Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Племя Старого Коршуна » Волчья Падь


Волчья Падь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i067.radikal.ru/0905/de/182165e73836.jpg

Нижнее теченье реки Каменки, именуемое Волчьей Падью – редкольесье, пересекаемое множеством подтопленных по весне оврагов. Место болотистое, гиблое. Невысокие болезненные деревца среди прогнившего топляка и сухостоя вызывают удручающее впечатление. Корни деревьев и кустов постоянно подмываются талыми водами и пересыхающими в жару ручьями, влаги которых однако достаточно для того, чтобы оставлять лужи хлюпающей грязи. Топь, совершенно непроходимая весной, тем не менее, искрещена множеством звериных троп и следов. Преимущественно, волчьих.

Отредактировано Ардис Вельд (2009-06-16 09:52:41)

2

58 день весны, третий день первой игровой дюжины 703 год. Ближе к полудню.

===> Выгон. Отрадное. Племя Старого Коршуна.

Кобыла прижимала уши и нервно топталась на месте.
- Все хорошо, - Ардис успокаивающе похлопала лошадь по шее, - Тебя никто не обидит. Подожди меня.
Она стащила с волокуш мертвого жеребенка и оставила ближе к волчьей тропе. К утру от него и костей не останется. Но девушка не вернулась к лошади, а пошла вглубь Волчьей Пади по едва намеченной звериной тропке.
Оно снова кричало. Прошлой ночью звериная сущность Ардис уловила этот крик уже на исходе ночи. И теперь этот тонкий, стенающий плачь вновь не давал ей покоя. Она помнила, как в первый раз от внезапно нахлынувшего чуждого ужаса на загривке шерсть встала дыбом, а из горла вырвалось глухое рычание. Так могла бы плакать мавка, существуй они не только в преданиях и детских сказках, но и на деле.
Ардис перескочила старое поваленное дерево, не задумываясь о том, что по весне мало кому удавалось пройти Волчью Падь без риска провалиться в топь, или сломать себе шею в безумном хаосе и переплетении сгнивших стволов, бурелома и сухостойного тальника.

Отредактировано Ардис Вельд (2009-07-07 10:35:23)

3

58 день весны, третий день первой игровой дюжины 703 год. Около полудня.

Голые, покореженные ветки плотно переплетенного кустарника цеплялись за волосы, хватали Ардис за куртку, словно чьи-то костлявые, сухие пальцы. Девушка отмахивалась от их навязчивого приставания почти машинально, не замечая, или не желая замечать, что заросли становятся гуще, а под ногами хлюпает грязная жижа. Время от времени, она по колено проваливалась в зловонную, застоявшуюся воду, цветущую у поверхности мелкими бурыми склизкими водорослями.
Она упрямо шла на зов. На тонкий, всхлипывающий плач, как тогда, четыре года назад. Девушка не знала, чем оно было. Она даже не была уверена, что оно было чем-то живым.
Ардис остановилась у знакомого омута. Вода в нем всегда была ледяной из-за бивших со дна ключей и никогда не цвела. Черная, идеально прозрачная, покоящаяся на дне из толстого слоя черного, жирного ила, словно в гигантской чаше так, что даже поверхность ее редко покрывалась рябью от налетевшего ветра.
- Тише, тише… - Ардис обращалась к нему, как умела. Как обращалась бы к испуганной лошади или иному живому существу. – Я здесь… рядом…
Девушка наклонилась к самой воде, удерживая тело на весу, судорожно цепляясь за ветку хилого, скудно цветущего орешника. Куст протестующее скрипнул, ветка хрустнула, и Ардис плюхнулась в ледяную воду, подняв кучу искрящихся на солнце брызг. Со дна к поверхности поползли черные щупальца взбаламученного, потревоженного ила.
Плач прекратился лишь на секунду, принимая ее присутствие как данность.

Отредактировано Ардис Вельд (2009-05-27 15:57:24)

4

58 день весны, третий день первой игровой дюжины 703 год. Полдень.

Ледяная вода обожгла не хуже огня. Ардис даже показалось, что у нее остановилось сердце. Или не показалось? Черное пламя длинных волос девушки колыхалось в такт черным разводам ила. Солнечные лучи пробивались сквозь толщу воды светлыми полосами, расцвечивая поверхность яркими бликами.
Ардис слабо трепыхнулась, сбрасывая оковы холода. Протянутая вперед рука коснулась чего-то податливо-мягкого, сокрытого черной мутью. Ардис вздрогнула и рефлекторно отдернула руку.
Из-за черной завесы ила в полосу чистой воды медленно выплыло тело утонувшего мужчины. Черный плащ с серебряным шитьем задрался на голову, закрывая лицо. Кисти свободно раскинутых рук казались такими же белыми, как шелк тонкой рубахи, стянутой широким ремнем с серебряной пряжкой, изображающей вставшего на дыбы единорога.
Секунду помедлив, Ардис скинула плащ с головы мертвеца. Разложение не коснулось его тела. Была ли тому виной ледяная вода, или утонул он совсем недавно? Но весной добраться в сердце Волчьей Пади человеку стороннему было не по силам. Да и следов вокруг омута Ардис не видела.
Глядя в его белое, бескровное лицо, Ардис ощущала в груди пугающую пустоту. …И тишину. Вязкую, почти осязаемую тишину. Оно больше не плакало. Оно смотрело на нее прозрачными янтарными глазами, не утратившими своего блеска даже после смерти.

Отредактировано Ардис Вельд (2009-05-27 16:01:45)

5

58 день весны, третий день первой игровой дюжины 703 год. После полудня.

Ардис долго смотрела в его глаза, без страха, не отводя взгляда. Когда потребность в дыхании превратилась в насущную необходимость, она одним рывком выбросила свое тело на поверхность.
- Не уходи! – сорвавшийся вслед отчаянный беззвучный крик, - Освободи меня!
Ардис судорожно вздохнула и отогнала наваждение, мотнув головой так, что мокрые пряди черных волос взметнулись в воздух, веером бросив по кругу россыпь искрящихся брызг. На миг ей показалось, что ледяная рука погибшего коснулась ее лодыжки. Но нет. Мертвое тело все так же свободно дрейфовало в толще воды, любовно обнимаемое черными щупальцами потревоженного ила.
Лошадь закладывала уши, пятилась и припадала на задние ноги.
- Уймись! – Ардис положила измазанные илом ладони на морду кобылы, но та по-прежнему отказывалась признавать в ней хозяйку, и девушке пришлось приложить немалые усилия, чтобы успокоить встревоженное животное.
Когда в пролеске показался знакомый выгон, лошадь перешла с легкой трусцы на резвую рысь, чтобы поскорее избавиться от непривычной упряжи. Ардис распрягла и отпустила кобылу, с сожалением отмечая, что та будет плохой заменой покладистой и кроткой Малике.
====> Выгон – Отрадное, Племя Старого Коршуна.

Отредактировано Ардис Вельд (2009-06-02 16:07:13)

6

59 день весны, третий день первой игровой дюжины 703 год.

===> Выгон. Отрадное.

Падь встретила ее угрюмой тишиной. Казалось, даже птицы примолкли, удрученные этим негостеприимным местом. Ардис приподнялась на задние лапы, высоко задрав узкую черную морду, но ничего необычного (в смысле, необычного для этого места) не заметила. Все так же плюхала под лапами грязная жижа, та же непроходимая чащоба бурелома и торчащие остовы мертвых деревьев.
По едва приметной звериной тропе медведица углубилась в самое сердце Волчьей Пади. Привычная дорога не занимала уже так много времени, как по началу. Но в этот раз все было иначе. На полпути быстрая серая тень метнулась на тропу.
Ардис удивилась. Она не любила волков. Не любила и не боялась. Это были сильные, умные звери. И не один из волков не стал бы преграждать путь медведю. Даже если их было бы несколько. Даже если бы это была стая. Не здесь. Не в это время. Возможно, лютой зимой, когда голод и инстинкт выживания толкает на безрассудство, притупляет природную осторожность, но не теперь. Потому Ардис с легким любопытством смотрела на матерого волка, преградившего ей путь.
Волк стоял, низко опустив лобастую голову, широко расставив передние лапы. Бурый в подпалинах мех уже перелинял, открывая взору гладкую, блестящую на солнце шкуру откормленного и холеного зверя. Янтарные глаза хищника смотрели на медведицу без малейшего страха. Волк приподнял верхнюю губу, в беззвучном рычании угрожающе обнажив пару великолепных клыков.
В другое время Ардис бы задумалась, но сейчас она торопилась. А волк был не более, чем досадной помехой на пути к цели. Медведица коротко рыкнула и пошла вперед в непоколебимой уверенности, что волк отступит.
Бросок зверя стал для нее полной неожиданностью. Когда клыки на всю длину погрузились в ее плечо, а рывок волка, разодравшего шкуру и мышцы, затуманил болью рассудок, она ударила. Когтистая тяжелая лапа прошлась по левому боку зверя, раздирая его плоть, отшвырнула в сторону. Но тот даже не взвизгнул. Вскочив на лапы, он вновь бросился вперед. Схватка была короткой и яростной. И закончилась она вполне предсказуемо. Волк судорожно дернулся, мучительно вытянув в агонии лапы, янтарные глаза остекленели, язык вывалился из ощеренной пасти.
Еще минуту назад великолепное, полное сил и жизни животное теперь лежало у лап медведицы бессмысленным нагромождением разорванных мускулов и переломанных костей. Ардис коротко рыкнула, лишь теперь ощутив в пасти приторный, дурманящий привкус крови и запах смерти, которую ни один зверь не спутает ни с чем.
Мотнув лобастой башкой, медведица прихрамывая направилась к черному омуту. Кровь, вытекающая из рваной раны на ее плече, склеивала черную лоснящуюся шерсть, стекала по шкуре липкими, клейкими ручейками.
Тяжело поводя боками, медведица припала к холодной чистой воде. От окровавленной пасти потянулись маслянистые разводы крови.

«Ты убила одного из моих стражей».
«Он напал первым».
«Иди ко мне».

Помедлив всего секунду, черная медведица решительно вошла в его воду, раздробив зеркальную гладь омута на сотни солнечных бликов, утолив жажду Хозяина своей и чужой кровью. Впрочем, рана на ее плече затянулась почти мгновенно.
Чуть за полдень храпящий игреневый жеребец нес свою хозяйку к околице. Если Ясень и почувствовал недоброе, то о том ни словом не обмолвился.

===> племя Солнцеворота

Отредактировано Ардис Вельд (2009-07-15 18:17:12)

7

Первый день лета 704 год

===> Племя Солнцеворота

- Иди, - Ардис хлопнула жеребца по крупу. - Иди домой.
Айхе послушно отбежал на несколько шагов, остановился, развернулся к хозяйке и тонко, обиженно заржал. Ардис повелительным жестом указала в сторону Отрадного:
- Беги домой!
Айхе не двинулся с места. Девушка вздохнула, подошла к коню, что-то зашептала в ухо, ласково и успокаивающе и жеребец послушно потрусил вдоль берега Каменки. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее.
Под ногами Ардис привычно хлюпала вода, на поверхности которой жизнерадостно цвели мелкие желтые купавницы. Подол льняного платья был забрызган грязью и вымазан травяным соком. Среди топляка тут и там поднимались стрелки вездесущего стрелолиста. Лишь гладь черного омута не была тронута буйством молодой зелени. Его мертвая вода была мертва даже тогда, когда кругом расцветала жизнь.
Искалеченный весенними паводками орешник покрылся бело-розовой кипенью уже опадающих цветов. Он никогда не плодоносил, но в начале каждого лета исправно цвел, наполняя окружающий воздух, еще не успевший пропитаться испарениями тлена и гнили, тонким, едва уловимым ароматом, совершенно неуместным среди поваленных стволов и прошлогоднего сухостоя.
Омут встретил ее тишиной и безмолвием.
- Отзовись… Я пришла, видишь?
Ардис вошла в ледяную воду. От холода перехватило дыхание. Белое платье намокло, облепив дрожащую фигурку.
- Забери меня…
- Нет! – беззвучный, почти истеричный крик. Волна с середины омута толкнула Ардис в грудь, плеснула в лицо студеной водой. Она уже не ощущала холода, лишь сердечко заходилось бешено, то ли страхом, то ли радостью.
- Забери… К тебе пришла, не примут меня назад. Да и не хочу. Ты ждал. Я знаю. Ждал, как никто и никогда ждать не будет.
Ардис шагнула вперед и, не ощутив под ногами дна, с головой окунулась в черную воду.
- Нет! – вновь волна толкнула к берегу, но Ардис не пожелала ей подчиниться. Она смотрела в янтарные глаза Хозяина без тени страха. Тело уже намертво сковало холодом, и Ардис сделала последний шаг, вдохнув вместо воздуха, напоенного ароматом цветущего орешника, ледяную воду черного омута. Щупальца ила потянулись со дна, оставляя в прозрачной воде легкие разводы, закружили, потянув в глубину безвольное тело. Мелкая зыбь пропала, и безупречная гладь черной воды заблестела, отражая и преломляя солнечный свет.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Племя Старого Коршуна » Волчья Падь