Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Эрин Вальмор, Ингрем Хальвар: 703 год, Дартмур.


Эрин Вальмор, Ингрем Хальвар: 703 год, Дартмур.

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Вообще-то Эрин приехала по делу, сосредоточенная и хмурая, словно и не она вовсе. И уж конечно не собиралась реветь на плече у мага, уткнувшись носом в его "скромный преподавательский камзол", который определенно стоил достаточно, чтобы не заслужить такого потока слез.
Вечер был на удивление теплым, погода прекрасной, из раскрытого окна тянуло чем-то цветущим - идиллия, одно слово. А Вальмор тихо истерила. Потом успокоилась, даже успела извиниться перед очень недоумевающим магом и...
...и ничего такого не случилось. Посланнице было смертельно стыдно, а Хальвар, кажется, вообще перестал что-либо понимать. Поэтому Эрин просто разлила вино по бокалам и устроилась на полу, рядом с креслом хозяина дома. Разумеется, подтянув к себе пару диванных подушек, с которыми и обнималась - в этом они сильно проигрывали тому же Ингрему, ибо были не такие теплые.
Зато молчали, а не читали нотации.
- ...я вообще-то не так часто реву, - мрачно огрызалась Эрин, устроив голову на колене сидящего в кресле друга, - мог бы и посочувствовать.

Отредактировано Эрин Вальмор (2009-07-12 22:38:47)

2

- Я сочувствую, - безэмоционально сообщил Ингрем, сосредоточенно наливая вина в бокал, - просто я тоже не так часто сочувствую и оттого не слишком хорошо пока отработал приемы. Но поверь мне на слово, мое "мне жаль" уже звучит убедительнее, чем было, скажем, лет пять назад. Теперь я хотя бы не улыбаюсь.
Нет, Хальвар отнюдь не был - как могло бы сейчас показаться - черствым чурбаном, неспособным на сочувствие, сопереживание и другие высокие чувства. Ему даже вполне было жаль безутешно плачущую Эрин (кстати, зрелище и правда было из ряда вон выходящее, тут Вальмор не приукрашивала)... но только ее. Когда Ингрем наконец-то добился от девушки причину столь бурной истерики, он про себя равнодушно отметил, что на самом деле оно того не стоит. Воспитателя Эрин Хальвар не уважал, не только из-за особенностей его профессии, но еще и оттого, что сам маг считал: свое дело, если ты уже за него взялся, стоит выполнять как можно лучше. В идеале - идеально.
А в воспитании Вальмор определенно наблюдались крупные пробелы - и, кажется, именно это, а вовсе не избранное ремесло, в большей степени было причиной весьма прохладного отношения Ингрема к покойному вору.
Ну и к тому же, Хальвар видел мало толку в долгих душеспасительных разговорах "я понимаю твою боль" и "иди, поплачем вместе": спаситель не идет в обнимку с утопающим ко дну, дабы последнему там не было одиноко, все наоборот, спаситель вытягивает тонущего на берег. Со-страдание - это мило, но Хальвар предпочитал со-веселье, и потому в своей своеобразной манере пытался развеселить Вальмор.
Как мог.
Маг протянул гостье полный бокал.
- Возьми.

3

- Беру, - вздохнула посланница, сосредоточенно допивая предыдущую порцию, - почему мне кажется, что ты пытаешься меня споить?
Она мрачно покачала остатки вина в стакане, допила одним глотком и потянулась за следующим. Вообще-то напиваться она ни в коем случае не собиралась, тем более сейчас. Нельзя. Потому что если напьешься - то это будет значить истерику, тяжкое похмелье и выплаканную злость. А ее, между прочим, выплакивать нельзя, ее надо сохранить, преумножить и направить в цель. С точностью  и силой хорошего арбалетного болта. Желательно, отравленного.
Собственно она в какой-то момент поняла, что за этим к Ингрему и прехала. Он раскисать и хлюпать носом не даст, обнимать и сюсюкать тоже не будет. А вовсе даже пнет - фигурально, конечно, выражаясь - посильнее, придав нужное направление и ускорение с поправкой на ветер...
Руки слегка дрожали.
Эрин прищурилась на закатное солнце в окне, потом подняла лицо, глядя на мага снизу вверх.
- Не надо, не сочувствуй. Толку с того чуть. Можешь по голове погладить, не обязательно при этом обливаться слезами, но мне будет приятно.
Хотел или не хотел, но Хальвар именно бесчувственным чурбаном и выглядел. Впрочем, от ученого мага Вальмор другого и не ожидала - за тем и пришла. Жалости, если честно, она бы сейчас не вынесла.
- Ингрем, слушай... а если бы я попросила помощи - не бесплатно даже. Ну, вдруг. Ты бы отказал?

4

- Не знаю, - пожал плечами Хальвар, перекатывая вино в своем бокале, - может, оттого, что ты во всем всегда ищешь подвох?
Спаивать посланницу он не собирался хотя бы оттого, что не знал, какие последствия это будет иметь, а после определенных событий Ингрем старался не совершать поступков, последствий которых он не просматривал: пьяная Эрин, вполне могла приблизиться по разрушительности к нестабильному заклинанию. Наверное. Хальвар не ручался - и потому не делал. Ну и, конечно, вздумай он напоить Вальмор, выбрал бы что-то покрепче вина - и это казалось Ингрему совершенно очевидным - так что совершенно непонятно, как в голову королевской посланницы закралась такая крамольная мысль.
Ингрем рассеянно погладил Эрин по волосам, не осознавая своего жеста, и оттого не понимая, что выполняет просьбу девушки.
- Мммм? - маг опустил глаза, спокойно глядя в лицо Вальмор. - Все зависит от того, в каком деле она была бы тебе нужна.
Допустим, он догадывался, куда клонит Эрин, но как всегда не спешил демонстрировать собственной проницательности, предпочитая выгодную маску "я не вижу дальше своего носа". Он отлично знал, какие мысли могут возникнуть у посланницы, узнавшей о смерти своего учителя, после того, как пройдет первое потрясение... и, надо сказать, затея ему совершенно не нравилась.

5

- Я просто шучу, - буркнула Вальмор, обхватывая руками колени, - хотя вино вышибает мне мозги почти с полоборота, но сейчас не тот случай, как можно понять.
Вздохнув под рукой мага, как обиженная миром и жизнью кошка, она потянулась, поймала его ладонь и устроила на ней щеку. Подушка была незаслуженно забыта: вообще-то Эрин не относилась к людям, богатым на ту самую "простую человеческую ласку", которую с некоторых пор так модно воспевать (это в некотором роде признак стабилизации обстановки в государстве), но в определенные моменты - как и многим другим - ей было просто физически необходимо в кого-то вцепиться и переживать не в одиночестве.
- Ну уж не в посадке огорода, - посланница сдвинула брови, но руку его не отпустила, - слушай...
Женщина привстала на коленях, заглядывая в глаза Ингрему:
- Мне очень... очень нужна помощь, правда. Ты же понимаешь, что я это так не оставлю, да? Но я одна и сил у меня мало, да и опыта... тоже. Мне нужна твоя магия. И твои советы. кроме того, который звучит, как "забудь об этом".

6

- Забудь об этом. - уверенно сообщил Ингрем посланнице, все так же спокойно глядя ей в лицо. - Этот совет я могу тебе дать и бесплатно. По дружбе, так сказать. Я понимаю, горечь утраты, но честное слово, твой учитель был не тем человеком, за которого стоит мстить. По правде говоря, он и учитель-то был посредственный... а о том, что он еще вор и преступник, не мне тебе рассказывать, правда? Поэтому выброси из головы. Сделай - ну хоть раз - как все нормальные люди: поплачь и забудь.
Хальвар отвел глаза и задумчиво уставился в камин, явно демонстрируя, что разговор закончен. Решение, которое маг про себя принял, еще когда Эрин только произнесла "Ингрем, слушай", было окончательным, твердым и, как и все решения колдуна, обжалованию не подлежало. Он не понимал, отчего Вальмор так печется об этом убитом преступнике - и уж тем более не понимал, отчего его, преподавателя Академии и члена Конклава, уважаемого в обществе человека почти преклонных лет, должна беспокоить смерть какого-то вора.
За окном заливался соловей и запах сирени лился в комнату из сада сквозь распахнутое окно.
- Завтра будет жарко. - задумчиво произнес Ингрем и свободной рукой поправил ворот.

7

Вальмор выдохнула, про себя досчитала до десяти - не помогло. Вцепилась руками в камзол мага, а хватка у нее была железная - чуть ли не упираясь носом в его нос:
- Вот когда закончу, тогда и забуду, а до тех пор - извини, - очень спокойно сказала она, что резко контрастировало с горящим взглядом и жуткой улыбочкой, - ты можешь думать, что угодно, скорбеть о нем ты не обязан. Мне помоги. Мне. Я прошу тебя - очень прошу, а я это вообще редко делаю. Буду должна. Что угодно, Хальвар.
Такие слова всегда произносят, словно в горячке, сбиваясь и прерывая речь на полуфразе. Эрин говорила ровно - таким голосом хоть гвозди забивай. Только руки, вцепившиеся в фиолетовый бархат, заметно дрожали.
- Что угодно, я говорю. Редкие книги. Золото. Чью-нибудь жизнь - у тебя есть враги, Хальвар? Мое состояние. Мою, мать ее, душу. Пожалуйста. Прошу тебя.
Она с трудом разжала пальцы, пригладила отвороты...
- Да. Скоро вообще будет... жарко.

8

Изучающий взгляд мага скользнул по лицу посланницы, а потом Ингрем вновь отвел глаза. Маг не выглядел ни удивленным, ни рассерженным, ни испуганным; насилие над собственным камзолом он переносил с отстраненным равнодушием, будто бы это и не за его отвороты цепляется разозленная королевская посланница, а всплеск эмоций Эрин Хальвара определенно не впечатлил. Во всяком случае, во взоре его, который теперь был устремлен в камин, читались только равнодушие и грусть. Да, пожалуй Ингрем был несколько разочарован, как разочаровывался всегда, когда ему доводилось сталкиваться с людскими нелогичностью или бессмысленным упрямством... впрочем, счет Эрин уже зашкалил за какую-то немыслимую цифру, а Хельвар - что странно - все еще не порвал с ней отношений и сверх того - позволял безнаказанно хватать себя за отвороты камзола.
Что косвенно доказывало нелогичность самого Ингрема.
Хальвар сокрушенно вздохнул и отпил вина.
- Зачем тебе это? - вкрадчиво поинтересовался он. - Просто месть за старого друга? Мне остается только надеяться, что в случае моей безвременной кончины ты будешь настроена так же решительно. Эрин, оставь это, твоя месть бессмысленна еще и потому, что... он отлично знал, на что шел - и знал, что такой исход не просто возможен, а весьма вероятен. Я же...
Ингрем поднял руку в перчатке, демонстрируя ее девушке.
- ...не жалуюсь на вот это. Солдат знает, что может быть убит. Шпион - что может быть рассекречен. Это издержки профессии. И кстати, если бы спросили меня - так туда ему и дорога.

9

- Возможно буду, - Вальмор закрыла глаза. Она отлично понимала мага, и только поэтому ни разу не попыталась дать в зубы за "туда ему и дорога", хотя порыв был. Поэтому - и еще потому, что после этого просить о помощи как-то уже и не комильфо, - мне все равно, что ты о нем думаешь. Я провела с ним... да неважно.
Она снова устроилась на подушках, разлила вино по бокалам и, щурясь на солнце, сказала:
- На самом деле, безразлично, согласишься ты, или нет, - и это была чистая правда, - то есть, мне будет... грустно. И куда сложнее, конечно, если это слово вообще применимо к предприятию... которое даже мне кажется безумным. Но я это сделаю. Заметь, вариант "или умру" не рассматривается - много роскоши, иметь варианты.
И это Ингрем еще не знал о природе самой мести и о том, что вообще собирается делать Эрин. И если бы узнал, то, наверное, наотрез отказался не только ей помогать, но и вообще иметь с ней дело, потому что при одной мысли об этом Вальмор самой становилось страшно от острого ощущения себя слишком маленькой, незначительной и совершенно безумной. Ну да ничего, в процессе пройдет.
- Я слишком много говорю, да? - устало спросила Эрин, - прости, нервы. Погладь еще?

Отредактировано Эрин Вальмор (2009-07-15 18:07:46)

10

- Все детство? - насмешливо поинтересовался Хальвар, косясь на Эрин. - Лучшие годы жизни? Ночь? Эрин, честное слово, ничто из перечисленного не кажется мне веской причиной. Он тебя попросту украл, ладно бы ты была бы сиротой какой, которую он подобрал и выходил - так нет же, знатная девочка при живых родителях. Если что - нет, твое согласие не считается, я в одиннадцать лет тоже ушел бы с первым встречным, пообещавшим много книг и никакого фехтования в пять утра.
Ингрем выдохнул и замолчал, глядя в огонь: по виду мага можно было бы сказать, что он совершенно спокоен и предмет разговора его совершенно не трогает, однако люди знающие по залегшей между бровей морщинке, по напряженному взору могли бы определить, что Хальвар обеспокоен - до той степени, до которой вообще мог бы быть обеспокоен спокойный маг. Он долго молчал, глядя в камин отсутствующим взглядом, а потом сокрушенно вздохнул и выпрямился в кресле.
- Если тебе безразлично, - Ингрем погладил Эрин по голове, - зачем тогда обещала душу взамен? А вдруг я бы согласился?
Он взъерошил девушке волосы.
- Что ты задумала, Сестра Змеелова?

11

- Согласился бы - отдала, - скрипнула зубами Эрин, - а "вдруг" не считается.
Она неожиданно весело усмехнулась, подставляя голову под эту небрежную ласку:
- Нет, ночь так и не провела. Собственно, хотела... вот за это хотение он меня домой обратно и отправил. Тебе, Ингрем, не кажется. А мне очень даже. И потом... Вот жил ты с человеком шесть лет - опустим, почему. Но жил хорошо и весело. А потом его убили, а ты говоришь - "да я тут не при чем, и вообще знать ничего не знаю, он меня украл тогда". На что это похоже? Я вот сейчас знаю, что спорить бесполезно с тобой, а все равно спорю, потому что... не могу я так. И ничего хорошего я не задумала, можешь мне поверить. Исключительно плохое.
Вальмор молча прижалась к Ингрему, не вставая с пола - кажется, на сегодня еще не наревелась. Потянулась за стаканом, ворча про себя: в комнате и так жара, да еще огонь в камине. Мерзнет он, что ли, колдун вредный?
- А душу... если можешь взять, то возьми. Мешает она.

12

- Поздновато у него здравый рассудок включился, - хмыкнул маг, - весьма отложенный эффект, однако. А что плохое... да я и так знал, я не помню последнего раза, когда ты планировала что-то хорошее. Меня интересуют исключительно масштабы задуманного тобой плохого.
Хальвар потер висок, уныло размышляя про себя о том, что единственное, ради чего стоило бы согласиться на сомнительное предприятие, задуманное Эрин - это чтобы не дать этой несносной девчонке потерять собственную жизнь где-нибудь в темных переулках ночного города. Она-то, может и не рассматривала вариант "или умру", но жизнь обычно не считается со взглядами на нее и уж тем более не стремится соответствовать, посему у нее планы на королевскую посланницу могут быть совершенно иные.
А еще Ингрема, никогда не считавшегося особым альтруистом и защитником сирых и убогих несколько раздражал тот факт, что он, кажется, печется о благополучии Вальмор куда больше, чем она сама. Готова голову потерять из-за потерявшего уже голову вора - с ума сойти, и пусть бы, пожалуй, теряла, но Хальвар и себе бы не признался в том, что готов вытащить бедовую Эрин из совершенно любой передряги только ради краткого мига бесспорного торжества, когда Ингрем - уже потом, в безопасной тишине собственного дома - будет произносить сакраментальное "ну я же говорил".
Вальмор не особенно трепетала перед авторитетом мага, и тем приятнее было тыкать им посланнице в нос.
- Душу? - рассеянно переспросил Хальвар.
И улыбнулся одним уголком рта.
- Мою бы кто забрал. Души - бросовый товар, мелкий жемчуг, кому они нужны. А вот услуги... скажи, Эрин, твой учитель хорошо тебя учил?

13

- Поменяемся? - весело предложила Вальмор, допивая вино, - хорошо, плохо... Видишь, живая? Делай выводы.
Везения в этом деле, что бы там ни болтали идиоты и любители баек о воровских приключениях, не бывает. На самом деле не то, чтобы Эрин в своей жизни и впрямь воровала что-то сверхценное, как это делал Анди. Но все необходимые навыки у нее для этого были, просто пользовалась ими королевская посланница вовсе для других целей. Чаще для быстрой доставки и спасения собственной шкуры.
Впрочем, на памяти Вальмор, Инисмар Слепой говорил, что эти умения - вроде умения ходить. Научившись, не забудешь, а если забудет голова, то точно не руки.
Она с любопытством покосилась на мага. Заход был многообещающий, только что ему может быть нужно? Украсть у студентов конспекты лекций, чтобы те не сдали экзамен?
Этот может.
- В общем, говори, что нужно?
Эрин не относилась к людям, которые легко забывают, но и не относилась к тем, которые умеют рыдать годами - а потому уже прекратила это делать и занимала голову более насущными вопросами. Например...
- А пока говоришь, - закончила Вальмор, - сними свой ужасный камзол и не делай вид, что у тебя под ним ничего нет. У тебя в комнате дикая жара.

Отредактировано Эрин Вальмор (2009-07-17 16:09:14)

14

- Я боюсь, моя душа в твоем теле несколько дезориентирует общественность, - мягко заметил Ингрем, - поэтому лучше будет оставить все, как есть.
Он побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, а потом обернулся к Вальмор. Честно говоря, к выходкам Эрин он уже давно привык настолько, что усомнился бы в душевном здоровье посланницы, если бы она вдруг перестала их выкидывать. А еще Хальвар привык к тому, что она не говорила ни слова без подвоха - кстати, и в этом тоже заключались "пробелы в воспитании", находившиеся на совести нерадивого учителя Эрин - посему не спешил делать ничего из того, что просила Вальмор, пока не убеждался, что это безопасно для его репутации и жизни.
- Зачем? - коротко поинтересовался Ингрем. - Я чувствую себя  вполне комфортно. Что до того, что мне нужно...
Хальвар снова побарабанил пальцами.
- Допустим, я помогу тебе в твоем сомнительно - ну, не кривись, я же знаю, что оно сомнительное, других у тебя не бывает - так вот, допустим, я помогу тебе в твоем сомнительном предприятии. Но не бесплатно, как ты мудро подметила: скажем, тебе надо будет украсть для меня... одну вещь. И я хочу, чтобы услышав, что за вещь и у кого ее надо украсть, не говорила мне "ты сдурел, Хальвар". Идет?
Маг неожиданно весело и хитро посмотрел на Эрин поверх бокала.

15

- Эй, это не честно, - искренне возмутилась посланница, - я тоже хочу повозмущаться, тебе можно, а мне - нет? Допустим... Допустим, идет.
Эрин поерзала на подушках, под шумок скидывая сапоги:
- Прости, но мне - нет, у тебя дикая жара в доме. И вообще, не веди себя так, будто у тебя ничего нет под твоим камзолом! Я чувствую себя дурой, сидя тут в одной рубашке с просвечивающим, прости, бюстом... перед тобой в полном облачении. Такое сразу чувство, будто я - твоя студентка и пришла пересдавать, получив в прошлый раз "неуд". А ты весь такой суровый, что пересдать я могу только одним способом...
Не договорив, Вальмор зафыркала, утыкаясь в колено Хальвара. Смех был больше нервным и все сквозь слезы, но всяко лучше того, что творилось полчаса назад. Пожалуй, шутки шутками, а определенного рода зуб на мага у посланницы был давно. Периодически Эрин его показательно точила, получая удовольствие не столько от попыток, сколько от искреннего ужаса в глазах Ингрема. Дальше традиционно не заходили - обеим сторонам хватало острых ощущений, смеха и ругани.
- В общем, снимай камзол, говорю. А то я сниму рубашку. А когда снимешь - можешь начать рассказывать, что тебе такого ужасного понадобилось.

16

- У тебя какие-то странные понятия о пересдачах, - спокойно заметил Хальвар, будто бы и не замечая, что посланница шутит, - и, кстати, ты чертовски непоследовательна. Если сквозь твою рубашку и так все просвечивает, то что изменится, если ты ее снимешь? Выходит, что я и так уже видел все, что там можно было увидеть.
Ингрем задумчиво отхлебнул вина и многозначительно покосился на Эрин: камзол, ясное дело, он снимать не собирался - хотя бы оттого, что Вальмор не могла бы придумать такую угрозу, которая бы напугала Хальвара, а значит, у нее не было способа воздействовать на него, а значит плясать под ее дудку смысла не было. Зато поддразнивать посланницу собственной невозмутимостью представлялось забавным развлечением - Хальвар едва заметно усмехнулся своим мыслям, но тут же стал серьезен.
- Не так, чтобы совсем ужасного... просто достать эту вещицу не так уж легко. В общем...
Ингрем наклонился к уху Вальмор, будто бы в комнате кроме них был кто-то посторонний, который мог бы подслушать заказ мага.
- Мне нужно...
Окончание фразы Хальвар произнес едва слышно - слова потерялись в треске камина и шуме ветра за раскрытым окном.

17

Эрин, собственно, и не ожидала от мага ничего конструктивного, а потому под шумок перебралась за спинку его кресла и делала вид, что внимательно слушает, тем временем покусывая Хальвара за шею и ухо. Через пару секунд перед глазами Ингрема возникла та самая, упомянутая ранее рубашка, пару раз качнулась в воздухе и с легким шелестом приземлилась ему на колени.
Бывали моменты, когда невозмутимость мага раздражала настолько, что требовала немедленного пресечения - и вот как раз этим пресечением Эрин в свое удовольствие увлеклась как раз, когда тот изволил сообщить, что ему нужно. Трагическим шепотом.
Вальмор пафоса этого момента не оценила и продолжала свое черное дело - поразительно, насколько непристойные вещи можно вытворять при помощи таких, в общем-то, вполне приличных частей тела, как твои губы и чужая шея. Правда, для этого пришлось помучаться с воротником ингремовского камзола, вот тут в счете к этой фиолетовой дряни у Эрин прибавился еще один пункт.
Посланница радостно заурчала и позволила себе на секунду прерваться:
- Здорово, - кивнула она, - а где это находится?

18

- Эрин, пожалуйста.
Вальмор вечно отвлекалась на какие-то глупые вещи.
Вальмор вечно отвлекалась на какие-то глупые вещи, выводившие Ингрема из состояния равновесия, и не знай он посланницу довольно долгое время, он бы обеспокоился, вскочил с кресла и попросил ее покинуть гостеприимный дом скромного волшебника. Но Хальвар (как порой ему казалось, к сожалению) успел привыкнуть к подобным выходкам Эрин, и оттого проявлял лишь признаки легкого недовольства - так реагировал бы человек, которого перебили посреди важной, по его мнению, речи каким-то незначительным и глупым комментарием. Магу важно было, чтобы посланница его дослушала, ибо она, очевидно, не придавала должного значения словам Ингрема - а зря, но это только оттого, что она пока не поняла, во что ввязалась.
Хальвар со вздохом отодвинулся, мягко отстраняя посланницу.
- Хорошо, я сниму камзол. Будешь весь вечер пялиться на мои шрамы. Насмотришься всласть. Ты довольна? А теперь, будь добра, присядь и дослушай до конца.
Ингрем принялся расстегивать куртку, невозмутимо возвращаясь к теме беседы.
- По слухам, это находится у Дорна Даркмура, милая. Ты в курсе, кто он такой, или мне уточнить?
Стягивая камзол, маг с интересом покосился на собеседницу.

19

- А мне нравится на них пялиться, - неожиданно серьезно сказала Эрин. Пожав плечами, она потянулась за рубашкой, да так и замерла на полпути, являя собой просто олицетворение какой-нибудь картины из тех, что модно вешать в спальнях. Правда, на картине вряд ли стали бы так детально прорисовывать в некотором роде неподобающие женщине мышцы и несколько косых шрамов на плече, но общее представление можно было получить.
- Э... Хальвар, ты не сдурел, - резюмировала Вальмор через паузу длиной секунд в пять, - ты просто ударился. Головой.
Женщина потянулась, щурясь то на огонь, то на солнце за окном:
- Ну да я не лучше. Так что по рукам. Все равно шансы до этого дожить у меня минимальны...

20

- Это потому что они не твои, - так же серьезно ответил Ингрем и с преувеличенной аккуратностью повесил куртку на подлокотник кресла.
При этом он старался не оглядываться - просто... на всякий случай. Чтобы не поставить Эрин в неловкое положение - если, конечно, она вообще имела отдаленное представление о том, что такое неловкость, ибо за время общения с Вальмор Хальвар успер серьезно усомниться в способности посланницы испытывать стыд и смущение. Хотя, конечно, сама Эрин не уставала повторять, что она наивная и скромная девушка.
Которая спокойно расхаживает полунагой по дому знакомого мага.
Хальвар вновь задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла, пристально глядя в огонь.
- Было дело, ударился. Но, собственно, услуга за услугу, и судя по твоим словам - твой план не менее смертоубийственный, так что и ты, и я рискуем в равной степени.
Он покосился на Эрин, стараясь углядеть, оделась ли она уже.
- Выкладывай уже свою идею. Я подписался на эту авантюру, отказаться не могу - да и ты мне не дашь - так что нет повода скрывать от меня, каким способом нас обоих убьют. Итак?

21

- Нет, это потому что они твои, - едва уловимое напряжение в голосе Вальмор появилось и исчезло. Она сидела спиной к магу, как ни в чем не бывало, натягивая через голову свою тонкую льняную рубашку. Горловину, естественно,  не зашнуровала.
Хлопнувшись на подушки, она закинула руки за голову и хмуро уставилась в потолок - короткий период нервного веселья очевидно закончился.
- Нет у меня планов, Хальвар. Пока только цель.
И это была чистая правда, слишком мало времени прошло с момента осознания этой цели, да и спокойствие, необходимое для построение планов, еще на посланницу не снизошло. Вот, может быть, через пару суток...
- Сначала я напьюсь. Выкину что-нибудь безумное, - скучным голосом счетовода перечисляла Эрин, - побьюсь головой о стенку и еще немного пореву у тебя на плече, если ты не против. А потом можно строить планы. Умирать - так за маску Безымянного.

Отредактировано Эрин Вальмор (2009-07-22 14:55:32)

22

Сам Ингрем никогда не считал себя нервным - и, как ни странно, окружающие в этом были с магом солидарны - и никогда не отличался особой экспрессией и особой бурностью реакций, однако сейчас даже флегматичный маг, услышав последние слова Эрин, поперхнулся вином и долго кашлял, расплескав при этом половину бокала на пол.
- Ты мне говоришь, что я сдурел, - хрипло проговорил Хальвар, когда способность говорить к нему вернулась.
Он постучал себя кулаком в грудь, откашливаясь.
- Ты... кхе-кха... сама сдурела, Вальмор. И ты в этом просишь моей помощи?! Если хочешь моей смерти - сказала бы прямо, я бы, может, придумал, что с этим делать... я бы хотя бы мог погибнуть ради науки! Кхе-кхе...
Ингрем наконец выпрямился - взгляд, которым он наградил Эрин, был спокойным и серьезным.
- Кроме шуток, Эрин. Это самоубийство - ты не говорила, что мне придется участвовать в чем-то таком. И, честно говоря, я уже думаю, не взять ли свои слова обратно. Книга Даркмура все же не стоит жизни.

23

Посланница помолчала, не двигаясь с места.
- Ну тогда возьми, - все так же безразлично сказала она, - я понимаю. Я не шучу. Я сама. Нальешь еще?
С пола протянулась рука с пустым уже кубком. Потом опустилась. Эрин села, рассеянно потирая висок. Когда она не улыбалась по привычке, почему-то были особенно заметны шрам над бровью и синяки под глазами.
Вальмор поежилась, как-то нерешительно глядя на мага. Нет, она в самом деле понимала - даже для нее самой предположение о чем-то таком выглядело дикой, несусветной, самоубийственной чушью. Не говоря уже о намерении.
- Тебя по спине постучать? - с усмешкой спросила женщина, - или уже все? Если уже, то можно я еще пореву? Я недолго, правда.

24

- Нельзя, - спокойно сообщил Хальвар уже потянувшийся за стоящим на столике графином, - у меня слабое здоровье и от сырости начинается обострение астмы.
Он сам наклонился, чтобы поднять с пола кубок, Эрин, молча наполнил его вином и вернул гостье - заговорил Хальвар только когда аккуратно вернул графин на место.
- Сама-сама. Сама ты разве что шею себе сломать сможешь, а это не ахти какое великое достижение.
Ингрем покачал головой, рассеянно глядя в огонь.
- Да, я считаю это самоубийством - но если я откажусь от такого мероприятия, оно просто из коллективного превратится в индивидуальное. Ты же не откажешься от своей идеи ни при каких обстоятельствах, я правильно понял?
Хальвар приподнял брови, глядя на сидевшую у его ног Вальмор поверх бокала.

25

- Сама я свернула шею большому количеству идиотов. Сама я шесть лет доставляю личную почту королевы, - неожиданно обозлилась Эрин, - сама я много чего могу, а судя по тому, что еще жива - шею себе свернуть как раз и не получается. А вообще ты правильно понял, да.
Она вздохнула и устало добавила:
- Я даже могу объяснить, почему. Мне страшно, если что. Я знаю, что меня могут сожрать с потрохами и скорее всего сожрут. Но помимо мести - все, что до сих пор у меня было, это результат милости Ее Величества и расположения Лорда-канцлера. То есть, да, то, что я делаю, никто не сделает лучше меня, но сама по себе эта работа сейчас не так уж необходима, как шесть лет назад. Прошли те времена, когда мне, чтобы доставить письмо королевы, надо было драпать по крышам и резать глотки. Понимаешь? И не говори мне про замуж и детей. Я повешусь через день после свадьбы. Так вот, помимо мести - мне нужно знать, что я чего-то стою. А либо я стою дорого, либо вообще ничего. Вот так. Поэтому да, с тобой или без тебя, но я за это возьмусь.
Посланница кивнула:
- Хорошо, не буду. Тоже мне, астматик нашелся...  - и принялась за вино, которое показалось неожиданно приторным и одновременно слишком терпким. И совсем не крепким, будто сок виноградный пьешь, так что махом осушив бокал, Вальмор недоуменно глянула внутрь, будто рассчитывала найти ту самую истину на дне. Истины там не было.
Женщина снова рухнула на подушки, закинув за голову руки.

26

Хальвар коротко усмехнулся.
- Ты хочешь найти другое призвание? Забавно, забавно.
Маг покачал бокал, глядя, как перекатывается в нем вино.
- С другой стороны, почему бы и нет? У всех свое: у меня - магия, у тебя - срезание чужих кошельков... ну или что-то более крупное, но не менее противозаконное. Должен же кто-то и этим заниматься - хотя если бы не занимался, я бы, честно говоря, не сильно расстроился. Впрочем, как тебе угодно. - Ингрем опустил бокал, спокойно глядя на раскинувшуюся на подушках Вальмор. - Это, конечно, совершенно идиотская затея, но ты можешь на меня рассчитывать - если это нужно для твоего духовного развития, я готов идти на жертвы. В конце концов, я в некотором роде...
Ингрем отрешенно улыбнулся, будто бы ему была забавна эта мысль.
- Твой друг. Плату, правда, не снимаю - это будет компенсацией за пережитые мною страхи... ну и просто неплохо было бы заполучить книжку, а тут такой повод. Но заметь - я делаю это для тебя. - Хальвар наставительно поднял бокал с вином. - Для тебя, а не для твоего покойного недоучителя. Поэтому да, в моем доме сырость по нему разводить не стоит.

27

- Не повторяйся так часто, иначе я решу, что у тебя к нему что-то личное, - устало сказала Эрин, - и да, одолжений мне тоже не надо. Я тебе эту книгу так достану, если хочешь. И честное слово, сделка была бы честнее без этого твоего "поскольку я твой друг" и "если это нужно для духовного развития". Иногда твой менторский тон меня серьезно задевает, кроме шуток - если ты так уверен в моем ничтожестве, может, тебе не стоит до меня снисходить?
Она села и потянулась за курткой, отставляя пустой бокал. Посланница и сама не знала, почему ее вдруг задела в общем-то привычная манера общения мага. Возможно просто ее броня в последние два дня дала серьезную трещину. Так или иначе, не имея возможности защищаться как обычно, она каждую шпильку воспринимала довольно болезненно.
Ну и еще да, сказался нехороший опыт - Вальмор на собственной шкуре познавала, зачем нужны глупости, вроде родственников и постоянных любовников. По крайней мере есть, кому погладить тебя по голове, если что. Проблема в том, что ей это было не так часто нужно, чтобы обзаводиться утешителями на потсоянной основе.
Фактически, это был первый раз.

Отредактировано Эрин Вальмор (2009-08-28 00:53:47)

28

Хальвар проводил гостью печальным взглядом, будто та только что сказала что-то, что сильно разочаровало мага.
- Я не одалживаю, Вальмор, - спокойно произнес он после долгого молчания, не сводя цепкого взгляда с лица женщины, - не одалживаю и не одалживаюсь. Я или делаю, или нет, жалость - которая, как правило, является основным мотивом для одолжения - для меня слишком расплывчатая категория, чтобы руководствоваться ей при принятии решений. Не в последнюю очередь - в первую очередь - для тех, которые ставят под удар мою репутацию. Или жизнь. Или и то, и другое - и, по-моему, даже ты не настолько неблагоразумна, чтобы отрицать, что твоя просьба именно из таких. Так что я редко удовлетворяю подобные просьбы. И еще реже говорю кому-то, что он мой друг. И по-моему, ты достаточно долго знакома со мной, чтобы все вышесказанное было для тебя очевидным.
Еще пару мгновений Ингрем вглядывался в лицо Эрин, а потом опустил глаза, словно бы потеряв интерес то ли к гостье, а то ли к предмету разговора - вниманием Хальвара вновь целиком и полностью завладели бокал и вино в бокале.
- Выводы о собственной ничтожности - заметь - ты сделала сама. Я ничего такого не говорил, если ты припомнишь.
На самом деле, спокойный на первый взгляд маг был... обижен. В лучших чувствах, надо сказать, ибо Ингрем и правда редко поступался боготворимым благоразумием ради того, чтобы помочь кому-либо, и людей, ради которых маг пошел бы на такое можно было пересчитать по пальцам. Хальвар не требовал, чтобы его доброту воспевали - пожалуй, даже не слишком беспокоился о том, чтобы ценили, потому что делал он это исключительно для себя и своего душевного спокойствия - но когда ему его помощь швыряли в лицо, он закономерно обижался.
Как сейчас.

29

- Говорил, - негромко возразила Вальмор, поднимаясь с пола, - в шутку, правда.
Она неловко провела рукой по волосам, откидывая назад выбившиеся из косы пряди, пожала плечами. Эрин быстро вспыхивала, но и остывала обычно быстро - по крайней мере, когда дело касалось друзей. Она старалась помнить, что с Ингремом этот фокус не удается и он обычно всерьез принимает все ее вспышки, но выходило не всегда. Может, потому что этот раз и впрямь был всерьез - это, впрочем, не отменяло того факта, что сейчас ей было стыдно.
- Прости, - опустившись обратно, посланница виновато уткнулась магу в плечо, - я все знаю. Просто мне и правда... нехорошо. Вот и грызу все, что грызется. Я... оно пройдет. Прости.
Вальмор крайне редко просила прощения. И еще реже делала это всеръез.

30

Ингрем еще недолго хмурился, а потом недовольно крякнул, запуская пальцы в волосы Вальмор.
- Я не кость, чтобы меня грызли, - все еще недовольно сообщил он, однако слышно было, что обида отступила, и маг больше не сердится, - по крайней мере пока. Хотя кто знает, с твоими идеями вскоре мог ею стать. Точнее ими.
Маг был довольно отходчив, особенно когда понимал, что его не собирались намеренно обидеть. Кроме того, злиться на Эрин было вообще как-то странно - надо сказать, что с момента их знакомства они и не ссорились-то никогда по-крупному. Возможно, оттого, что общение их представляло собой череду взаимных подколов, так что стоило или сразу обидеться на них все, или вовсе позабыть о таком чувстве.
Ингрем ободряюще потрепал посланницу по волосам.
- А ты не кисни. Хочешь переночевать у меня, если твой дом кажется тебе слишком пустым? Гостевая комната у меня всегда свободна.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Эрин Вальмор, Ингрем Хальвар: 703 год, Дартмур.