Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Торговый квартал: дом Рыжего


Торговый квартал: дом Рыжего

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Добротный дом за высокой каменной стеной - построенной скорее для того, чтобы с улицы не разглядывали, что во дворе происходит. Решеток на окнах нет, из-за чего хозяина в квартале любят считать слишком беспечным. Во дворе ни единой собаки, зато разбит довольно красивый сад.

2

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

   Феликс был трезв и поэтому жутко недоволен. Последняя дюжина дней для него была просто ужасной: сестры во всю ругались на него за то, что приволок в дом какую-то девицу, девице это, конечно, было не по душе. Круги демонов по сравнению с домом Фицроя были сущей землей обетованной. И все эти дни барон почти не выходил со своего чердака, истребляя подпольные запасы горючих веществ.
    Разве мог он когда-то подумать, что будет считать служебную записку от Лорда-канцлера спасением и радоваться ей как очередному светлому деньку, как нормальный человек.
   Лэйд обещала быть позже и просила Феликса прихватить ее вещи, которые она оставила у его комнаты уже упакованными в сумку. Проходя мимо, Фицрой окинул кожаный куль ехидным взглядом и толкнул носком сапога, хмыкнув. Ну да, конечно, будет он ее вещи таскать – нравится шляться в зверином обличии, пусть сама заботится о подобных вещах.
   Рыжего Феликс знал, но не очень-то хорошо, скорей по слухам. Встречались пару раз, но близко не сталкивались. Савалл вечно издевался над Фицроем, что если бы тот пожелал вступить в Гильдию, то его бы пришлось разделить на четыре части: три принять в Дома, а четвертой предоставить бесплатный абонемент в Доме Паутины.
   Постучав ногой в дверь, Феликс дождался, пока откроют дверь. К удивлению барона на пороге стоял мелкий рыжий пацаненок.
   -Ну, ты, - скривился барон, - посторонись. Где папаша? Веди давай.

3

Первый день 704-ого года, ближе к полудню
       Рыжая рысь спрыгнула с дерева в саду дома Ньярли. Скрытая листвой, она вот уже полчаса дожидалась появления напарника на толстой ветке. Мягко коснувшись земли, рысь поставила лапы на темную кору и, выгнувшись, заскребла лапами – давно она не точила когти.
       За последние дни Лэйд ужасно соскучилась по своему второму облику – в этом аду, который по какому-то чудовищному недоразумению называется домом, перекинуться не было ни малейшей возможности. Фелиса шлялась по этому обиталищу гарпий, задевая косяки и переругиваясь с сестрами напарника. Сначала она еще пыталась запомнить, как кого зовут, но потом плюнула на это дело и изрекала исключительно абстрактные оскорбления в ответ на визгливые придирки. Детство она провела в таборе, а юность – гуляя по портовым кабакам, поэтому особенно не церемонилась в выборе выражений.
       Вещи Феликс естественно не принес. Глупо было с ее стороны думать, что этот вечно пьяный небритый поганец с выгоревшими волосами способен хоть в чем-то быть милым.
       Рысь лениво прошествовала к двери и миновала дверной проем, походя цапнув Феликса за лодыжку. Потерлась о ноги мальчишки – от того приятно пахло молоком - и уселась неподалеку от двери. Ничего, как-нибудь вывернется и без одежды. В конце концов, оборотни гораздо легче относятся к наготе, чем люди, не усматривая в ней ничего непристойного.
       Подумав, кошка подняла переднюю лапу, пару раз лизнула ее и, подняв глаза на мальчика, вопросительно мяукнула, мол, веди. Несмотря на то, что выглядела она как рысь, повадки у нее были скорее как у обычной домашней кошки.

4

Рыжий-младший смерил гостя спокойным, совершенно взрослым взглядом и сморщил нос:
- Вот это то, что отец зовет легендарной вежливостью. Барон Фиц... эээ... или я должен сказать "дядя Феликс!" и забираться вам на руки? - мальчишка преспокойно пропустил мужчину, пожимая плечами. Он было собирался запереть дверь, но появление рыси разом сняло с него "взрослую" маску. Лилок подпрыгнул от восторга и осторожно погладил огромную кошку между ушами, явно сдерживая желание попросту обхватить ее за шею и как следует потискать.
- Ой, киса! То есть, простите, леди... какая пушистая! Папа! Па-ап, они пришли!
- Я совершенно счастлив, - казалось, Рыжий все это время был в прихожей. Так и стоял, прислонясь плечом к дверному косяку - хотя, разумеется, его тут еще пару секунд назад не было, - добрый день, барон. Мои приветствия, светлая госпожа. Проходите.
Мимоходом потрепав сына по голове и отправив "заниматься" дальше, убийца провел гостей в... ну, в нормальных домах это называют гостиной. Здесь же имело место нечто среднее между оружейной, столовой и комнатой, в которой делают буквально все, от игры в ножички до внутригильдийной политики.
Рыжий некоторое время созерцал Фицроя ничего не выражающий взглядом, потом с интересом глянул на рысь - эту, пожалуй, он видел в первый раз, у него была неплохая память как на лица, так и на морды.
- Мы с Лилоком как раз собирались обедать, - Ньярли испытывал определенного рода отвращение к разговорам о делах так, будто на пожар спешишь. Да и гостей в своем доме - холерный демон с тем, что они вовсе как бы и не гости - тоже следует принимать пристойно, а не "ну быстро говорите, чем вы можете мне быть полезны", - составьте нам компанию, заодно и поговорим. Светлая госпожа, могу я предложить вам временно воспользоваться моим гардеробом? Сомневаюсь, что вам будет удобно садиться за стол в этом облике.

Отредактировано Рыжий (2009-07-19 00:13:13)

5

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

   -Знаешь, уважаемый, - скривился Феликс, - нам сегодня светских ля-ля хватит в замке по самое будь здоров, так что давай сразу к делу. А эта тварюжка обойдется и посидит так, жрать со стола она вроде приучена.  Если брезгуешь, поставь миску в углу. Правда, не знаю, как эти твари, будучи зверьми, воспринимают информацию, но да ладно.
   Что-то невнятно пробурчав, барон потер ногу через сапог и развалился на стуле, сползя по спинке, и теперь сидел на спине, сложив руки на тощем брюхе. Протяжно рыгнув, Фицрой цыкнул зубом и снова заговорил:
   -В общем, патрон, - уж хрен знает, кем он тебе приходится, - сказал, что одним фелисом в городе стало меньше, но вы, ребята, почему-то этому не рады, а кое-кто из вас еще и взъелся на королеву, будь она неладна…  то есть я хотел сказать, Сионар, даруй ей мудрость и прочую ерунду.
   Феликс передернулся, вспомнив, как недавно эта страшная женщина заставляла танцевать с ней и звала его «солнце мое». По мнению Феликса тут попахивало различной степени тяжести умственными отклонениями.
   -Слышь, ты, мешок с блохами, - это уже к Лэйд, - слушай давай, а не вертись. Так вот… Я могу помочь вам в разборках со Слепым и этой старой ведьмой, которая, кстати, отказалась со мной даже поздороваться. Что будет делать потенциальный коврик у двери, я понятия не имею, - укающий жест на рысь, - может, сделает этот мир чище и помрет. Все произведенные работы и текущие расходы за счет короны, старик.

6

Первый день 704-ого года, ближе к полудню
      В комнату вошла хорошенькая служаночка со стопкой одежды в руках. Лэйд важно прошествовала со своего места к двери, перед этим благодарно ткнувшись крутым лбом в ладонь Рыжего. Будучи кошкой, она не стеснялась в проявлениях своих эмоций.
       Оказавшись рядом с девушкой, рысь встряхнулась и мягко перетекла из одного облика в другой. Зрелище это было не самое приятное, но занимательное – кости головы будто плавились, меняя форму, хвост втягивался, шерсть исчезала, а зубы принимали нормальную человеческую форму, и вот уже перед служанкой стоит вполне обыкновенная худенькая девушка. Лэйд Анигарэ чихнула. Почему-то после превращения у нее дико свербило в носу.
       Аккуратно и без спешки одевшись, Лэйд вернулась к Феликсу и Рыжему. Как уже было сказано, к наготе она, как нормальный оборотень, относилась спокойно и не делала из нее проблемы. Сапоги, явно позаимствованные у мальчика, оказались ей впору, но вот рукава рубашки оказались длинны, пришлось их закатать.
       - Да хоть тебя по кабакам выискивать, пьяного в задницу, как обычно, - огрызнулась она на монолог Феликса. – Извините, господин.
       И обернулась к полулегендарному Ньярли, главе Дома Пепла. Она в Дартмуре совсем недавно, но о нем уже наслышана.
       - Лэйд Анигарэ. Алхимик – яды, противоядия, грим, зелья. При необходимости могу взять след, но в городе пройду по нему недалеко. Раньше специализировалась на добыче информации. Получила указание выполнять ваши приказы, господин, что и собираюсь делать.
       Сочтя, что пока этого хватит, Лэйд села на стул, и не удержалась, чтобы вполголоса не проворчать:
       - Уж не знаю, как этот алкоголик…

7

Рыжий спокойно глянул на старшего гостя, пожал плечами:
- А лично я есть хочу. Куда вы так спешите, барон? Блох ловить? Так у нас тут не водятся... - убийца кивнул служанке, и та отправилась собирать обед. Что характерно, не спрашивая. Ньярли удобно устроился в кресле, закинув ноги на низкий, заваленный какими-то бумагами столик.
- Ну разумеется, нас это не радует. Безымянный как бы не то, чтобы верховная власть, но свары между Домами уравновешивал всегда. Впрочем, вам, наверное, мои объяснения... неинтересны, - в вежливой улыбке Рыжего не было и тени насмешки, - в общем и целом,  гильдия раскололась, поскольку многие не согласны сотрудничать с властью.
- Вы прекрасны, госпожа, - Ньярли не отказал себе в удовольствии ненавязчиво пронаблюдать за, тем, как гостья одевается, - и профессия ваша тоже. Вы не делаете краску для волос, чтобы быстро смывалась? Мне, право, так надоело совать голову в камин перед работой...
Шутил, конечно, никуда он голову не совал, но пару раз в аврале приходилось мазаться сажей. То еще удовольствие. 
- Честно говоря, я сам не знаю, что такого вы можете, чего не могут мои... братья. Разве что, никто из них вас не знает... ну, как братьев. Это несомненный плюс.

8

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

   -Могу уверить, что они, точнее многие из них, меня знают. Но действительно не как «брата», черт возьми. А это о многом говорит, согласись.
   Мрачно почесавшись, Фицрой уныло буркнул:
   -Ну это у вас нет…
   На пару минут предавшись увлеченному почесыванию боков и затылка, волосы на котором были скатаны в колтуны, Феликс успел прикинуть во что он все же влип в этот раз: в заварушку Гильдии Теней в компании навязанной напарницы и какого-то рыжего черта. Ох уж это особое расположение Лорда-канцлера. Феликс бы предпочел всему этому жизнь уличного грабителя. Все просто и незатейливо: ограбил, дал по башке, выпил… А все эти великосветские игрища бесили Фицроя. Угораздило же мамашу связаться с бароном, чтобы обоих черти кололи.
   -Я не принадлежу ни к одному из ваших Домов, так что легко могу затесаться к вашему Слепому. Да и начальству, как оно утверждает, будет спокойней.
   Тут на лице Феликса появилась гнуснейшая гримаса: тонкие губы растянулись в паскудной улыбке от уха до уха, глаза сузились в нехорошем прищуре.
   -А вот, если ты сам оценил будущий меховой коврик по достоинству, то ее мы пристроим к Голосу Эрайи. Чтобы охватить оба фронта, так сказать.

9

Первый день 704-ого года, ближе к полудню
       Лэйд устало покосилась на напарника. Подсыпать ему, что ли, слабительного в вино перед следующей пьянкой? Или перед очередным походом в бордель. Мысль принесла фелисе глубокое удовлетворение, и позволила удержаться от прилюдного выцарпывания нахальных карих глаз напарника.
       Нет, по большому счету, сама вероятность оказаться в борделе фелису не пугала, и даже не была ей противна. Она, как нормальный оборотень, не понимала, что плохого может быть в том, чтобы иметь более одного мужчины, поэтому к приказу внедриться в окружение к главной шлюхе этого города отнеслась бы спокойно, если бы он исходил от кого-то другого.
       - Спасибо, господин, но я не удалась фигурой для борделя. Хотя вам виднее, каких женщин предпочитают мужчины этого города. – Лэйд откинулась на спинку стула, всем видом своим выражая покорность судьбе. В конце концов, даже бордель лучше дома Феликса. – А краска такая мне неизвестна – либо уж покрасим вас, господин, накрепко, либо смывать чем попало нельзя.

10

- Не пристроим, - хмыкнул Рыжий, - знали б вы, барон, как эта... пожилая дама... своих девочек выбирает, не говорили бы глупости. И тут не в фигуре дело совсем, а в преданности. Эх, иллюзиониста бы хорошего...
Идею Фицроя убийца оценил, свои люди в стане врага - это штука всегда хорошая, даже если долго разводить шпионские игры не придется. А Ньярли ох, как искренне надеялся, что не придется. Потому что раздавать пилюлей по поводу и без он все же любил куда больше политических игр.
И вообще, между нами, в последнее время чувствовал себя как-то неуютно.
Цель. У всего этого противостояния должна быть, мать ее, цель. Должен быть кто-то, кто встанет во главе Гильдии. Кто потом скажет ему "Взять!" и его приказ Рыжий воспримет как должное. А он - гончая редкая, кого попало слушать не будет.
Ну не де Вера же. Он хороший товарищ, верный союзник (что для мошенника просто бесценно), но тоже никакой не Безымянный.

Убийца поймал себя на том, что четвертый вздох подряд разглядывает воздух перед собой. Устало потер переносицу пальцами и обратился к Лэйд:
- Арис ищет себе пажа. Из вас получится нежный юноша, как вы думаете, леди?

11

Первый день 704-ого года, ближе к полудню
       Лэйд подняла брови.
       - Получится, конечно. Однако господин уверен, - тут фелиса слегка замялась, - что Арис не захочет использовать пажа… Ну как бы это… Для дела? Там же бордель все-таки.
Анигарэ и так, и эдак повертела эту мысль, оценивая. Перевоплотится в мальчика ей не стоило никакого труда – с ее-то фигуркой и голосом.
       - Не то, чтобы я была против, но тогда ведь все раскроется. А для чего Голосу Эрайи Дартмура паж понадобился?
       Задав вопрос, Лэйд покосилась на Феликса, мысленно представляя, сколько ехидных комментариев ей придется выслушать в ближайшее время. Да уж, пыльный мерзавец не упустит случая зацепить фелису, тем более, если тому имеется такой роскошный повод.

12

Рыжий хмыкнул и расхохотался.
- Знаете, у меня есть друг, Рейнар. Его девушки очень любят, он трубадур. Так любят, что он от них уже прячется. Вот мы с ним как-то отдыхать поехали, в первом же трактире спускаемся, а там полно хорошеньких девиц. Он ко мне поворачивается, хватает меня за рубашку и шипит так: "Отдых?! Ты, чтоб тебя, это отдыхом называешь? Вот представь, ты спускаешься, а тут повсюду клинки и контракты!" Это я к тому, что не беспокойтесь, вряд ли Арис будет дело до пажа. Конечно, не стоит ничего исключать, но если что и если вас это не беспокоит, ударяйтесь в слезы и говорите, что искали работу у великолепнейшей и вообще в нее давно влюблены. Ее это тоже не беспокоит. Как-то так.
Несколько секунд еще убийца собирался с мыслями, потом кивнул, глядя, как служанка расставляет на низком столике блюда с немудреным обедом - в этом доме никогда особенно над едой не извращались, считая, что печеное мясо, сыр и зелень со свежим хлебом сами по себе замечательны.
- Прошу, - разлив по стаканам вино, Ньярли пожал плечами, - на самом деле, понятия не имею. Но сын говорит, что ничего особенного. Записки таскать, веер поднести, прочая мелочь - Лилок с прошлым был дружен. Да и сейчас тоже. Хотите я его позову - расспросите?

13

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

   Феликс булькнул, потом огласил дом диким хохотом, который навевал мысли о гиенах, а потом свалился вместе со стулом, на котором раскачивался, уже было заскучав. Гиеноподобные смешки раздались уже из-под стола.
   -Зато я уверен, что другие захотят использовать пажа для дела! – послышалось между всхлипами. – Не разочаруй их, девочка!
   Фицрой был на седьмом небе. Такой возможности поиздеваться над навязанной напарницей у него еще не было. Он любил раздражать людей и его абсолютно не волновало, что они о нем при этом подумают. Как говорило начальство: «счастливый норов».
   Однако, едва в воздухе запахло вином, барон покинул свое место под столом и выбрался наружу, заняв свое место и немедленно цапнул сначала бокал, полностью проигнорировав закуску. Любая еда, если рядом было что-то алкогольное, для Феликса автоматически переходила в разряд закусок.
   Залпом опрокинув вино, барон не дожидаясь разрешения хозяина дома, схватил и бутылку, приложившись к горлу, будто тем самым говоря: «Она моя. Если только, конечно, вы не рискнете повторить мои действия. Но я не обещаю, что вы не подцепите парочку неприятных заболеваний».
   -Да не надо, - отмахнулся Феликс, любовно прижав бутыль к себе. – Пусть играется. Лучше о том, как будем держать связь…
   Новый глоток. Феликс запрокинул голову и принялся полоскать горло, издавая характерные звуки. Наконец, успокоившись, снова вернулся к теме разговора:
   -Полагаю, тебе известно, где я обретаюсь. Так вот, пусть кто-нибудь из твоих ловкачей оставит на крайнем от улице окне чердака дома метку и тогда вечером встретимся в «Старом Вепре» - там никому ни до кого нет дела. Если, конечно, не бренчишь деньгами.

14

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

Стоило обдумать новые обстоятельства новой жизни. Но получалась почему-то плохо. Все, что в голове Шеда не укладывалось в простую и логичную схему, оставалось на «подумаю потом». Однако откладывать далее было уже некуда.
События, закрутившиеся столь странным образом, лишили его поддержки единственного человека, которому Шед доверял больше, чем себе. То, что брата ему не найти Шед понял уже на второй день бегства из лазарета Академии, однако с отчаянием утопающего продолжал расспрашивать всех, чьи ответы ему казались внушающими доверия. Кто-то пожимал плечами, кто-то недвусмысленно крутил пальцем у виска. Однако, Шеду уже было все равно, что о нем думают. Череда грязных кабаков и трактиров, лица, не находящие отклика в памяти, намерено убиваемой дешевым алкоголем. Кажется, Шед уверенно следовал по пути, предрекаемому старшим братом.
Шед напился и ополоснул лицо у городского колодца на небольшой, мощенной камнем, площади. Он посидел бы там подольше, но был изгнан какой-то дородной бабой, обладающей на редкость неприятным, визгливым голосом. Что ж, это было не удивительно. Вид молодой человек имел весьма непрезентабельный. Черная, некогда дорогая, шелковая рубашка с плеча Дастина потеряла свой вид еще в огне пентаграммы. И хотя была вычищена и приведена в относительный порядок каким-то сердобольным работником лазарета (Шед даже пообещал себе, что непременно вернется и отблагодарит его, но как-то все было недосуг), за последнюю неделю потеряла свой последний лоск.
Он бездумно брел по улице, заливаемой ласковым солнцем, не особо задаваясь вопросом, куда и зачем идет. Возможно, стоило вернуться в Академию. Пасть в ноги старому магу, а еще лучше – той магессе (неужели правда, что глава Конклава – женщина?!), может, возьмут в лабораториях мензурки мыть. Наивный, чистый взгляд серых глаз мало кого оставлял равнодушным. Даже старые преподаватели, хорошо знающие ему цену, часто лишь вздыхали и… подписывали зачетную ведомость.
Вольная жизнь успела приобрести горький вкус похмелья и оказалась далеко не такой яркой и блестящей, как ему казалось. Однако, прежде стоило закончить начатое. Ибо давно известно: хочешь насмешить богов – начни строить планы на будущее.
Шед провел рукой по серому, шершавому камню добротного забора, невысокой стеной окружавшего сад, глубоко вздохнул. Для того, чтобы найти дом, ему не нужно было сверяться с мельком увиденным планом. Великолепная зрительная память не подводила Шеда даже тогда, когда он с умным видом писал на грифельной доске ряд длиннейших формул, совершенно не понимая, что они означают.
Шед подошел к двери и негромко постучал. Он отчаянно трусил. Но прекословить богам было еще страшнее.

15

Первый день 704-ого года, ближе к полудню

На тихий стук никто не отозвался. Сказать, что Шед испытал облегчение, значит – ничего не сказать. Его охватило лихорадочное и несколько истеричное ликование.
«Тише! – зашугано пискнул внутренний голос, - Не пробуди вновь внимание богов».

- Если сильные мира сего не замечают тебя, то и в расчет не берут. А это значит, что жить ты будешь чуть дольше. Возможно. – Дастин откинулся в кресле и сплел тонкие пальцы, сверкнув черным камнем в тяжелой серебряной оправе на безымянном пальце левой руки.
Шед отвел взгляд от кольца, упрямо мотнув головой:
- Cам ты не следуешь своим советам. – Ляпнул он и тут же испугано втянул голову в плечи. Дастин не редко вбивал науку нерадивому братцу силой, когда тот излишне злоупотреблял его терпением. Однако теперь его мысли были заняты чем-то другим. Дастин сидел неподвижно, глядя на Шеда из-под полуопущенных ресниц, надежно скрывающих хищный блеск янтарных глаз.
- Не смей равнять себя со мною. - Голос мага прозвучал совсем тихо и оттого показался Шеду еще более зловещим. – Ты никогда не станешь тем, кем стал я, как и я, впрочем, никогда не буду таким как ты.
Сожаление? Шед вскинул удивленный взгляд на брата. Ему вдруг показалось, что в словах этого блестящего, сильного и целеустремленного человека прозвучали горечь и… сожаление. С чего бы это? Но Дастин уже поднялся и встал у окна, через которое пробивался тусклый свет уходящего зимнего дня.
- И запомни мои слова, Шед. Если они не пойдут тебе впрок, я прикажу выжечь их каленым железом на твоем теле.
Шед поежился. Дастин был вполне способен на это.

«Берегись гнева сильных мира сего. Но еще более берегись их милостей». Кто может быть сильнее богов? Шед осторожно вынул сверток из-под рубашки и положил у порога, затем развернулся и пошел прочь, едва сдерживаясь, чтобы не перейти с шага на бег. Внутренний язвительный собеседник растеряно молчал, не в силах определиться, квалифицировать ли этот поступок как малодушие, или беспримерную, глупую строптивость.
«Не смей перечить богам, маленький поганец! Я же вместе с тобой сгину!»
На что Шед торжествующе послал его в известном направлении.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Торговый квартал: дом Рыжего