровный голос… Да, пожалуй, все, что она говорила, было разумным и в той или иной мере совпадало с планами князя, оставалось только слегка все скорректировать, но не сейчас. Свое поручение Лемарр получит за несколько часов до выезда. Князь ни на миг не забывал, что и у стен есть уши, и даже здесь, в стенах своего кабинета, ему не хотелось обсуждать то, что за два дня, данные Венди на подготовку, может с треском провалиться. Тем более, что пока не были известны вести из Мидариса. С каждым часом князь начинал сомневаться в правильности своего поступка, который иначе, как ребячеством, даже сам Дорн назвать сейчас не мог – отправить посла, лишь для того, чтобы позлить королеву и ее пса…
- …сиятельство, как всегда, предусмотрительны, но не думаю, что мне понадобится комната в замке. Вы знаете, что я смогу прибыть в замок в любой момент, - Венди слегка поклонилась и добавила, - Если именно эти новости омрачают сейчас Ваше чело, я была бы счастлива заверить Вас, что сделаю все возможное, а также все невозможное, чтобы устранить причины беспокойства.
Лемарр легко улыбнулась, и князю вновь померещилось нечто, что никак не должно было быть в учтивой улыбке преданной подданной.
Дорн задумчиво покивал головой.
- Я не сомневаюсь. Это тебе и придется сделать. Если бары увидят подвох, королева тебя уже беспокоить не будет. Сейчас я бы хотел знать – приходилось ли тебе сталкиваться с барами до этого? Библиотека в твоем распоряжении, а я постараюсь найти тех, кто сможет тебе рассказать о них больше, чем скажут книги.
Сейчас Даркмур, наверное, впервые за все время, жалел о том, что тщательно избегал любого общения с оборотнями – как бы оно сейчас пригодилось…

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-04-24 08:06:15)

7

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

Выслушав ответ князя, Венди удивленно вскинула бровь.  Никакой определенной реакции на ее последнюю фразу не последовало, и этому могло быть две причины: либо князь умышленно изволил не отвечать на ее завуалированный вопрос, либо он на самом деле пропустил мимо ушей то, что она сказала. Венди склонна была предположить второе, и это несколько ее задело.  Странный разговор.  Зачем нужно было спрашивать ее мнение, если в данном случае князю оно было неинтересно? Она поджала губы и снова внимательно взглянула на сиятельного собеседника.  С другой стороны, причины беспокойства князя должны быть действительно серьезными: за все годы, что она его знала, он ни разу не позволил себе быть рассеянным, когда говорил о деле.  И если это действительно так,  негоже было его задерживать.
Венди кивнула и поднялась со стула
- Кое-что о барах мне известно, - все тем же ровным, деловым тоном произнесла она, -  Но, думаю, в этом вопросе любая информация не будет лишней.  Поэтому, ваше сиятельство, я буду вам весьма благодарна, если вы позволите мне воспользоваться замковой библиотекой. Если вы не возражаете, я воспользуюсь ей завтра. Если же вы сможете найти человека, обладающего более детальной информацией – тем лучше. Я буду рада поговорить с ним.
Сделав небольшую паузу, она добавила:
- Будут ли еще какие-нибудь распоряжения, Ваше Сиятельство?

8

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

- Все, Венди. Ты можешь идти, - князь вновь на краткий миг взглянул в серые глаза посланницы. Несмотря на то, что лицо ее не отличалось утонченностью черт, оно было привлекательным - в нем чувствовалась та воля и страсть к свободе, к которой привыкали с детства люди, росшие вдали от крупных городов. Даже сейчас, несмотря на годы, проведенные в Мороге на службе у князя, казалось, что Венди больше подойдут не строгие и дорогие наряды, которые, как многие находили, были ей очень к лицу, а простые расшитые цветными нитями платья ресских женщин. Даркмур глядел на девушку и видел ее волосы, свободно развевающиеся на ветру вольных ресских степей, вовсе не забранные в красивую, но строгую прическу...
Дорн вздрогнул - в самом деле, что это на него нашло - раньше он никогда этого не замечал, а сейчас... Глаза снова наткнулись на прямой взгляд посланницы, и князь почувствовал растерянность, вызванную своими же столь неожиданными эмоциями.
Усталость... Это все усталость... Еще разговор... Хелдис...
Если бы в комнате никого не было, кроме него, князь, наверное, зарычал бы, словно дикий зверь, но не сейчас. Не сейчас и не сегодня.
Даркмур, не обращая более внимания на посланницу, отвернулся к окну. Вечерние сумерки окутывали двор замка серыми тенями. В мыслях князя вновь возникло лицо Венди, но Дорн поспешно прогнал эти мысли. Унявшаяся после прогулки головная боль вновь начала возвращаться, сжимая виски.
Князь смотрел на подступавшие за окном сумерки.

9

Второй день первой игровой дюжины 57 день весны 703 года

Понимая, что слова князя означали окончание разговора, Венди ничего не ответила и снова присела в поклоне. Задерживаться более было незачем, но перед тем, как повернуться к двери, она поймала на себе его взгляд и на несколько секунд замерла. Все эти годы, с самого первого раза, когда он заговорил с ней, такой его взгляд - прямой взгляд в глаза, заставлял ее почувствовать себя так, будто все щиты и панцири, нарощенные ею за столько лет, все ее самообладание, даже все ее знания таяли, как неверный туман и делали ее снова испуганной, невежественной девчонкой, какой ее когда-то нашел Ланс. Это чувство ее смущало, приводило в замешательство, и она поскорее старалась избавиться от него, но в то же время неосознанно надеялась, что вскоре снова встретит его взгляд своим...
Благодаря богов, что в полутьме кабинета трудно было увидеть вспыхнувший на ее щеках румянец, Венди заторопилась прочь. У дверей ее ждал верный слуга князя, все еще державший в руках ее плащ. Он поклонился ей, предупредительно помог ей закутаться в плащ и снова зашагал впереди нее, провожая ее во внутренний двор. Сейчас его присутствие только раздражало. Венди не терпелось остаться наедине с собой и привести свои мысли в порядок. Но вот, наконец, - спасительный воздух внутреннего двора, пара вежливых кивков на прощание, и мерный стук копыт верного скакуна, несущего ее обратно, домой.

====> Дом Венди Лемарр

10

Третий день первой игровой дюжины - 58 день весны 703 года, утро

Утро... Что такое... Ах, да... Вчерашний день, не выходил из кабинета... Хелдис!
Князь вскочил - движение болью отозвалось в голове. Вчера он и не заметил, как, сидя в своем кресле, заснул, положив голову на руки. Мысли катились каруселью, а разговор с супругой... Надлежало все обдумать. Вот, и обдумал - проспал всю ночь.
Даркмур выглянул в распахнутое окно - легкий теплый ветер пробежал по лицу, но долгожданной свежести с собой он не принес. Князь, прищурившись, поднял глаза  к солнцу - было около девяти утра. Он с отвращением оглядел себя - все тот же серый плащ наемника. Хотелось умыться, и как можно скорее.
Дорн быстро подошел к двери и рывком открыл ее. Пустой коридор. Никого.
Где они все бродят... Когда не надо, рыщут все.
Князь почувствовал начавшую закипать злость.
- Вардаш! - рявкнул Даркмур и, отвернувшись, изо всех сил хлопнул тяжелой дверью. Удар отозвался в коридорах громким эхом.
Спокойно...
Дорн подошел к шкафу и провел кончиками пальцев по переплетам книг и страницам свитков. Все мысли вчерашнего дня, развеянные беспокойным сном, вновь подступали, окружая князя.
Тихий скрип двери.
- Доброе утро, милорд.
Даркмур повернулся к слуге.
- Где княгиня? - в его голосе прозвучало едва сдерживаемое раздражение.
- Миледи в покоях. Отдыхает. Прибыла госпожа Лемарр.
- В библиотеке?
- Да, милорд.
- Хорошо. Иди.
Вардаш, низко поклонившись, скрылся в полутьме коридора. Дверь за ним затворилась.
Даркмур немного постоял, глядя в пол кабинета а затем, прихлопнув тяжелый фолиант рукой, вышел вслед за слугой.

>>> Княжеская библиотека

11

Третий день первой игровой дюжины - 58 день весны 703 года, утро

Княжеская библиотека >>>

Даркмур сидел в своем кресле, задумчиво вертя в пальцах простое медное колечко, снятое с лапки сокола. Прозвучавший в сознании крайне лаконичный текст послания до сих пор звучал в мыслях сплошным фоном. Что ж... Брат и сам догадался извлечь для себя выгоду из рискованного предприятия князя и сейчас предлагал свою помощь. Помощь и сопровождающего. Было ли это попыткой контролировать неофициальное посольство Дорна и быть в курсе и этих дел - да. Пожалуй, это князь мог это утверждать с изрядной долей уверенности. Было ли это помощью брата? Вот это только может быть. Князь не витал в облаках по поводу братской любви Яниша, несмотря на дружбу, которую поддерживали братья.
Значит, человек Яна уже в пути. А может быть, и не совсем человек - туманный текст послания заставлял путаться в догадках, но основная мысль была ясна - Венди встретится на границе Осеннего Леса с сопровождающим. Как он заявит о себе, Дорн не знал. Не знал он и причин, по которой ему можно было бы доверять, но то, что брат не навредит Рассейнду, князь знал очень хорошо. Пусть будет так.
- Вардаш!
На этот раз слуга появился гораздо быстрее,чем в первый раз.
- Лемарр сюда. Немедленно. Пусть ожидает. Я сейчас приду.
Как бы то ни было, а Даркмур не раз уже замечал, что когда на сердце было неспокойно, все прямо-таки валилось из рук. Пусть сейчас он не поговорит с женой, но пока он хотя бы не увидит ее и не обмолвится парой слов - и речи ни о каких делах быть не может. Все будет только насмарку.
Хлопнула тяжелая дверь кабинета и по коридору прозвучали быстрые шаги.

>>> Княжеские покои

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-05-07 07:08:22)

12

75 день весны 703 года.

Нахальный солнечный лучик прыгнул в глаза Яну, заставив того сделать безуспешную попытку перевернуться на другой бок. Безуспешную? А почему собственно? Стоило первым мыслям закрасться в голову, как они уже поселились там накрепко и сон уже не спешил вновь захватить в плен сознание княжича. Не успел он подумать о том, какое паршивое свойство организма - почти полная устойчивость к спиртному, как под черепом будто зазвенел замковый колокол, чего в принципе быть не могло.
"Ох... моя голова... невосприимчивость... какая к гхыру невосприимчивость?! О гхыр! Мешать медовуху с пивом и "эликсиром" замкового колдуна было дурацкой идеей. Где это я?"
Осторожненько приоткрыв веки... самую-самую малость, чтобы только рассмотреть стену, оказавшуюся прямо перед носом Яна. Тут же выяснилась и причина, по которой ему не удалось повернуться - тяжёлая медвежья шкура которая была накинута на княжича и придавлена упавшим сверху дубовым стулом.
"Стоп! Это не гостевые покои! Откуда здесь эта... К гхыру! Ой!"
Попытка встряхнуть головой отдалась новой порцией боли.
"Твою ж... что вчера было-то?"
Осторожно выпутавшись из шкуры, Ян повертел головой по сторонам и обнаружил таки источник света, который сослужил ему сегодня препаршивейшую службу. Зарешеченное окно из которого сейчас на него весело смотрело проклятое летнее солнце. нет, еще не до конца летнее, но не суть...
"Я что - в тюрьме? Это чтож учудить надо было? Вроде и не много выпил... ай-я-яй... надо ополоснуться".
Княжич повертел головой по сторонам в поисках чудодейственной бадьи с водой, которая обычно бывает в каждой приличной камере. Да так и замер.
"Вот почему я постоянно нахожу приключений на свою ж-ж-жизнь, а?"
Был он в кабинете Дорна. Бумаги, обычно лежащие на столе, сейчас были сметены на пол, и на столешнице устроился сам сиятельный князь, замерший в позе эмбриона. На полу блаженно посапывали какие-то красивые девушки, обнявшие друг друга как страстные любовницы. Как следует, напрягая память, Ян вспомнил, что он познакомился с ними пару дней назад в столичном отделении ассоциации чародеев. В общем, побудка в лучших традициях Даркмуровской мидарийской молодости. Осталось выяснить, что здесь делает однолюб Дорн и как они оказались в его кабинете? В любом случае это нужно будет сделать как можно дальше от оного помещения, поскольку темперамент указанных чародеек он смутно представлял. Как и то, что с пьяни не сможет не то что их утихомирить, но даже и щит Теней создать... а без него, увы, не выжить. Мысли Яна не расходились с делом и он начал тихо искать разбросанные по комнате предметы своей одежды, кое-как напяливая оные на себя.

Отредактировано Ян (2009-07-15 19:48:48)

13

75 день весны 703 года

Совсем близко, над ухом, раздался легкий стук и скрип. Даркмур приоткрыл один глаз. Несмотря на то, что, подобные пробуждения, вырывая его из сна, всегда раньше на некоторое время заставляли путаться мысли, сегодня, как и в последние дни, сознание Дорна мгновенно подчинилось воле своего хозяина, словно бы оно продолжало бодрствовать даже когда князь спит.

Даркмур уже не обращал внимания на подобные изменения в себе. Если говорить точнее, он уже не помнил, того, что был другим. Все то, что за последний месяц казалось знавшим князя кардинальными и резкими переменами, Дорн уже не воспринимал таковым. Если бы каким-то образом ему удалось вернуться в дни последних недель, он бы заметил, что с каждым новым днем перемены становились все более сильными, прочно закрепляясь в нем, и, в то же время, все меньшими они ему казались. Так ребенок, познавая мир, находит все меньше причин для того, чтобы утолить свое любопытство, и при этом, меняясь, растет и взрослеет. Только вот не был князь ребенком. Подданые разводили руками и качали головами, недоумевая, близкие хватались за головы. Все то, что составляло князя, словно бы распалось в прах, будто бы никогда и не существовало. Придворные видели нового правителя, а княгиня видела человека, который, оставаясь внешне ее супругом, был очень далек от того человека, за которого она выходила замуж и которого, как ей казалось, она знала всю жизнь.

По комнате скользнул размытый силуэт. Представитель мидарийской оппозиции метался по комнате, спешно напяливая на себя разбросанную тут и там одежду. Князь скосил глаза вниз - совсем рядом, в полушаге от стола, уютно устроились, прикрывшись пледом и частью шкуры, покрывавшей пол. Несмотря на это, по отдельным частям девушек, соблазнительно видневшимся из-под покрывала, было понятно, почему Ян очень избирательно поднимал с пола одежду.
Даркмур, по-прежнему не меняя позы, покосился на себя. Одежда на нем была, что не могло не радовать. Впрочем, он это и так знал. Кристально чистое сознание, которое накануне не смогли замутить бутыли крепкого мидарийского вина, послушно являло ему события прошедшего дня - заскучавший в покоях родового замка брат, две его случайные знакомые с навыками волшебства, прихваченные для компании, веселый кабак. Даркмур поморщился - вчерашний вечер не вызывал у него никаких эмоций. Точнее говоря, тех эмоций, которые знавшие князя могли бы от него ждать. Дорн вообще смотрел на все веселье вчерашнего дня с отстраненным и презрительным интересом, как признаться честно, и на все в последнее время. Те же эмоции, которые скользили порой, вовсе не радовали тех, кто на свою беду находился неподалеку.

Даркмур рывком сел, смахнув немногие бумаги, остававшиеся на столе - в последнее время многие его чувства словно бы притупились - он не чувствовал усталости, едва чувствовал боль. То, что он лег спать на столе, представлялось ему как рутинная необходимость выспаться. Необходимость спать, которая застала его в этом кабинете. И все равно, что будет под головой.

Князь с кривой усмешкой некоторое время наблюдал за братом.

- Куда спешишь? Продолжить свое вчерашнее веселье не хочешь? Ты, и так уже подзадержался в моем замке, - Даркмур, оттолкнувшись руками от стола, перемахнул ногами через чародеек, - Что уж там - продолжай. Могу тебе каждый день приводить - Князь кивнул головой в сторону, - таких.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-07-15 21:11:16)

14

75 день весны 703 года

"Ну и ну... и вот в этого типа влюбилась Хелдис Тинарр-Ан? Так подло забыть о своей роли в умасливании этих двух девиц. Ну, я просто не знаю, что сказать... Ох-ох-ох... подождёт".
Ян прекратил свои поиски натянув на плечи рубаху и выловив взглядом лежащую в одном из углов пояс с закреплённым ангилотом. Едва зацепив его глазами, он направился в ту сторону и поднял кожаный ремень с пола. Несколько секунд ушло на возню по закреплению сей штуковины на себе, после чего почти довольный, если не считать сияющего всеми оттенками серого мира, еще раз внимательно посмотрел по сторонам. Нда... вроде и пил немного, а всё равно некой мыслящей разновидностью мертвяка себя чувствовал княжич. Ну так, что просто сил нет. Чертыхаясь про себя, и поминая вездесущего гхыра, младший Даркмур - хотя нет, теперь младшим будет его племянник! - поплёлся к выходу из кабинета с явным намерением выбраться на лестницу, по ней спуститься в замковый двор, а там... Там находиться божественный колодец с ледяной водой. Просто мечта для прочувствовавшего все прелести похмелья человека.
Он отодвинул в сторону тяжелую створку двери, бесшумно скользнувшую на хорошо смазанных петлях и, не уделив никакого внимания сему обстоятельству, сделал шаг за порог. После чего издал ликующий возглас. Видимо, сердобольные слуги предвидели плачевное состояние правителя и его братца после утренней побудки и принесли сюда бадью с колодезной водой, которую поставили рядом с дверью. Меньше, чем минуту спустя из коридора раздался звучный всплеск и под дверью кабинета начала натекать внушительная лужа. Мокрый же Ян с ЖИВОЙ улыбкой на лице вновь появился на пороге, неся в руках бадью с водой.
- Вот, наконец-то живым человеком себя почувствовал,- тихо, с лёгкой хрипотцой проговорил он, а затем без всякого предупреждения выплеснул остатки воды - почти пол бадьи! - на братца. Брызги воды разлетелись веером по комнате, но по счастью почти не потревожили спящих чародеек.- Думаю, тебе оно нужнее было,- с улыбкой, прокомментировал для Дорна свои действия Ян.- Ну как, пришел в себя, или повторим процедуру? Там еще одна стоит.

Отредактировано Ян (2009-07-15 21:46:59)

15

75 день весны 703 года

На то, что брат проигнорировал его слова насчет продолжавших нежиться в утреннем сне девчонок, Даркмур не обратил никакого внимания. Пусть продолжает свое бестолковое веселье сколь его душе угодно будет. Если у него есть таковая.
Тем временем Яниш, окончательно одевшись, выглянул за дверь, восторженно воскликнул, после чего полностью скрылся в коридоре. Раздались веселые всплески воды. Князь сморщился. Поведение брата нравилось ему все меньше и меньше. И если сначала, когда тот только приехал, оно его раздражало, сейчас оно сменилось брезгливым безразличием.
Дверь распахнулась от удара ноги, и на пороге вновь показался Яниш с бадейкой воды в руках.
- Вот, наконец-то живым человеком себя почувствовал, - тихо, проговорил тот, а затем без всякого предупреждения выплеснул бадью на князя.
- Думаю, тебе оно нужнее было,- с улыбкой, как ни в чем не бывало проговорил Ян.- Ну как, пришел в себя, или повторим процедуру? Там еще одна стоит.
Даркмур лишь вздрогнул, когда его обдало ледяной водой. И сразу же в груди начала волной подниматься ярость. Пожалуй, только этим он продолжал напоминать себя - и, тем не менее, даже это чувство отличалось от прежнего своей бесчеловечной природой.
Князь странно поглядел в глаза брата. На лице его по-прежнему не отражалось никаких эмоций, когда Даркмур внезапно выбросил вперед левую руку, схватив Яниша за рубаху у ворота, и поддев правой за пояс, швырнул через подставленную ногу на угол стола.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-07-17 19:59:05)

16

75 день весны 703 года

Взгляд... Вот что удивило Яна. Холодный лишенный какого-либо выражения взгляд Дорна направленный на него. Удивило и насторожило достаточно, чтобы пробудились боевые инстинкты. Движение брата он увидел в самом начале, но увы, Ян всегда предпочитал совершенствование в колдовстве и фехтовании, пренебрегая искусством обороны без оружия. Разумеется, совсем этот вопрос он обойти не мог и действительно кое-что умел... вот только, когда ладонь уже напряглась, чтобы схватить Дорна за руку и направить волну тлена в его тело... Ян одёрнул себя и, сгруппировавшись, развернулся в движении и ударился спиной о край стола. Удар вызвал у него жгучую боль в спине, и под рубашкой расплылось небольшое пятно крови, однако, бывало и хуже... Всё бы хорошо, если бы не...
Гхыр, таки протянул когтистую руку и взял благоразумие княжича за горло. Нежно сдавил его в стальных пальцах и не пожелал отпускать, давая тем самым пространство для воцарения в душе Яна ярости. ОН! ПОСМЕЛ! ПРОЛИТЬ! ЕГО! КРОВЬ! Чем не причина для жестокой мести, которую будет лелеять страшный некромант из сказки? Лелеять долго и нежно, до тех пор, пока в один прекрасный солнечный день не накинет обидчику петлю на шею... Или пока благородный рыцарь не отрубит злодею голову и не прибьёт её над дверью своего дома. В назидание всем остальным злобным колдунам.
К счастью в жизни сплошь и рядом всё не так однобоко. Не исключено, что Ян бы просто сдержался, обратив возникшую ситуацию в шутку, и на том загасил бы конфликт... если бы жуткое похмелье не давало о себе знать, и не подтачивало все самые лучшие и доброжелательные черты его характера. А если уж учесть, что всепрощением он никогда не страдал... В общем, от удара магией в лицо Дорна спасли только остатки благоразумия и, в гораздо большей степени, твёрдая неуверенность Яна в том, что творя заклинание он не отвлечется под острым приступом тошноты и не сотворит какую-то мутотень.
Все эти размышления заняли доли мгновения, и Ян, сверкнув сталью в глазах, с вполне миролюбивым тоном обратился к Дорну:
- Ну-ну пошутили, и хватит... братец,- и больше говорить ничего не стал. Криво ухмыльнувшись, он приблизился к брату на один короткий шаг, качнулся назад и со всего маху врезал ему лбом в переносицу. Удар был хорош. Не ожидавший атаки князь качнулся назад и на миг потерял связь с реальностью, а Ян попытался его дожать и умелой подсечкой под пятку свалить на пол.

Отредактировано Ян (2009-07-17 23:28:26)

17

75 день весны 703 года

Уже в тот момент, когда спина Яниша была на полпути к углу стола, в сознании князя на миг мелькнула мысль - Что же я делаю? Мелькнула - и угасла, утопленная в мутной мгле всепоглощающей неистовой ярости, начавшей затмевать разум. Князь лишь успел слегка поменять направление, отчего удар острого угла дубового стола, грозивший перебить позвоночник брата, пришелся в сторону, под ребра. Впрочем, Ян, несмотря на силу удара, скривился, но выпрямился почти мгновенно.
Дорн продолжал стоять на месте, как ни в чем ни бывало, даже не поднимая рук для последующей атаки или защиты. Он просто стоял и смотрел на брата тем же странным и немигающим взглядом, холодным, словно касание шеи рук наемного убийцы.
- Ну-ну пошутили, и хватит... братец, - движение Яниша было молниеносным - шаг и удар лбом в переносицу. Молниеносным для постороннего человека, если бы таковой был в комнате. Но в кабинете, кроме сладко посапывающих на полу чародеек больше не было никого. Для Даркмура же время словно замедлило свой ход. Он видел, как быстро, но вовсе не резко, шагнул к нему брат, видел, как тот качнулся назад, видел взмах головы и разметавшиеся в движении волосы - и удар. Любой на месте князя, доведись ему по внезапной воле случая увидеть все столь же странно-замедленно, отреагировал бы, попытавшись защититься от сокрушительного удара, но Дорн просто не стал этого делать. Нога Яниша подсекла начавшего заваливаться на спину князя, довершая его падение - и в этот самый момент левая рука Дорна метнулась к руке брата, цепко сомкнувшись у локтя, и резко рванув его на себя. В это же время кисть правой, уже будучи почти на одном уровне с коленом, скользнула к голенищу сапога. Не ожидавший подобного, Ян под действием веса князя покачнулся вперед, начав падать на уже почти лежавшего на полу брата - и в этот самый момент блеснуло длинное тонкое лезвие стилета, начавшего свое движение прямо ему в грудь.
Все происходило в молчании, отчего тихий стук в дверь показался едва не шумом. И - он словно бы прояснил на краткий миг рассудок князя. Дорн отдернул руку со стилетом в последний момент, когда Яниш, не удержавшись на ногах, уже почти свалился на него.
Стучавший тем временем, не дожидаясь приглашения, начал открывать дверь.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-07-18 00:14:32)

18

75 день весны 703 года

Ксандер не то, чтобы беспокоился за Дорна, все же не мальчик уже, но и на этот день, как всегда, была запланированна масса дел. А покидали общий зал братья Даркмур... на веселе, мягко говоря. Потому старик решил убедиться в том, что князь уже преступил к исполнению своих монарших обязанностей. Очень не понравилась советнику лужа перед дверью. С брезгливым неодобрением на лице де Сегерн стукнул коротко, как уже делал это несколько раз, в дверь и, не дожидаясь приглашения, вошел.
Картина, представившаяся Ксандеру, не дала тому поврд сменить брезгливость на холодную улыбку. Никак иначе мужчина свое отношение к спящим б...чародейкам, завалимшимся на пол братьям и бледной полоске стали в руке князя не выказал. Он был воспитан в духе аристократического снобизма и суровой мужественности, а потому не имел привычке выказывать свои эмоции, какими бы они ни были. Вот и теперь, сухо, по-стариковски, поджав губы, Ксандер сухо поздоровался с братьями. И застыр восковой статуей со своей пергаментно-бледной, сухой кожей, морщинами на лбу, сухостью и блестящими, как у вороны, глазами.
Советник знал, что ни об этой сцене, ни о поведении мужа Хелдис никогда не узнает. От него так точно. Потому что это...не самое достойное поведение по отношению к честной жене столь сановного мужа. КУнязь и его приближенные всегда пример для простого люда, а потому семейные тайны Даркмуров не разглашаются. И хвала Богам! Но даже не это возмутило графа. Дорн должен работать, это его обязаности. А в это время он предается разгулу, разврату и прочим радостям мсолодой жизни. Да ,он моложе старика советника, но князь просто не имеет права на подобные хобби. Его жизни - это служение стране. И Яниш хорош... младший отпрыск-неудачник... уже за одно это можно его нелюбить. А асоциальные действия младшего Даркмура вообще стали притчами во языцах в Мороге из-за болтливости служанок и чародеек, которых этот длинноволосый разгильдяй тискает то тут, то там...
Но это все мысли и чувства, это все лирика. А мир видел суровое лицо, чье выражение способно задушить самое разгульное веселье, скрещенные на груди руки, пождатые губы. И молчание...

Отредактировано Ксандер Амарик де Сегерн (2009-07-18 01:48:35)

19

75 день весны 703 года

Нет людей, которые ничего не боятся, есть только люди, превзошедшие свой страх. Страсть ученого уже давно затмила в разуме Яна первобытный страх перед смертью. Каждый день, встречаясь с нею, вежливо здороваясь за руку, говоря массу комплиментов почтенной даме, он привык считать, что однажды она придёт и за ним. Протянет руку и уведёт с собой... Потому, когда на солнце блеснула остро отточенная сталь в руке Дорна, Ян отчетливо понял, что этот момент настал. И время послушно замедлило свой бег, давая княжичу оценить ситуацию во всей её неприглядной красоте и понять, что... гибель неизбежна. В сознании Яна ярко отпечатывались детали, которые никогда бы не привлекли его взгляд в обычной ситуации - тонкая струйка яда, сбегавшая по краю клинка Дорна, потёртости на старой перламутровой пуговице его сюртука, мелкие морщинки, залёгшие в уголках глаз князя и его ошарашенный взгляд... неверящий.
Стук в дверь разорвал магию момента, растоптал сам момент и выбросил на помойку. Князь отдёрнул руку, Ян среагировал, упершись рукой в пол и, когда уже Ксандер переступил порог кабинета, оттолкнувшись от него и метнувшись в сторону вырывая руку из пальцев бра... Дорна. Княжич вскочил на ноги, и рассмотрел лицо Ксандера. Вот они преимущества старой аристократической школы, какая выдержка, какое ледяное спокойствие... Эх, был бы советник девкой да лет на пятнадцать помоложе, женился бы, как есть женился бы.
Волну, порождённую в живом воображением некроманта мыслью о советнике в дамском платье и при женской косе, прервало воспоминание о взгляде Дорна. Как ни странно попытка убийства со стороны брата отступила в сторону в приоритетах Даркмура и уступила первенство тем чувствам, что скользили во взгляде князя... Что-то здесь было нечисто. Сердце Яна тронули тиски плохого предчувствия, и он ясно осознал, что с отъездом пока спешить не стоит. Следует остаться на Амарох и, возможно, дольше.

Отредактировано Ян (2009-07-18 09:57:08)

20

75 день весны 703 года
       Милана потянулась, перевернулась на бок и открыла глаза. Рядом обреталась Вилетка, зачем-то обнимающая ее во сне, как ту огромную игрушечную мантикору, которая осталась в их комнате в Академии. В общем и целом, магичка чувствовала себя весьма пристойно, хотя почему-то лежать было жестковато… Жестковато?!
        Девушка резко села, огляделась, и досадливо вскрикнув, шлепнула себя ладонью по лбу. Ну это же надо было так напиться! Вокруг – абсолютно незнакомая комната, и что еще хуже, по этой комнате скачут два мужика с явным намерением оторвать друг другу не очень важные части тела. Или наоборот, очень важные. Миланка хихикнула. Так или иначе, ситуацию нужно было прояснить. Магичку тревожило то, что вчерашний вечер плавал в тумане. Совсем. Хоть пытайте, не помнила девушка, где они с Вилетой подцепили этих мужиков и кто они такие. Нет, не то чтобы это у них в первый раз, но хоть что-то же нужно сделать!
       Адептка начала было подниматься, но тут вскрылся еще один пикантный момент. Дорожные штаны, рубашка, ремень, не говоря уже о более интимных деталях гардероба, куда-то испарились. Через несколько секунд судорожного оглядывания комнаты, девушка заметила свой сапог в противоположном углу. В одном экземпляре.
        -  Забери тебя упырь! – Стало легче. Подтянув простыню, Миланка кое-как замоталась в нее и встала на ноги, попутно ткнув локтем подругу, чтобы просыпалась. Опыт совместного проживания показывал, что просыпаться Вилете, или просто Вильке для друзей, нужно не менее получаса.
       - Эээ… Мальчики… Мальчики, не надо ссориться… Да разойдитесь вы по углам, а то сейчас фаерболом каждому промеж ушей вдарю! – В конце концов, завопила девушка, хладнокровно рассудив, что раз уж она в неглиже, значит, определенная степень близости достигнута.
       Поскольку ее вопль проигнорировали, девушка собралась продолжить уже менее цензурно, но тут ее взгляд уперся в величественного старика, который, кажется, уже некоторое время наблюдал за ситуацией. Миланка осеклась.

Отредактировано NPC (2009-07-18 13:14:43)

21

75 день весны 703 года

Княгиня отвратительно спала уже которую ночь. Почти месяц... Ей начало казаться, что она превратилась в замковое привидение, обитающее в княжеских покоях. Дорн принципиально избегал встреч с ней и сыном. Ах, как это было ужасно - придумывать для Стефана отговорки, когда же он увидит отца. На первых порах Хелдис отнекивалась занятостью Дорна, а теперь стало совсем глупо врать сыну в глаза, поэтому она тихо отвечала мальчику, вопросительно смотрящему на нее: "Не знаю". Хуже всего было то, что она не понимала, чем заслужила немилость. Наоборот, выходило будто это князя словно подменили. Сколько уже бессмысленных в своей жестокости приказов о наказании он раздал слугам, абсолютно перестав слушать кого бы то ни было. Виноват - получи по первое число. Никакого снисхождения, невзирая на ситуацию.
"В конце концов, так больше не может продолжаться..." - думала Хелдис, пытаясь добавить себе решимости. Сегодня утром она решила поговорить с Дорном. Пораньше, пока его еще не занял государственными делами советник. Вчера вечером Хелдис долго репетировала свои слова перед зеркалом, пытаясь подобрать решительную интонацию, но с первым лучом солнца, заглянувшим в ее комнаты, решительность женщины улетучилась как туман.
"Скажу.. скажу, что... нет, не буду! Не надо!" - Хелдис уже хотела было повернуть обратно, как ее нога вдруг заскользила по мокрому полу. Княгиня еле удержала равновесие, прижавшись к стене и тут из-за приоткрытой двери кабинета донесся звонкий девичий голос. Хелдис даже зажмурилась. Видимо, ей показалось. Очевидно из-за недосыпа. "Ну, Хелдис, раз уж пришла, чего ж жмешся у стены? Ты ли не дочь грозного Бертрана? Просто позорище родителям. Хватит бояться собственного мужа!" Княгиня решительно распахнула дверь и уперлась в спину советнику де Сегерну, замеревшему на пороге, точно вестовой столб. В помещении явно было слишком много народа. Глаза Хелдис по очереди выцепляли знакомые лица - Дорн, с остекленевшим от ярости взором, Ян, с кровавым пятном на рубашке, будто бы только что вылезший из уличной драки, каменный в своей невозмутимости советник. В кабинете стоял сущий погром, апофеозом которого была полуголая девица, у ног которой лежала ее товарка.
Княгиня изумленно взирала на открывшуюся ей картину. С минуту она просто ничего не понимала, хлопая ресницами, словно фарфоровая мадлонгская кукла. Затем медленно, словно по кирпичику, в ее голове стало строиться представление о произошедшем. Хелдис брезгливо искривила губы, бросив на стоящую девицу уничижительный взгляд. В ее доме, более того, в одной с ней комнате, буквально в полуметре от нее, дыша одним с ней воздухом стояла продажная девица, которая, похоже, чувствовала себя здесь вполне комфортно. Дочь опального герцога вскинула голову и выплюнула в лицо девчонке: "Вон!"- посторонившись так, словно одно прикосновение этой девицы могло запачкать ее платье.

22

75 день весны 703 года
       Подугасший было боевой пыл чародейки вспыхнул вновь. Не за тем она четыре года отучилась в Академии магии, чтобы ей помыкала любая высокомерная дамочка. Миланка покрепче обмоталась покрывалом и пошла в атаку.
       - Да вот бегу уже! Будут мне всякие мыши серые в платьях с васильками указывать! Эй, как тебя там, - Девушка развернулась к центру комнаты, где застыли двое мужчин. – Да, да, ты вот.
       Миланка подошла к более молодому на вид, волоча за собой покрывало, и продолжила свой монолог, сопровождая каждое слово чувствительным тычком указательного пальца в грудь мужчины.
       - Я не поняла, это что такое? Подходишь в трактире, знакомишься, с  двумя порядочными, попрошу заметить, девушками… а утром мы просыпаемся в каком-то свинарнике?! Ты чем нас поил, козел винторогий?!
       От ее воплей проснулась даже Вилька. Магичка слышала, как за ее спиной поднимается с пола подруга, слабо чертыхаясь при этом.

офф: ну думаю, теперь их можно выгонять, ругать и даже казнить за оскорбление венценосных персон)

23

75 день весны 703 года

В мире творится что-то неладное... почему-то все попытки Яна расслабиться срывались самым паршивым образом из всех возможных. Гм... впору задуматься об проклятье неудачливости. Гхыр его знает, что будет, если оно однажды распространиться на его подпольную деятельность.
Ян встряхнул головой и с немым восхищением наблюдал за разворачивающейся сценой. Вот это да, не ошибся он в этих чародейках, совсем не ошибся. Было забавно наблюдать за буйствующей дамочкой, а уж если учесть, что при каждом неосторожном движении обзору княжича представлялась некая весьма аппетитная деталь тела Миланы, то и говорить тут нечего. Даркмур скосил глаза на Ксандера. Вон как замер старый хрыч! Небось, пробудилась его шишка к жизни при таком-то зрелище? Хотя чему там пробуждаться? Отсохло всё уже давно. Дорн. Взгляд, брошенный на Дорна пробудил в груди Яна всё то же нехорошее предчувствие скорых проблем. Больше ничего он сделать уже не успел, ибо расстановка сил коренным образом изменилась с пришествием... кого вы ожидали бы увидеть здесь меньше всего? Правильно! Венценосную Княгиню.
И, клянусь вам, Ян с живым интересом наблюдал за развитием спектакля, что родился пред его глазами... К несчастью ровно до тех пора пока этот спектакль не коснулся его самого в самом прямом смысле слова. Он настолько опешил от неожиданного выпада чародейки, что верх немедленно взяла циничная сторона его характера. Точнее сказать он просто расхохотался в лицо Милане.
- Это вы-то порядочные?! Не смеши меня.
"Кем меня только не называли и с кем только не сравнивали, но еще ни разу не слышал такого эпитета. Это ж надо, еще и жениться не успел, а уже рогоносцем окрестили. Может зря сохранял свою свободу?".
Ян вспомнил события минувшего вечера и ночи. Они сохранились в памяти рваными отрывками, но даже этих отрывков хватило, чтобы породить на его устах весёлую улыбочку и полностью уверить княжича в простой истине – не зря, не напрасно бы-ло. А завоевавший позиции цинизм оформил возникшие мысли в слова, о которых, вполне возможно, Даркмур мог бы пожалеть в ближайшем будущем:
- Вы приняли предложение украсить нашу компанию, леди. Вы сами пили вместе с нами вино, изготовленное на лучших виноградниках Рассейнда. Вы сами приняли такое решение… ну и, в конце концов, ведь нам было весело вместе, хм? – Ян воспользовался близостью чародейки и, прикоснувшись пальцами к её подбородку, приподнял её головку.- Зачем же теперь яриться? – с улыбкой закончил он, довершив слова мягким поцелуем.

Отредактировано Ян (2009-07-19 22:46:08)

24

75 день весны 703 года

Советник слушал. Молча, только губы подрагивали и все плотнее сжимались в прямую линию. Де Сегерн только прикрыл глаза от разочарования и неудовольствия, когда в спину ему ударился тихий запах духов Хелдис. Ее только здесь не хватало... Все, все в сборе. И, кажется решив так же, "дамочки" Даркмуров решили подать голос. Вернее одна из них, уже давно демонстрирующая мужчинам все прелести сочного женского тела. Молодого тела. Даже в более юные годы Ксандер бы не заинтересовался женщиной столь низкого происхождения и столь...плебейской внешности.
Вернее что-то вякнуть пыталась именно та, что проснулась раньше и могла иметь возможность лицезреть княгиню. И свою возможность они использовала так ,как мечтали бы, скорей всего, не многие. Она обхамили княжескую жену. Минуты три советник это осознавал. А потом все же не сдержался, что бывало редко. Сухая рука обнаружила в себе достаточно силы, чтобы, отстранив Яниша, скрутить в кулак волосы Миланки. Редко дернув, так, чтобы девка почувствовала боль, Ксандер вытолкал ее за дверь, хлопнув на последок. Тонко очерченные ноздри раздувались, как у коня, седые бровь сошлись на переносице. И, наконец, граф обнаружил в себе силы спросить без истерического надрыва, гнева, но очень отрешенно, поинтересоваться:
- Я вот... эти были обязательным штрихом к вашему веселью?
Опустив голову и еще раз прикрыв глаза, чтобы сюзерен не увидел презрение к себе в них, мужчина провел ладонью по лицу, точно снимая все эмоции с него. Все так же, не поднимая головы, советник тихо выдавил, уже обращаясь к подруге уже выгнанной подруги:
- Уходи. Вещи вам вернут позже, сейчас нам не до этого. Бегом.
Дорн в последнее время проявлял неоправданную жестокость и демонстрировал несвойственную себе...жесткость. И, кажетсЯ, отрешенность от прочей жизни, кроме работы. Сперва Ксандер радовался, думал, что князь выйдет на славу. Но сейчас понимал, что такой маниакальной преданности работы не должно быть ни у кого. Ничего себе, все княжеству. Может это нормально для такого старика, как он, ведь де Сегерн только работой и жив еще. Но молодой, женатый мужик с ребенком... Не нравилось это советнику. Но он молчал, молчал... пока не увидел стилет и кровь на рубашке Яна. Это что? Нет, младшего княжича, как и прочих детей Стефана, кроме Дорна, граф не любил. Но то была просто неприязнь. И смерти их он точно не хотел... Тогда почему князь вдруг возжелал крови?
Как все мерзко и невовремя!..

25

75 день весны 703 года

Ян будто и не заметил холодного тона Ксандера, и, тем не менее, только дурак мог бы сказать, что в мозгу его не зародилась малоприятная, но необходимая мысль. Звучала она коротко и имела совсем простой и всем понятный смысл: "С этим надо кончать". Отчетливо прозвучав в голове Яна, мыслишка эта почему-то испросила помощи в исполнении всё у тех же вездесущих цинизма, иронии и сарказма, задвинув элементарную вежливость на второй, а то и на третий план.
- Позвольте, Ксандер, но без этого, как вы выразились, штриха, было никак не обойтись,- довольно, словно сытый кот проговорил Даркмур.- Как вы знаете, я уже который год нахожусь в свободном поиске женщины, что разожжет пожар любви в моём остывшем сердце... И станет моей невестой, разумеется. Мой дорогой брат Дорн, решил всецело поддержать меня в моих поисках, и потому отнесся с большим энтузиазмом к моей просьбе составить мне компанию в моём визите в трактир "Весёлый разбойник". Итогом этого визита стали, эти две прелестные претендентки на роль моей супруги,- Даркмур смерил Ксандера взглядом и добавил:- И не стоит смотреть так презрительно, сударь. Мне ли говорить вам, что красота в женщине - не главное? И тем не менее...
Ян равнодушно проследил за уходящими девушками и слегка повёл плечами, будто бы почувствовав свободу. Ну, есть от советника польза - не пришлось Яну говорить фразу, из-за которой вполне можно окончить жизнь, получив фаерболлом между глаз. Правда, в особо выдающиеся способности чародеек он не верил, но бережёного боги оберегают.
- И, тем не менее...- продолжил он, когда девушки покинули кабинет.- Они мне не подходят. Слишком...- он пощелкал пальцами, ища подходящее сравнение.- Слишком обычные, на мой взгляд.

Отредактировано Ян (2009-07-24 19:02:20)

26

75 день весны 703 года

Хелдис с отвращением пронаблюдала сцену, которую устроила непрошенная гостья. Отчаянно захотелось пойти умыться, ополоснуть лицо ледяной водой. Казалось, будто все это происходит не с ней. Ну не могло такого быть в ее доме, просто не должно было быть! Хелдис словно сквозь пелену смотрела в лицо Дорна, пытаясь найти в нем ответ - почему? Остальное неважно. Простит, поймет, забудет, в конце концов... Но за что? В горло будто вцепились чьи-то длинные сильные пальцы, стало тяжело дышать.
И тут, словно и уже произошедшего было мало, принялся выкидывать коленца Яниш. Просто молол дурь, но каждое слово больно ранило. "Мой дорогой брат Дорн, решил всецело поддержать меня в моих поисках..." - резкий вдох с тупой болью, растекшейся в сердце. "Итогом этого визита стали, эти две прелестные..." - выдох, горло скрутили слезы. Хелдис закусила губу: "Не смей плакать! Не смей! Терпи. Нет-нет,"- мысленно взмолилась она, обращаясь к самой себе. Но сил больше не было. Княгиня сжала руку, пребольно впившись ногтями в ладонь. Стало полегче.
- Завтра Амарох, Стефан хотел бы видеть тебя, - хриплым голосом сказала она Дорну и быстро отвернулась, как можно скорее стараясь покинуть эту комнату, где любое движение жгло ее как удар хлыста. Хотела опустить голову, чтобы никого не видеть, но тут же вскинула подбородок - нельзя еще больше унижаться. Прошла мимо расхристанных девиц, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег.
"Куда теперь?" - тупо простучало в голове. Ноги привычно повели к княжеским покоям. Хелдис резко остановилась, как-будто окрикнутая на рынке воровка, и повернула в противоположную сторону. Поворот - еще один - какой-то коридор - что теперь делать? - мама бы знала - мама - домой. Да, домой, подальше от всего этого. Княгиня остановилась и прижалась лбом к холодному камню стены. Хотелось, чтобы в голове перестали метаться мысли. Почему нельзя вот прямо сейчас забыться? Хелдис зажмурилась. Так было в детстве - закрываешь глаза и вот уже наступило утро нового года, а с ним пришла радость, праздник, веселье. Но не сейчас. Она давно выросла, а значит до утра Амароха ей придется пережить такой долгий день и невыносимую ночь. Женщина вдохнула, задержав воздух в легких, но спазм в груди вырвался наружу истеричным рыданьем. Хелдис зло ударила рукой по стене. Из ссадины засочилась кровь. Княгиня вперила взгляд в стену и вдруг резко отпрянула от нее. Это был дом Дорна. Его дом. Его стены. Как-будто даже то, что она находилась в этих стенах, возвращало ее в ту комнату. Хелдис бросилась во двор.
---> Двор замка.

27

75 день весны 703 года

Советник продолжал немую сцену. Он довольно спокойным взглядом проводил Хелдис, которая поспешила покинуть покои князя. Это самое мудрое сейчас, что она могла сделать. И ничто не показало, как жаль ему было княгиню, как огорчила его выходка Дорна. И только Ян удостоился презрительного, испепеляющего взгляда.
Вторая девушка была выпровожена за дверь чуь более ласково, чем ее товарка. Таким образом были устранены все отвлекающие факторы. И хмурый граф, недовольно пожевав губу, уселся за стол. Там, кстати, тоже было мокро, так что де Сегерн старался не прикасаться ни к чему, даже сидел на краешке.
- Итак, Ваши величества и высочества, - тихо, как всегда спокойно и равнодушно-отрешенно начал советник, - как вы прикажете это понимать? Что это за балаган с куртизанками и мокрой мебелью?
То, что это стыдно и недостойно дворян, князей, правителей Ксандер не стал говорит, это само-собой понятно всем. Ну или почти всем. Мужчина был уверен, что корнем всех зол в этой семье были братья Дорна. И особено молодой и беспутный Яниш, который так много времени ошивается за границей, у врагов. Посланник! Плут и прохондей ,вот он кто. Ничего полезного не сделал для семьи, ни-че-го. Только сейчас еще бед натворил, разрушив и без того шаткое семейное счастье брата. Да что же с князем? Не нравился он в последнее время Ксандеру ,ой как не нравился... и не поступками, тут советник был в восхощении умом и работоспособностью повелителя. А именно...глаза пугали старика. Нехорошие, злые и пустые. Словно кто-то его под контролем держит, дьявол какой или просто злой божок.
- Что скажите?

28

75 день весны 703 года

"Гм... нехорошо получилось с Хелдис. И это в преддверие праздника - дурная примета. Как-то успокоить? Глупость, господин княжич. Не порите горячку со своего холостяцкого угла. Сейчас Хелдис может успокоить только Дорн... Попинать его ногами, чтобы побежал вслед за женой и в ножки рухнул?"
При мысли о том, что братца можно было бы попинать ногами, глаза Яна предвкушающе зажглись, но тут же потухли. Князь как-никак, неуважение это будет к его персоне. Ну и брата пинать - это тоже ни в какие ворота не лезет... Да-да, если уж он теперь при каждом поводе сталь обнажает, то, что же будет, если ему дать очень-очень однозначный повод?
"Интересно, старик Гродбери еще не сдох? Вот тёмный дух замковых подземелий. Уже сколько лет старикан является княжеским палачом, а семья его об этом и не ведает, свято веря, что старый маразматик обычный дедок, в прошлом мясник. Изобретательный садист... скрытный. Жалко не переманить его никак. Мне бы пригодился такой мастер..."
- Ксандер,- проговорил Ян.- Вернитесь на лет двадцать назад в свою буйную молодость. Вспомните, как просыпались утром с жутчайшим похмельем... Вспомнили? - спросил он чуть погодя.- Тогда вам не нужно задавать никаких наводящих вопросов. Хм... где мои сапоги? - последний вопрос был явно риторическим, ибо один из сапог выглядывал из-под стола, а другой отчего-то сиротливо стоял на подоконнике.
Выуживание обувки заняло совсем немного времени и с десяток другой секунд спустя Ян постукивал каблуками об пол, проверяя, хорошо ли сидят сапоги. Оставшись довольным результатом, он обернулся к советнику:
- Думаю, нам стоит оставить князя одного,- проговорил он.- Но как пожелаете, впрочем.
Даркмур мобилизовал вбитый наставниками этикет, и воспитанно попросив у князя прощения за свою грубость, откланялся и вышел из кабинета.

====> Двор Замка

29

75 день весны 703 года

Граф только и пробормотал неуважительно-грубо:
- Я никогда не напивался настолько, княжич.
В остальном же советник был полностью солидарен с Янишом% находится с князем в обном помещении как минимум опасно, а вообще просто неприятно. Уже несколько минут вежливый и воспитанный Ксандер с трудом сдерживал брезгливые гримассы. Получалось, но с трудом.
А потому де Сегерн откланялся Дорну, который, кажется застыл в таком вот глупом положении, и без слов напутствия и совета, чего до этого не случалось (советник любил своего сюзерена, как... наверное, в некотором роде как сына, которого никогда не было, а потому всегда стремился помочь и поддержать), и вышел. Хотелось хлопнуть дверью. Но Книжеский кабинет не домик любовницы, а потому мужчина притворил их как можно аккуратнее.
Планы на утро безбожно ломались и крушились. И кто во всем миноват? Ян, разумеется! Следовало сперва разобраться с этим мальчишкой, а потом уже поговорить с Хелдис. Бросить даму в такой вот...беде Ксандер не мог. Издержки воспитания, что ни говори...

---> Княжеский двор


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Княжеский замок » Кабинет Дорна Даркмура.