Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Княжеский замок » Княжеская библиотека


Княжеская библиотека

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://keep4u.ru/imgs/b/2009/04/24/0b/0ba721e49b3720d12f8c0eda760e604c.jpg

Собранная поколениями правящих князей Рассейнда, княжеская библиотека включила в себя великое множество знаний, накопленных за многие века. Длинные ряды книжных стеллажей, хранящие книги, свитки и бумаги, укрыты под высокими арчатыми сводами.

Отредактировано Дорн Даркмур (2009-04-24 23:24:04)

2

Третий день первой игровой дюжины 58 день весны 703 года

===> Дом Венди Лемарр

Предупрежденная о ее визите прислуга проводила ее к дверям библиотеки, и поклонившись, оставила Венди наедине. Венди вошла в просторное, сводчатое помещение и закрыла за собой массивные двери, тут же с легкой грустью подумав о стылом, но все же свежем воздухе города. В библиотеке стоял тяжелый запах бумаги, хранящейся столетиями. К тому же, было очевидно, что пыли здесь была едва ли не больше, чем книг. Венди сделала несколько шагов по ковру, устилающему пол и столбики пыли взвились в воздух, танцуя в лучах утреннего солнца.
Она неспеша прошла вдоль стеллажей,  рассматривая корешки книг. По крайней мере, с книг пыль была убрана чей-то заботливой рукой, что говорило о том, что обитатели замка все же придавали какое-то значение этой его части.
Венди несколько раз остановилась, чтобы взять заинтересовавшие ее книги и задержалась у секции, где хранились карты мира, аккуратно свернутые и помещенные в тубусы из тонкого дерева. Выбрав нужные, она направилась к небольшому диванчику у окна, разложила на нем книги и, устроившись поудобнее, приступила к их изучению, время от времени сверяясь с картами.

3

Третий день первой игровой дюжины - 58 день весны 703 года, утро

Кабинет Дорна Даркмура >>>

Князь стремительно шел под сводчатыми потолками библиотеки мимо рядов высоченных стеллажей, время от времени кидая взгляд по сторонам - Венди видно пока не было. Собранные десятилетиями и столетиями, книги, покоившиеся на полках, содержали в себе знания, которые не могло вместить ни одно сознание. Но Даркмур был уверен - даже если бы невероятным образом все, что в себе содержали увесистые фолианты, поместилось в его голове - и тогда бы не нашлось решения всех проблем, которые нависали над князем, не давая ему покоя. И не потому, что проблемы были неразрешимы - напротив. Просто нельзя было тянуть плат одеяла локоть на локоть, пытаясь укрыть под ним все тело - все будут мерзнуть - то руки, то ноги. А здесь - ни руки и не ноги. Живые люди. С той стороны и с этой стороны. И все смотрят - что решит князь и что он скажет.
Краем глаза Дорн заметил фигуру на небольшой софе у окна и направился к ней. Посланница сидела, обложившись книгами и картами.
Все правильно... Сейчас все не рассчитаешь - поплатишься своей жизнью...
Даркмур почувствовал, что вновь засматривается на нее.
Совсем молодая, а все туда же... Зачем ей все это - рисковать, мчаться куда-то, зачем - не понятно.
Лемарр, не сразу услышав шаги князя, подняла голову от пожелтевших страниц, когда от дверей раздался тихий голос слуги.
- Милорд.
- Что такое? - голос Даркмура прозвучал в тишине библиотеки, оставив после себя звенящее эхо.
- Сокол. Вам послание.
Князь бросил взгляд на вопросительно смотревшую на него Венди, махнул ей рукой - мол, сейчас, подожди, и чуть ли не бегом вышел из библиотеки.

>>> Кабинет Дорна Даркмура

4

Третий день первой игровой дюжины; 58 день весны 703 года

Солнце, все еще по-весеннему неуверенное, заглядывало в окно. Его лучи приятно грели щеку и лоб Венди, когда она, наклонившись, разглядывала карту. Дома, в ее маленьком кабинете, ей не составляло труда ни сосредоточиться, ни вникать в длинные книжные фразы. Здесь же, в библиотеке, мысли упорно не хотели фокусироваться на том, что, собственно, и было целью ее прихода в замок. Читая страницу за страницей, она вдруг ловила себя на том, что не может запомнить ни единого слова из прочитанного. Линии карт сливались в один размытый и совершенно лишенный смысла рисунок.
Только один день в столице – и снова вон... Венди не свойственно было задумываться о будущем. Она благоразумно предпочитала жить сегодняшним днем, беря у него все, что он в состоянии предложить и не особо сожалея об упущенном. И все же там, на самой глубине душевного колодца что-то беспокойно ворочалось, иногда подолгу не давая заснуть по вечерам.  Старалось, должно быть, напомнить, что она что-то очень-очень хотела сказать или сделать, только вот что именно?
Венди, глядя на карту невидящим взглядом, медленно провела по ней рукой.  Для чего она сегодня пришла в замок, который сам по себе никаких положительных эмоций у нее давно не вызывал? Как и обычно – для нескольких возможных  моментов глупой радости, да и то украдкой.
Ход ее мыслей прервал звук открывшейся двери и голос слуги:
- Милорд…
Она повернула голову  и поняла, что, задумавшись, и не заметила, как в библиотеку вошел князь.
- Что такое? -
- Сокол. Вам послание.
Князь нетерпеливо махнул рукой в ответ на ее взгляд и кинулся прочь из библиотеки. Видно, послание было весьма и весьма важным. Не исключено, что скоро она узнает его содержание…  Венди вздохнула и, решив оставить бесполезные попытки что-то прочитать, закрыла книги. Она прильнула к подоконнику, подперев подбородок рукой, и стала наблюдать за расхаживающим по карнизу голубем в ожидании возвращения князя.

5

Багровая зала---->Покои княжича---->Княжеская библиотека

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

   Княгиня больно ушибла в полумраке библиотеки плечо и уже пожалела, что сама пошла сюда отнести книгу с ресскими сказаниями, которую обычно читала на ночь сыну нянька. Надо было отправить служанку или, на худой конец, велеть принести свечи. Хелдис потерла плечо, завтра точно расцветет синяк, красота неописуемая. Хотя, чего убиваться - все равно никто не увидит, княгиня ведь не носит платьев, открывающих плечи и руки. То все прерогатива мидарийского двора. "А ведь интересно, как бы я на тех балах смотрелась? Если бы мы там остались... я ведь была бы герцогской дочерью, первой после кузин. Сколько блеска и...и да, и глупости. Нет, не для меня это. Дома все лучше," - Хелдис уже давно считала Рассейнд своей родиной, потому оборвала глупое мечтанье.
    "Таак, тут видимо что-то о магических науках, нет, нам не сюда," - княгиня разглядывала корешки книг, поднимаясь на цыпочках, и отходила дальше, все более сомневаясь в том, что сможет найти нужную ей полку. "Бросить эту дрянную книжку здесь, а то ведь и заночевать придется в библиотеке прямо на полу. Ой, да будто б в покоях мне лучше! Что на полу, что там одной - все одна радость, холодно". Хелдис прислонилась спиной к стеллажу и прижала обрепанный томик к груди.
    Вот и приплыли. Ничего у нее теперь нет. Семьи нет - родители далеко, брат на чужбине, муж оставил, родичи - все сплошь змеи подколодные, один только сынок, да и тот ей не принадлежит, а принадлежит Рассейнду; родины у нее тоже нет - с одной выгнали, в другой - нелюбимая княгиня, что пятое колесо у телеги; красоты и той скоро не будет. Тут Хелдис раскисла совсем и горько заплакала. Конечно, с последними выводами она сильно преувеличила, ведь рессы горячо любили свою княгиню и никто бы ни в жизни не посмел сказать, будто чужая она на степной земле; а красота ее не только не начала еще увядать, но и не раскрылась в полную свою силу, ведь лет от роду княгине было только 25 годков. Но обиженная до глубины души отстраненным невниманием мужа, Хелдис нашла единственное объяснение в этих надуманных причинах. Пожалуй, у нее уже начало входить в привычку каждодневное литье слез о себе несчастной. Если б про то прознала ее мать, ох и влетело бы княгинюшке по белому лицу. Но Хелдис была от Айлинн далеко, одна в темноте библиотечных переходов, так что она упоенно зарыдала, уткнувшись носом в обрез пахнуших стариной страниц книги.

6

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

--->Багровая зала

   После того, как Гилберт ушел с приема, он, вопреки тому, что сказал Ксандеру, отправился не к себе, а в библиотеку.
   Слабость к чтению барон имел с малых лет, но с тех пор вкусы его значительно изменились – теперь вместо книг про героев Гилберт читал заумные труды по теории магии. Последние годы княжич очень жалел, что не имеет доступа к княжеской библиотеке, где были собраны редкие труды ученых, в том числе и магов. Некоторые из них Гилберт был бы совсем не прочь видеть в своей личной библиотеке.
   За одним из таких трудов барон и задремал, сидя в кресле и свесив голову на грудь. Проснулся же он от невнятных звуков, раздававшихся буквально под боком – то ли всхлипы, то ли плачь.
   Поднявшись с кресла, мужчина выпрямился, хрупнув суставами, и отложил в сторону разрозненные свитки. Свеча уже прогорела, так что пришлось зажигать новую, свет которой тут же выхватил из темноты княгиню, прижимающую к груди какую-то детскую книжку, - видимо шла от сына, - и тихо льющую слезы.
   Не то, чтобы Гилберту стало жаль Хелдис, нет. Просто, едва он мог подумать, что на ее месте могла оказаться Седра, становилось не по себе. Но, тут же подумалось барону, он бы никогда не дал повода любимой жене лить слезу втихомолку.
   Взяв у княгини книжку, Гилберт дотянулся до верхней полки, куда и водрузил томик.
   -Княгиня, - поднял брови барон, - может вам чем-то помочь?

7

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

  - Нннет, нет, спасибо, барон. Извините. Простите, я не знала, что вы здесь. Я вам помешала. Простите, так глупо, - сбивчивым голосом принялась объяснять Хелдис, когда темнота неожиданно рассеялась зыбким светом свечки и свояк услужливо забрал у нее из рук книгу. Княгиня была совершенно растеряна - скрывать свои слезы бесполезно, соринкой, попавшей в глаз их не обяснишь. Женщина постаралась взять себя в руки.
  - Я так устала на празднестве. Это, наверное, все от усталости. И я переживаю за Дорна... - лучшего объяснения она придумать не смогла, да и на последнем слове фразы голос сорвался и сошел на шепот. Гилберт прервал ее на пике проливания слез и остановиться ей было трудно. Пару раз вздрогнув, Хелдис подавила рыдание.
  - Я знаю, вы не любите князя. Но я рада, что вы остались у нас. Нехорошо, что семья не собирается вместе, - княгиня сцепила руки в замок и крепко сжала пальцы. "Ему нельзя ничего рассказывать! Прекрати эту блажь и иди к себе!"
  - Барон Годфри, вам не кажется, что Дорн изменился? Вы его давно не видели, а я вижу каждый день и... И он совсем другой. Это не мой муж! Боги, что я говорю? - Хелдис в ужасе зажала рот ладонью, когда, будто помимо ее воли с губ сорвался вопрос, терзающий ее не первый месяц. В синих глазах заплескался ужас. Ее покарает Амин!

8

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

   -Я не семья Дорна, княгиня, - ответил барон, не сумев сдержаться, - семьи моей нет. А в замке я остался лишь, чтобы не обидеть вас, не ответив на приглашение.
   Чувствовал себя Гилберт сейчас весьма неловко: стал свидетелем слез княгини, которую это явно ставило также в неудобное положение. А, во-вторых, ему был прекрасно известен ответ на вопрос княгини. Дорн правда изменился, как ему было не измениться при таком раскладе.
   -Людям вообще свойственно меняться, - тускло продолжил барон, косясь на рыдающую женщину.
   Что в такой ситуации делать он не знал. Гилберт был несилен в человеческих отношениях, а уж что про женщин он знал и того меньше. Неловко поерзав, барон указал рукой на кресло, с которого сам только что поднялся.
   -Вы, может, присядете? Вам необходимо успокоиться, вы так не думаете?

9

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

    - Нет, нет. Люди меняются, но не так, - покачала головой Хелдис, все еще истерично вздрагивая. Глупо было надеяться, что ее поймут. Да и кто? Гилберт - последний человек, который хоть как-то мог проникнуться ее горем. Вот дура. Верно матушка ругала ее за мягкость.
    Княгиня без сил опустиласьв кресло и спрятала лицо в ладонях, прошептав:
    - Забудьте об этом, рейт. Я напрасно вам рассказала.
    "Напридумывала себе, верно. Нельзя ж всю жизнь жить душа в душу. Вышла за князя, будь добра принимай от него все. Да и не горе у тебя вовсе. Вот же, княжич, вот у него горе. То-то не отошел еще. И семьи сторонится," - Хелдис подняла голову и жалостливо посмотрела на Гилберта снизу вверх. Дрожащий свет от пламени бросал на его лицо резкие тени, придавая ему выражение сказочного злодея. Княгиня, не ожидавшая такого, с испугом поймала цепкий взгляд почти прозрачных глаз. По коже пробежал неприятный холодок.
    - Не кручиньтесь, княжич. Который год себя изводите. На все воля Амина, - прошелестела княгиня, - Вам стоит поговорить с князем, глядишь, все образуется. Негоже родню от себя гнать. Плохо одному на свете.

10

Первый день лета 704 года - поздний вечер, почти ночь

   Гилберт лишь холодно покосился на Хелдис. Он мог бы сказать многое княгине на счет ее же слов.
   Что видал он Дорна даже не в гробу, а не перекрестке, подвешенным на столбе и что плевать ему на «родню». Демоны для него куда ближе, чем родные братья.
   Возникло неудержимое желание рассказать княгине, кто виноват в случившимся с ее мужем. Захотелось, чтобы и она страдала, как страдал и страдает он после смерти жены, чтобы все поняла и не говорила пустых слов о родстве и Амине.
   Хотел все это сказать, но смолчал, лишь покачав головой.
   -Уже слишком поздно и вам не пристало задерживаться с посторонним мужчиной среди ночи, так что пойдемте – я провожу вас.

---> Княжеские покои --->


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Княжеский замок » Княжеская библиотека