Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Королевский замок » Белый зал


Белый зал

Сообщений 61 страница 86 из 86

61

Флоренс подала ему свою руку и они присоединились к танцующим. Ее тонкие пальчики казались миниатюрными в его лапище, казалось, сожмешь чуть сильнее и они сломаются. Фигуры танца следовали друг за другом: сплетение рук... оборот... спина к спине... поддержка... Айрон не считался отличным танцором, но и посредственным его назвать было нельзя. По крайней мере его умения хватало на то, чтобы не сосредотачивать все внимание на  совершаемых па. А вот Ее Высочество танцевала явно на автомате, при этом грации ее можно было бы позавидовать. Взгляд ее снова стал отсутствующим, но потом она, видимо, снова взяла себя в руки и вернулась к происходящему.
- Как поживает ваша супруга? Изменилось иль чего или все по-прежнему? - поинтересовалась она, слабо улыбнувшись.
- Она в порядке, благодарю, - отозвался Тейрим-Левиль, - У нас все без особых потрясений, боги миловали. Дети растут...
Граф не смог сдержать улыбки при воспоминании о мелких. Семья - самое ценное, что есть в его жизни, но вряд ли герцогине на самом деле интересно слушать о его родных. Похоже у нее самой проблем хватало...
- Вы печальны, - заметил Айрон, - Не буду спрашивать, что произошло, но может быть я могу чем-то помочь?
Он опоздал на бал и не мог знать о событиях, происшедших ранее, а слухам он никогда значения не предавал и пропускал их мимо ушей.

62

Буду церемониймейстером =)
Смена парнеров: Савалл и Амалия, Айрон и Кэрриган, Торнвальд и Флоренс.

63

Первый день лета 703 года
       - А что вы думаете на счёт герцогства Савалла?
       Только многолетняя привычка к уместному выражению лица позволила Амалии удержать легкую полуулыбку. Незачем было пугать ни в чем неповинного партнера злобной маской, которая норовила исказить черты женщины в ответ каждое упоминание Тейрим-Левиля с недавних пор. Баронесса только легким движением повела плечом – мол, ах, что за пустяки, - и снизу вверх заглянула в глаза Торнвальда.
       - Интриги, сплетни, награды… Мне все это так надоело, мессир. Все пустое, - женщине не впервой было незаметно опутывать кавалера тонкой нитью беседы, чем Амалия и занялась бы, если бы танец не разделил партнеров.
       Плавные движения дам в такт музыке – и вот уже пары перемешались. Амалия обернулась к своему новому кавалеру, стараясь унять легкое головокружение, и не удержалась от испуганно-разочарованного восклицания.
       - Мефит тебя побери, Савалл, - тихо, но отчетливо произнесла баронесса.
       Амалия рассматривала бывшего любовника, пытаясь вынырнуть из вихря чувств, разом поднявшихся в ее душе. Старая, до конца не избытая страсть, ненависть, память о пережитом унижении – все смешалось в головке баронессы фон Трейс.
       Изменился… Сбрил бороду с щек, а вид непозволительно цветущий. Взгляд Амалии выхватил глубокий шрам на щеке.
       - Зря избавились от бороды, герцог. Шрам вас вовсе не красит, - привычная, баронесса спокойно следовала за танцем, и только очень внимательный наблюдатель заметил бы, что движения женщины машинальны, лишены чувства и поэтому фальшивы.

64

1 день лета 703 года

"Дети растут..." - Флоренс вежливо закивала, а в глубине её души что-то ёкнуло. Герцогиня уловила улыбку Айрона, вызванную воспоминаниями о его детях и улыбнулась в ответ. В улыбке было спокойное удовлетворение и чуть-чуть грусти. Мол, хоть у кого то все хорошо идет.
- Не буду спрашивать, что произошло, но может быть я могу чем-то помочь?
Девушка на мгновение задумалась. В её голове промелькнула яркая мысль, но Флоренс тут же отбросила её в сторону. Её хотелось кому-то рассказать, что сейчас твориться на неё сердце, но сомневалась, может ли она доверять графу? С одной стороны, он производил впечатление благородного и честного человека, который не станет при первой же возможности жаловаться выше стоящим людям. С другой, он сын канцлера и сможет все ему потом рассказать. Да и Флоренс не знала ему отношение к послу из Рассейнда, вдруг он его ненавидит пуще Кэрриган и Савалла?
- Все в порядке, граф, - томно прикрыв глаза, ответила герцогиня, - не стоит беспокоиться... - пауза. Шаг, поворот, шаг, - хотя... - Флоренс подняла глаза и хотела, очертя голову, молвить, но тут пары поменялись и герцогиня оказалась рядом с незнакомым её мужчиной. На секунду запаниковав, девушка обернулась, нашла взглядом Айрона и тут же отвернулась - поздно, она не успела.
Собравшись мыслями, герцогиня посмотрела на мужчину. Незнаком. Начинать разговор первой она не хотела, поэтому ждала, тщательно выполняя все повороты и па в танце.

65

-Доброго Амароха, София… не поделитесь, что уже успело случиться?
Чей-то знакомый голос вывел женщину из глубокой задумчивости. Она несколько раз моргнула и растеряно огляделась, гостей заметно прибавилось, а церемония, что выбила из колеи многих в этом зале, закончилась, затем посмотрела на свою собеседницу.
-Шарлотта, доброго Амароха, - она тепло улыбнулась кузине.
И вновь задумалась, сплетни, ее лучшие пособники, начали стекаться, стоило женщине только войти в залу. Очень скоро она знала обо всех событиях, что имели место быть на сегодняшнем вечере, правда, то и дело закрадывалось сомнения в их правдивости, ибо блистательное общество всегда тяготело к мелодрамам.
- Что случилось? Чудные дела творятся в нашем королевстве, чудные и страшные, - улыбка не сходила с ее лица, а вот взгляд стал мрачным. – Есть приятная новость, думаю, вам стоит поздравить брата с титулом герцога. Однако на другой чаше весов убийство светского хлыща.
Она внимательно посмотрела на кузину, ожидая реакции, но потом перевела взгляд на танцующие пары.

66

Почему когда чего-то ждешь время тянется ужасно долго? Витани успела разглядеть всех гостей, покрутить за спиной фигу Учителю, тайком показать себе в зеркале язык, но бал все не кончался. А быть примерной девочкой становилось все сложнее и сложнее. Она нервно притоптывала носком туфельки, наблюдая за танцующими. Вот ведь глупое занятие! Лучше бы чем полезным занялись. Ее взгляд случайно упал на небольшое зеркало в тяжелой золотой оправе и в ее легкомысленной головке родился план. Вытеснив при этом память о том, что будет, если она проштрафится.
- Баронесса, какое очаровательное зеркало, - обратилась она к стоявшей рядом женщине.
- Да, оно неплохо, кажется покойный король, пусть земля ему будет пухом, самолично поучаствовал в его создании.
- Да-да, подхватила девушка, - Мы все об этом знаем. Но мой учитель совсем недавно открыл его магические способности. Кажется в нем заключена частичка души Его Величества. И при должных знаниях и умениях оно показывает истинную суть человека, глядящегося в него.
Глаза баронессы жадно блеснули, небось уже видела себя королевой.
- Ох, дорогуша, ваш учитель наверняка показывал вам, как его активировать!
- Ну... я не знаю, получиться ли у меня, - потупила взгляд Витани, ехидно про себя улыбаясь, - Но я попробую.
Такие вот клуши постоянно оказывались предметами розыгрышей юной магички. Пока Миллет водила руками по поверхности зеркала творя "великое волшебство", баронесса притянула к себе какую-то молоденькую девушку, кажется приходившуюся ей племянницей. Индивидуальная иллюзия, что может быть проще? Племяшке, серой невыразительной мышке, пришлось первой испытать "могущество" зеркала. С опаской заглянув в него, мгновение спустя она издала восторженный возглас.
- Ой, тетушка! Я графиня!
Баронесса с сомнением глянула на родственницу, поджав сухонькие губки, а затем сама решительно шагнула к зеркалу, решив что если уж племяшка оказалась графиней, то ей самой точно бояться нечего! Тем временем происходящее заинтересовало проходившую мимо компанию молодых людей, они уже о чем-то перешептывались бросая ехидные взгляды на гостей - видимо представляли, кто кем окажется. Племянница баронессы уже щебетала с подружками. Слух о волшебности зеркала волной распространялся по залу. Витани и подумать не могла, что ее шалость приобретет такие глобальные размеры и уже бросала на разговаривающего с мадлонгцами Учителя боязливые взгляды, как бы он чего не заметил. При этом приходилось создавать все новые и новые иллюзии, дабы удовлетворить любопытство народных масс. К зеркалу подходили в основном молодые повесы и пожилые сплетницы. Вокруг шуму изрядно добавилось, молодые девушки обсуждали то, что увидели, молодые люди посмеивались над ними, перешептываясь и разражаясь дружным смехом, старики снисходительно слушали своих женушек... Вдруг к магичке подошла графиня Картельд - шестидесятилетняя женщина, занимавшая почетное место первейшей доносчицы при дворе. Все поспешно расступились, дабы пропустить старую хрычевку к зеркалу - не дай бог запомнит, жизни рад не будешь. Когда ее объемная масса приблизилась к Миллет и снисходительно кивнула, девушка создала очередную картинку. Из зазеркального мира на графиню уставилась обряженная в платье хрюша с нежно-розовым пяточком и лапоухими ушами. Порося призывно хрюкнула и проказливо подмигнула. Картельд опешила, глаза ее распахнулись став размером по золотому. Не известно что было бы дальше, если бы Витани не услышала столь знакомые шаги. На нее упала хищная тень Учителя. Девушка очаровательно улыбнулась, внутри перебирая меры возможного наказания...

Отредактировано Витани Миллет (2009-09-11 16:15:18)

67

1 день лета 704 года

   Оборвавшийся разговор ни чуть не растроил посла, Джерад пожалуй сказал все, что мог, ну во всяком случае так думал сам Сипах. Ох уж эти молодые бароны… Как обычно решил Мехмед, когда Морграйн резко удалился. А события продолжали развиваться, после официальной части, где королева одаривала своих подданых землями и титулами, началась часть развлекательная. И наконец объявился Адиль, который как мог крутился и пытался разузнать, что же там внизу произошло.
   -Пока ничего не ясно, - на мадлонгском говорил слуга, - судя по всему убили баронетта Родрика зу’Райна, по слухам он был фаворитом королевы…
   -Кто убийца узнать удалось? – сразу спросил Мехмед.
   -К сожалению нет, - виновато ответил Адиль и отстранился, понимая что разговор с послом закончен.
   Двое общались достаточно тихо, музыка заглушала их голоса, но все же те кто стоял поближе, могли раслышать голоса и речь мадложан. Однако если бы они не знали языка султаната, то это было бесмыслено. Мехмед продолжил наблюдать за происходящем на балу сверху. Все таки танцам он был необучен.

68

1 день лета 704 года

- А вы впервые в Мидарисе? А что вам больше всего у нас понравилось? - приставала к мадлонгцам одна дама почтенного возраста, взявшая на себя обязанность развлекать гостей.
Джамал, не пониамвший мидариского, тем не менее внимательно прислушивался, пытаясь по интонациям разобрать о чем говорит Янар и их новая знакомая.
- Она спрашивает что нам больше всего у них понравилось, - перевел Янар побратиму вопрос.
- Женщины, - не моргнув глазом ответил он, сохраняя на лице серьезное выражение.
- Женщины, - подвердил Янар уже на мидариском, обворожительно улыбаясь.
Когда было нужно он умел вести себя "как подобает". Дама растерянно улыбнулась, не зная, как реагировать на это прямое заявление - польщаться или оскорбляться. Поэтому быстро пожелала гостям приятного праздника и удалилась.
- А чем тебе наши смуглянки не нравяться? - ухмыляясь спросил Янар у побратима, заново наполняя кубки вином.
- Ну так экзотики хочеться, зря что ли сюда ехали?
Мужчины засмеялись. С самого начала праздненства они оккупировали столик с напитками, никого к нему не подпуская и не отходя - свято место пусто не бывает. Можердом неодобрительно косился на бездонных словно бочки воинов, в которых королевское вино исчезало с волшебной скоростью, но молчал. Привыкшие к возлияниям, они все еще были трезвы и явно не собирались уходить пока не добьются более удовлетворительного эффекта.
- Кстати о женщинах... Почему ты не взял сюда Лэлех?
- Да ты что, она же как ребенок, нахватается всякого, отучай потом... Испортят мне девушку...
В другом конце зала происходило что-то шумное и будоражущее гостей. Как оказалось ресский посол убил какого-то баронета. Философски проводив взглядом спешаших все увидеть своими глазами мидарийцев, не избалованных подобными зрелищами, мужчины продолжили свое не особо богоугодное, но от того не менее приятное дело. Сами они давно привыкли к подобному - кровники резали друг друга как только представиться возможность. Янар сам не раз участвовал в подобный... кхм... действиях.
- О, навеяло! За то, чтобы наши враги перерезали друг друга! - поднял кубок Джамал.
Выпили. Поговорили. Снова выпили... Когда взгляд можердома стал совсем уж испепеляющим, гости решили таки уступить столик другим жаждущим. Увидев на галерее самого посла, Янар двинулся к нему. Они прибыли на праздник порознь - сипаха сопровождали другие воины, а Янар должен был утрясти кое-какие дела с размещением воинов.
- Счастливого Амороха, сипах, - склонился мадлонгец в учтивом поклоне, теща себя мыслью, что скоро роли поменяются.
Впрочем Мехмед заслуживал уважения. В отличие от отца Янара в нем была сила, которая чувствовалась и сейчас, когда посол был уже в достаточно уважаемом возрасте.
- Как вам спектакль? - спросил Янар с непроницаемым лицом, подразумевая недавнее происшествие, - По-моему удался на славу. Интересно, это они специально для нас расстарались?

Отредактировано Янар (2009-09-11 21:48:09)

69

1 день лета 704 года

   Скука и возможно недосыпание овладели Мехмедом, и того стало клонить в сон. Глаза Адиля бегали по лицам проходящих мимо людей, слуга был не просто хорошим секретарем, но и толковым воином, готовым в любой момент перерезать горло каждому, кто осмелится посягнуть на жизнь господина. Многие большие люди Мадлонга, а возможно уже и Мидариса, хотели видеть посла мертвым, что делало его привлекательной целью для разного рода убийц.
   Появление Янара впрочем не насторожило Адиля, он знал этого мужчину и опасности Мехмеду он не представлял.
   -Да хранят вас боги в новом году, - ответил на поздравления очнувшийся сипах, полностью обернувшись к своему собеседнику. Янар хоть и не был Старшим Визирем, да и не должен был, но обладал определенным стержнем характера, присущим всем вождям и лидерам. В Истории Мадлонга не редко бывало, что младшие братья убивали своих родственников, которые мешали занять им султанский престол, или же титул старшего визиря, а потому Мехмед вовсе не исключал возможности, что когда-нибудь Янар станет визирем.
   -Спектакль? – удивленно переспросил посол. Янар был еще крайне молодым и невоспитанным, но таким и должен быть воин, во всяком случае так считал сипах, - Поверьте, мой дорогой друг, Мидарийцы редко делают приятно своим гостям, особенно бесплатно.
   Сипах хитро улыбнулся, подшучивать над зазнавшимися жителями королевства было чертовски приятно. Однако…
    -Однако, не забывайте, что вы гость этого государства, проявляйте уважение к ее жителям и культуре, - хмуро подытожил Мехмед.

70

1 день лета 704 года
       Мастер Тиберий, придворный маг, наконец закончил разговор с многословными и по-восточному любезными представителями Мадлонга, спровадив их Лорду-казначею, за что был награжден гневным взглядом склочного старика. Придворный маг поприветствовал Урсиуса вежливым наклоном головы, и, развернувшись к нему спиной, усилием воли подавил улыбку.
       Новый год начинался суматошно и не без потрясений, однако, Тиберий искренне надеялся, что на сегодняшний вечер Судьба исчерпала свои подарки. Однако, напрасно.
       - Витани Миллет! – Негромко, но требовательно проговорил Тиберий, возникая за спиной ученицы. – Не хочешь ли ты объяснить, что все это означает?
      Тон его не предвещал ничего хорошего.

71

1 день лета 704 года

Самые уголки губ Янара поднялись, когда он заметил хитрую улыбку Мехмеда. Старый лис... Ему тоже видно наскучило происходящее, но в отличие от сына Визиря, в силу своего возраста он обладал большей выдержкой и терпением.
- Обещаю сделать все возможное, чтобы вам не пришлось за меня краснеть, сипах, - улыбнулся Янар, - К чужим культурам я всегда относился почтительно, жаль люди не всегда заслуживают того же.
Под галереей в танце кружились пары. Острый взгляд тренированного воина вычленил из толпы Савалла - старый интриган, опасный человек, очень опасный. И сильный. Янар презирал интриги, паутиной оплетающие людей, втягивающие в опасные игры. Но ум королевского канцлера заставлял с ним считаться. По светлой шевелюре легко можно было узнать Флоренс. Ему никогда особо не нравились светловолосые, светлокожие женщины - почему-то у Янара они вызывали ассоциации с белесыми личинками мух. А вот Джамалов вкус они удовлетворяли, как он сказал "экзотика". Мужчина чуть поморщился и поспешил отвести взгляд, который упал на королеву.
- Она красива, - тихо заметил воин, почему-то не сомневаясь, что посол поймет, о ком он, - Вы никогда не замечали, что подобные... хм... полукровки получаются очень интересными? Есть в них какая-то жемчужина... Что-то неуловимое, - Янар неопределенно повел рукой, - В ЕЕ Величестве чувствуется импульсивность - кровь сказывается.

Отредактировано Янар (2009-09-15 13:43:49)

72

1 день лета 704 года

   Хоть Янар и сказал, что постарается с большим уважением относится к Мидарису и культуре этого королевства, слова мужчины говорили об обратном. Вопрос смешения кровей наверняка не был любимой темой для обсуждения Кэрриган. И хоть простой крестьянин любил свою королеву, но стоит им напомнить, что она на половину мадложанка, да еще и обвинить в невесть чем, то те могут взяться и за вилы… Такова психология малообразованого плебса. Суеверия и предрасудки царят в их головах, полностью подчиняя их.
   -Любой правитель в глазах посла становится самым прекрасным существом, что ступало на эту землю, - тихо, не опуская глаз на Кэрриган, произнес сипах, давая понять, что тема однозначно неуместная.
   -Вы не скучаете по своему дому? – решил спросить Мехмед, решив занять ум молодого Янара, чем-то более нейтральным.

73

1 день лета 704 года

Янар дернул уголком губ. По его мнению правитель не становился краше от того, что являлся собственно правителем. Урод, сев на трон, останется уродом, глупец - глупцом, трус - трусом. И от того, что перед ним гнут спины достойные и красивые люди наравне с такими же бездарностями, ничего не меняется.
- Что вы имеете в виду под домом? Родину, землю? Да, я скучаю по Мадлонгу. Я тоскую по своей земле. Разве могло быть по-другому? Для воина она становиться тем дороже, чем дольше он проводит время вдали от нее. Но по самому дому - ничуть.
Янар старался проводить как можно больше времени вне стен отцовского дворца - видеть довольные лица своих родственников было выше его сил. А еще он боялся сорваться раньше времени... Затевать все без должной подготовки было глупо.
- Хотя пожалуй я соскучился по сестрам.
Двух младших сестер он любил совершенно искренне. Молодые девушки подкупали своей непосредственностью и живостью характера. Янар даже уже успел купить близняшкам плоды здешнего народного промысла - куклы в народных костюмах, которые так и норовили всучить приезжим на базаре. куда он с побратимом заехал совершенно случайно.

Отредактировано Янар (2009-09-15 13:44:10)

74

оос: Янар правила времени!!!
1 день лета 704 года

   Улыбка появилась на лице Мехмеда, когда Янар развел понятия дома и родины. Да этот малый еще устроит цирк в Мадлонге, вопрос времени. О его ненависти к отцу и старшему брату можно было услышать почти от любого, но если обычно вы не воспринимаете слухи серьезно, то поговорив с молодым мадложанином лично, то сразу понимаешь – это вовсе не пустая болтовня.
   -Как думаете, мой дорогой друг, когда вы сможете вновь увидеть их? – продолжил сипах.
   Мехмед старался предвидеть все события в Мадлонге, даже находясь здесь, далеко на севере. Все-таки стараться охлаждать Мидарис не было целью старого мадложанина, скорее это было одной из задач. Процветание султаната – вот истиная цель сипаха, и хотя пока все его труды привели к тому, что Мадлонг оказался на грани гражданской войны, но разве можно было иначе решить проблему? Разве эти богатые рода интересует что-то кроме их собственной выгоды? Эти глупцы допустили возвышение Мидариса, потому что им важнее было следить за тем, как собираются налоги в их провинциях. Янар в качестве старшего визиря Шаншис, устраивал Мехмеда куда больше нежели его отец или старший брат. Как солдат по своей натуре, он казался более подручным нежели Абдельджаффар.

Отредактировано Мехмед (2009-09-15 13:00:58)

75

1 день лета 704 года

   -Смею заверить вас, - сухо ответил Савалл, - что никогда я не изменил своим женщинам, чтобы там ни говорили.
   И на взгляд Савалла Кэрриган не была «брошенной женщиной». Фелис ее не «бросил», а банально изменил, чем и вызвал… неудовольствие.
   Разговор зашел совсем не в ту степь. Кэрриган давно уже не делилась переживаниями со своим советником, который некогда был еще и другом. Тот и не претендовал, исправно выполняя свой долг. Канцлер и королева могли дружно посмеяться над очередной нелепой трогательной сплетней, соединяющей их в дурацкой истории, но не более того. Откуда брались эти слухи, наверное, не знали толком даже демоны и Боги.
   Работа работой, а подобных бесед между Кэрриган и Савалла еще не было.
   Поклоны и смена партнеров.
   Савалл отпустил королеву от себя крайне неохотно, словно отец дитя из дому. Кому досталась высочайшая честь дальнейшего танца с Ее Величеством, герцог  увидеть не успел, так как понял, с кем выпало несчастье танцевать ему.
   Амалия.
   На ее счет Савалл никогда, даже в их лучшие дни, не обольщался. Так что и сейчас, услышав слова обиженной женщины, не удивился и не расстроился колкости. К баронессе он ровным счетом ничего уже не испытывал – ни претензий, ни злости, ни чего-либо еще.
   -Что ж, надеюсь, вас это порадовало, баронесса, - вежливо улыбнулся канцлер, поудобнее перехватывая тонкую ручку женщины, так что та практически полностью оказалась скрытой в его ладони.

76

1 день лета 704 года
       Амалия только фыркнула в ответ на слова мужчины. В душе у нее до сих пор не улеглась обида. Если бы женщина имела привычку раздумывать над своими чувствами, она могла бы понять, что столько отрицательных эмоций она получила вовсе не из-за того, что этот мужчина стал ей особенно дорог или с ним она решила изменить свой ветреный образ жизни, вовсе нет. Баронессе нравилось то, как живет она сейчас, и ей не хотелось остепениться или родить детей, более того, ее пугали такие мысли. Просто она не привыкла, чтобы бросали ее, тем более так грубо, как сделал это канцлер. Прошлое слишком сильно исковеркало внутренний мир женщины, чтобы она спокойно перенесла подобный разрыв, хотя, пожалуй, забыть о нем было бы самым верным решением.
       Баронесса покосилась на свою руку в ладони партнера – чего ей сейчас по-настоящему хотелось, так это высвободить ладонь и вцепится в лицо канцлера ногтями. Жаль новых перчаток, но Амалия была готова на жертвы, чтобы утолить чувство мести.
       Неожиданно Амалия споткнулась. Вроде бы все оставалось по-прежнему, но какое-то неприятное ощущение не давало баронессе продолжить танец. К горлу подступила тошнота, легкое головокружение мешало Амалии сфокусировать взгляд на партнере. Женщина сильно побледнела.

77

1 день лета 704 года
   Время, оставшееся до смены партнеров, прошло в молчании. Кэрриган пыталась осознать, на кой она была так откровенна с канцлером, с которым по негласному соглашению они не сближались более, чем это необходимо было для работы, да и он сам, видимо, был немало этим удивлен.
       Музыка рассудила, что следующим партнером королевы будет Айрон. От отца к сыну – это могло показаться забавным, если бы Кэрриган сейчас была в состоянии оценить юмор. Айрона она видела не так уж часто и знала скорее по рассказам отца – тот был небольшим любителем светской жизни, однако, Савалл всегда упоминал о нем со сдержанной гордостью и любовью.
       Танец подразумевал общение, а Кэрриган не хотела, чтобы про молодого Тормендейла поползли слухи, что он попал в опалу, поэтому он через силу улыбнулась графу.
       - Нечасто вы балуете нас своим присутствием, Айрон.

78

1 день лета 704 года

   Если бы не мертвенная бледность, Савалл бы непременно счел неожиданную перемену в состоянии Амалии лишь неуместной игрой. Но вот такую нездоровую бледность на его веку еще никому не удавалось сыграть. Не хватало только, чтобы баронесса упала в обморок прямо посреди зала.
   Незаметно для посторонних, не сбиваясь с ритма и порядка танца, Савалл подвел Амалию к краю площадки, где стояли низкие диванчики, на один из которых и усадил баронессу. Непозволительно сейчас было оставлять ее одну, хотя женщина, очевидно, и не желала видеть его рядом. Поймав мальчишку-разносчика, Савалл велел принести воды, и через минуту уже протягивал Амалии до краев наполненный бокал.
   -Не хотелось бы вас оставлять в одиночестве, баронесса, но нервировать желание еще меньше. Можно откланяться?

---> Королевские покои

79

1 день лета 704 года
   -Что ж, впору хвататься за голову, - вздернула брови Шарлотта, услышав о новом титуле брата. – Он этого давно боялся.
   Последовав примеру кузины, графиня обернулась к танцующим. Вскоре на глаза попался и брат, и племянник, что вызвало немалое удивление – Айрон редко появлялся на подобных раутах и зачастую с супругой. Раз сейчас Хлои не было видно, то, очевидно, они снова рассорились с благоверным.
   Вот новости об убийстве были тревожными. Такого еще не было, чтобы прямо в королевском замке кого-то убили. Кроме, конечно, печально известной ночи, когда была вырезана почти вся королевская семья. Так что если бы не положение, которое обязывало, Шарлотта бы присвистнула.
   -И кто же набрался подобной наглости?

80

1 день лета 704 года
       Если бы баронесса была хуже воспитана, шипящее «проваливайте», стало бы лучшим ответом. Однако, аристократка рожденная и воспитанная такого себе позволить не могла.
       - Несомненно, вам лучше уйти. Всех благ, герцог Тейрим-Левиль.
       После нескольких глотков воды Амалия почувствовала себя лучше. Головокружение прошло, на щеки вернулся румянец, и, в конце концов, баронесса списала внезапное нездоровье на слишком туго затянутый корсет – обычное дело среди светских дам. Тем не менее, ей неожиданно разонравился бал.
       Баронесса поднялась и сопровождаемая Атисом, соткавшимся из воздуха, стоило ей только бросить взгляд на толпу придворных, покинула Белый зал.

---> Особняк в Дартмуре

81

1 день лета 704 года
       Кэрриган дотанцевала танец с сыном канцлера, расставшись с партнером чуть ли не с облегчением. Не то, чтобы Айрон был ей неприятен, но дурной настрой королевы, вкупе с хмурым выражением лица сына канцлера не делали танец незабываемым.
       Распрощавшись с графом Тормендейлом, Кэрриган стала высматривать сестру. На ней сегодня лежала еще одна неприятная обязанность – сообщить сестре об аресте Бертрана, чтобы взбалмошная девчонка не вздумала возмущаться тем, что ее «братца» засадили за решетку, и не испортила всю игру. Особых неприятностей Кэрриган от этого разговора не предвидела.
       Окликнув сестру, Кэрриган увела ее в нишу окна и, не медля, воплотила свое намерение.
       - Флор, нам нужно поговорить. Бертран совершил преступление. Родрик зу’Райн, не чужой мне человек, как ты знаешь, был убит несколько часов назад. По законам нашей страны монарх может лишить посла дипломатического иммунитета, если тот  совершит одно из семи тяжких преступлений, одним из которых является убийство аристократа, - Кэрриган остановилась, давая сестре осмыслить сказанное. – Бертран арестован. Я понимаю, ты все еще держишь в своем сердце образ мальчишки, что был нам когда-то другом, но прошу тебя, не совершай необдуманных поступков. Помни, что это сын человека, который убил нашего отца, твою мать. Всегда об этом помни.

82

1 день лета 704 года

Обменявшись парой вежливых фраз с партнером по танцу, Флер сделала еще пару шагов и поворотов, после чего танец закончился. Присев в реверансе, выражая свою вежливость партнеру, девушка  решила, что бал для неё закончен, причем чувствовала она себя не очень хорошо. Сколько эмоций, впечатлений за день плюс её состояние измотали герцогиню. Да еще эта вечная мысль о пропаже Бертрана после убийства Родрика не давала покоя.
Вздохнув, она хотела уже направиться к выходу, как тут её позвала сестра и они отошли к окну.
Сначала герцогиня совсем не вникала в сказанное Кэрриган, она так устала, что даже не представляла, что сестра может сказать её что-нибудь серьезное.
Однако, потом...
Флоренс почувствовала как земля уходит из под ног, а в глазах начинают плясать разноцветные зайчики. Схватившись за стенку, герцогиня ошарашенно-непонимающим взглядом уставилась на королеву.
"Как это арестован? Что он сделал? Убил этого жалкого прихвостня? За это его надо арестовывать? Бертран, зачем же ты так?"
- Он защищал мою честь, - только и успела прошептать герцогиня перед тем, как от бурных эмоций и переживаний потеряла сознание.

Отредактировано Флоренс Тинарр-ан (2009-09-27 22:29:35)

83

1 день лета 704 года
       Чего меньше всего ожидала Кэрриган, так это того, что произошло. Сестренка побледнела и упала в обморок – снова! Это превращалось в дурную привычку и вызывало серьезные опасения о состоянии здоровья Флоренс… Конечно, беременность – это не болезнь, но по симптомам иногда очень похоже. Королева наметила себе на будущее приказать более тщательно следить за состоянием герцогини, да и наряды Флоренс пора было сменить. Корсет мог послужить источником проблем и здоровой женщине, а уж девушке в положении…
       Вокруг засуетились. Кэрриган спиной чувствовала косые взгляды и слышала отовсюду перешептывание светских крыс – недолго, ох, недолго удастся сохранить в тайне неподобающее положение великой герцогини.
       Королева жестом подозвала слуг – Флоренс бережно уложили на носилки и  понесли в ее личные покои. Прежде чем последовать за сестрой, Кэрриган подозвала распорядителя бала и шепнула ему пару слов. Королева не хотела, чтобы ее уход сопровождался какими-то церемониями и вообще был немедленно замечен.
       Флоренс, все еще в бессознательном состоянии, Кэрриган, решительно шагающая рядом, и Марла, небольшой процессией покидали бальный зал. Уходя, Кэрриган гадала, почему известие о Бертране так подкосило сестренку. Виной здесь слабое здоровье, корсет и духота или же здесь кроется нечто большее…

---> Покои Флоренс ---> Королевские покои

84

1 день лета 704 года

   Разговор Мехмеда с Янаром продолжался достаточно плавно, возможно даже слишком спокойно для сипаха, привыкшего к двусмысленным диалогам. Юный ашраф видимо не был настроен враждебно к послу, а потому в ответ получал абсолютно такое же уважение со стороны ибн Меджида. Не стоит и забывать об особенном отношении мадложанина в возрасте к представителем воинских профессий. Да, Янар имел все возможности оказаться в личной свите посла, если бы не одно но. Сам ашраф стремился к чему-то гораздо большему, нежели верная служба одному человеку, пусть даже такому влиятельному как Мехмед.
   Вскоре Янар ибн Абдельджаффар покинул общество сипаха, и тому стало совсем тоскливо. Временами эта грусть накатывала волною воспоминаний о доме, семье, родине. В такие моменты ибн Меджиду становилось совсем не уютно и в нем просыпалась какая-то безумная тяга к горячим напиткам. Наверно это был тот способ ухода от этой бури эмоций. Мехмед прекрасно понимал, что напиваться не выход, но бороться с этими чувствами не было ни сил, ни желания.
   -Принеси мне чего покрепче, - скучно произнес сипах и верный слуга Адиль в миг послал какого-то мальчишку за вином.
   Алкоголь действует на людей по разному. Кто-то становится гиперактивным, выскакивает из штанов, нападает на людей или просто веселится и хохочет весь вечер, а кто-то наоборот уходит в себя и замыкается на проблемах. То что посол попыткой защиты, наоборот пробуждало куда более сильные и забытые воспоминания, погружая мужчину в еще более сильную депрессию. Не имея возможности понять причины этих мыслей, Мехмед просто продолжал пить и в итоге все-таки забывался. Но даже в таком состоянии он пытался сохранить честь и лицо Мадлонга на высшем уровне. Нет конечно его движения становились более неуклюжими, а речь мене внятной, но сипах решал эту проблему очень просто – уходил домой. Так он поступил и в этот раз.
   Когда сознания посла перестало удовлетворять требованиям его должности, Адиль распорядился приготовить карету и лично проследил за тем, чтобы Мехмеда аккуратно усадили и отправили домой. С того момента всем распоряжался этот молодой мадложанин. Под его чутким руководством был передан подарок королеве: три внушительных размеров гобелена вышитых лучшими мастерами султаната. На них изображались сражения древних мифов, хотя и были некоторые откровенные выдумки. Допустим миф о борьбе мадложан с рыбоподобными людьми действительно имел место быть, а вот сцена сражения людей с мантикорами ни в каких сказках султаната не упомяналась. Дело в том, что даже подарок королеве носил двоякий характер, мантикоры, как известно были одним из символов Мидариса, а султанат лишний раз напомнил своим северным друзьям о своей враждебности к северному королевству.
   После передачи подарка королевским слугам исчезли последние остатки Мадлонгской делегации.
   
=> Мадлонгское посольство

Отредактировано Мехмед (2009-10-03 18:37:48)

85

1 день лета 704 года

София улыбнулась реакции Шарлотты на новость о новом титуле брата. Что-то из далекого детства в ней проснулось, гадость хоть и маленькая, а как приятно. Тень тревоги при упоминании об убийстве. Да, воспоминания о смуте еще сильны, а убийство на балу в честь нового года наводит на весьма неприятные мысли, заставляя  строить невеселые предположения.
- Поговаривают, что ресский посол, - София задумалась. – Как же его зовут… ах да,  Бертран Дэбиан Тинарр-ан, так, кажется. Но я, к сожалению, а может и к счастью, не была свидетелем этих событий, посему ни подтвердить, ни опровергнуть их не берусь.
Бал подходил к своему завершению, кое-кто начал уже покидать пределы Белого зала. Плохо. Шарлотта очень не вовремя обратила внимание на свою кузину. Пора было оставить ничего не значащий разговор и перейти к тому, зачем она вообще выбралась на этот скучнейший раут.
- Ну что ж, Шарлотта, позвольте мне вас оставить, - София вежливо поклонилась кузине. – Еще раз с Амарохом вас. До свиданья.
Она не стала дожидаться ответа женщины, полагаясь на то, что та вполне удовлетворится ее любезным прощанием, а быстрый уход спишет на излишнюю эксцентричность, которая в тесном родственном кругу простительна.
Впрочем, даже если кузина захочет последовать за ней, потрудиться придется изрядно. София мастерски научилась превращаться в юркую и незаметную серую мышку. Женщина смешалась с людьми, следующими к выходу.
Коридор, ведущий прочь из Белого зала, был полон народу: королева покинула своих подданных и для многих это стало сигналом к медленному, чинному отъезду из дворца.  София тяжело вздохнула, заговорилась она с кузиной, хотелось, чтобы свиделей было как можно меньше, но мы предполагаем, а его величество случай располагает. Что ж делать, придется работать в таких условиях.
София дошла до места разветвления коридора вместе с двумя немолодыми женщинами, за которыми прочно утвердился титул самых больших сплетниц Дартмура. Тут она словно бы невзначай сунула руку в карман, в котором лежал носовой платок и нащупала уголок, где были вышиты ее инициалы. Нащупав, она сковырнула их и извлекла кисть из кармана, между пальцев у женщины было зажато вещество, которое любят называть «порошок ночной тьмы». (Однако «порошком» сие вещество можно было назвать лишь номинально, по своей структуре оно скорее походило на липкий пластилин). Эти манипуляции собеседницами графини остались незамеченными, они как раз перешли к обсуждению нарядов дам на сегодняшнем вечере. Осталось сделать совсем ничего - незаметно бросить нити «порошка» в ближайший факел, что тут же и было проделано. К сожалению Софии вновь не повезло, первая попытка оказалась неудачной, нить не долетела до факела, зато вторая прошла успешно. Факел раздраженно плюнул огнем, словно подавившись, и через секунду весь нижний этаж дворца утонул во тьме. Со всех сторон послышались удивленные, испуганные вскрики, несколько особенно нервных дамочек окрасили картину заливистыми визгами, но Софии было не до них.  «Порошок» был очень хорош, он поглощал весь видимый свет, погружая в абсолютную тьму, но была у монеты и другая сторона: он вызывает сильные галлюцинации, правда не сразу, но эффект ускоряется, если те, кто вдыхает его, принимали до этого алкоголь. Но запаху нужно время, чтобы распространиться, поэтому София со всех ног побежала по коридору. У нее было в запасе около пятнадцати минут, потом нужно было вернуться и потушить факел, женщина надеялась, что до этого момента никто с ума сойти не успеет. Ориентироваться в кромешной тьме Софии помогало то, что она несколько месяцев готовилась к этому дню. Дошло до того, что женщина высчитала количество шагов, которые ей необходимо совершить. «Так… сейчас будет поворот, пять  шагов и дверь с левой стороны». Она резко затормозила, и вытянула руки перед собой, нащупывая дверь. Ее расчеты оказались верны, руки нащупали ровную лаковую поверхность двери кабинета начальника темпларов. «Фух…» - выдохнула София, теперь оставалось самое важное. Хозяина кабинета сейчас не было на рабочем месте, совсем недавно ему доставили небольшую записку из дома, в которой сообщалось, что его молодая жена, которая носит под сердцем долгожданного первенца, почувствовала себя нехорошо. Тень сработал великолепно. София довольно хмыкнула, зелье, что было добавлено в еду, ни матери, ни ребенку вреда не принесет, однако поволноваться заставит изрядно. Но ей стоило торопиться.
За мгновенье до того, как рука коснулась ручки двери, женщина сплела иллюзию. Заклинание, придуманное еще в стенах Академии, встраивалось в структуру стандартных охранных чар, и они переставали распознавать заклинателя как чужеродный элемент. Все бы было просто замечательно, но у Софии никак не доходили руки, чтобы довести эту иллюзию до ума, поэтому время ее было очень ограниченно, чары действовали всего пять минут. Еще заклинание, чтобы открыть дверь, и вот София внутри кабинета. Так как дверь была плотно закрыта, «порошок» не смог полностью поглотить все источники света, одна свеча все еще горела. «Какая удача, возможно, бумажку красть и не придется». Женщина подбежала к большому дубовому письменному столу и стукнула тростью по левой ножке, открылся потайной ящик.  Нужный листок лежал третьим. «Три минуты!» – София схватила подсвечник, с единственной горящей свечой, притягивая его ближе к себе, и впилась глазами в бумажку. Закрыла на мгновенье глаза, губы беззвучно зашевелились, открыла, сверилась, кивнула. Бумаги вновь уложены в потайной ящик, свеча заняла свое место. Женщина выскочила из кабинета за мгновенье до того как чары развеялись. Выдохнула, прижалась к двери, пытаясь успокоить бешено стучащее сердце, но расслабляться было еще рано.
И снова сумасшедший бег по коридору, на этот раз ориентироваться было легче, помогали людские голоса и отвратительный, резкий запах «порошка». «Успела!» Тростью сбила факел со стены и затоптала черный огонь. Мгновенье потребовалось, чтобы на этаж вернулся свет, за это время София успела отскочить от факела и пробежать чуть дальше. Кода свет вернулся, крики раздались вновь, но на этот раз в них слышалось облегчение. София выдохнула, прислонилась спиной к холодной стене и сползла вниз, все-таки она была в самом эпицентре событий, запах должен был добраться до нее одной из первых. Кто-то помог ей подняться, женщина не обратила внимание на сердобольного, который поспешил усадить ее на диванчик.
- Больше никогда ноги моей не будет на подобных раутах! – жаловалась кому-то София, ей так усиленно подсовывали под нос нюхательную соль, что она уже устала отмахиваться. – Королевский дворец вроде бы, а должной безопасности обеспечить не могут!

Отредактировано София Коттер (2009-10-03 23:34:17)

86

1 день лета 704 года
Наконец в дворцовом коридоре показалась фигура Логана.
- Миледи, с вами все в порядке?
- Уже да, но давай как можно скорее покинем это место.
- Как вам будет угодно, миледи.
Мужчина помог Софии подняться  с диванчика и провел к выходу из дворца, где ее ждала карета.
- Из особняка пришло сообщение о том, что к вам с визитом приехал ваш брат с семьей.
- Шарден?! – воскликнула она. – Почему ты раньше мне не сообщил? Хотя можешь не объяснять.
Логан подсадил графиню в экипаж, сам же предпочел устроиться рядом с кучером, это могло означать лишь одно.
- Тень? – тихо спросила София, внимательно приглядываясь к  сиденью напротив.
-Миледи, - темнота зашевелилась, и проступили очертания фигуры. – Отличная работа.
Женщина раздраженно хмыкнула, не тот  Тень человек, чтобы оценивать ее работу, однако вслух сказала совсем иное.
-Спасибо, но все благодаря тебе, - улыбнулась. – Вот мы и обменялись любезностями, перейдем к делу.
-Перейдем, как я понимаю предприятие прошло успешно и у вас есть, что передать моему господину.
- Есть, однако, я буду настаивать на личной встрече, скажем… где-нибудь в торговом квартале, - женщина задумалась. – Но я вынуждена попросить тебя о маленьком одолжении, Тень.
- Для вас все что угодно, миледи, - темная фигура изобразила что-то вроде поклона.
- Попридержи информацию, через пять дней загляни ко мне, оговорим, где можно побеседовать, не привлекая ненужных глаз.
Ответа Софии пришлось ждать долго, но вот:
- Хорошо.
София незаметно выдохнула, теперь у нее будет время побыть с семьей. Тем временем экипаж покинул пределы дворца
==>Особняк Коттер

Отредактировано София Коттер (2009-10-13 20:03:48)


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Королевский замок » Белый зал