Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Эрин Вальмор, Савалл Тейрим-Левиль. 701-ый год, где-то в Мидарисе...


Эрин Вальмор, Савалл Тейрим-Левиль. 701-ый год, где-то в Мидарисе...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

По ряду причин Савалл ненавидел осень. То есть ту ее часть, когда начинал рядить снег с дождем – от сырости и холода у графа начинали болеть переломанные некогда ноги.
   Поездки, подобные этой, нечасто выпадали на долю канцлера и он был рад им, но вот чертова погода…
   -Вот дрянь, - ругнулся граф, еще глубже кутаясь в дорожный теплый плащ на меху.
   Ехал граф, разумеется, не один, компанию ему составляла молодая графиня Вальмор. Саваллу казалось, что девушка порядком его побаивается. Впрочем, нормальная реакция на присутствие канцлера. Сам Савалл, впрочем, весьма ценил Эрин и ее нестандартные для девушки таланты – то, чего обычно легко ждут от мужчины, никогда не ожидают от женщины. Девушка была действительно живой, в особенности по сравнению с большинством придворных дам.
   Им предстояло навестить старого ландграфа Ориониса, преданного сторонника Ее Величества, с некоторыми распоряжениями и письмом от королевы. Полным ходом до замка ландграфа можно было добраться чуть меньше, чем за сутки – однако по раскисшему от снега и дождя тракту это было просто невозможно. Два или три переезда в лучшем случае, сохраняя инкогнито.
   Уже начинало темнеть, а два всадника все еще не добрались до постоялого двора, который, насколько знал Савалл, обещал быть из разряда «отвратительно, но считайте, что вам повезло». Кошелек и бумаги держать следовало при себе.
   -Эрин, - заговорил канцлер, - мне остается лишь в очередной раз восхититься вашей выдержкой и несгибаемостью. Я уже отвык от подобных скачек.

2

- А я и не привыкала, - вполголоса сообщила Вальмор, неаристократично шмыгая носом, - но пора... поразительно, сколько может вынести человек, когда у него нет выбора.
Зубы тихо, но выразительно стучали. Это была не самая холодная осень, но одно дело, когда рассуждаешь о погоде, сидя дома у камина и под теплым пледом, а другое - когда весь день в дороге, не слезая с проклятого коня. А с этими тварями у Эрин тоже были своеобразные отношения. Вот бывают люди, которые их ненавидят и боятся. Бывают люди, которые их обожают. А бывает королевская посланница, которая ненавидит их и плевать хотела на то, что они думают. За что часто страдает из-за отбитой о седло задницы.
А задница, между прочим, второе главное достояние уважающий себя девушки - сразу после си... глаз.
С канцлером, впрочем, у Вальмор тоже были своеобразные отношения. Хватит уже, что тот был единственным человеком, которого она боялась. Это, извольте видеть, почти феномен.
Женщина устало всматривалась в подступающие серые сумерки. Чавканье лошадиных копыт по дорожной грязи вызывало приступы глухой ненависти к миру. Боль в пояснице их только усиливала, так что Вальмор грешным делом уже потеряла надежду и вовсе, приготовившись подхватывать тяжелую простуду в осеннем лесу под кустами, но не тут-то было, впереди наконец-то показались огни того самого, будь он неладен, притона.
- О, Таико к нам милостив, - без выражения отметила она: сил на восторг уже не осталось, - предлагаю отпраздновать, у меня еще пара глотков вишневой наливки во фляге... А потом последний рывок.

3

Савалл сочувственно покосился на выстукивающую зубами дробь Эрин – все же по объективным причинам женщинам, как бы крепки они не были, подобные переезды давались  сложней. Граф хотя бы не отбивал дробь зубами, рискуя лишиться оных.
   -Спасибо, Эрин, не стоит. Выпейте и за меня, - вздохнул граф.
   Почуяв близкий отдых, Шахрул коротко заржал и пошел быстрее, так что брызги грязи из-под копыт летели во все стороны.
   Постоялый двор, как и ожидалось, оказался хуже некуда – спасибо хоть крыша и стены были на месте. Спешившись, Савалл пнул ветхую коновязь и рявкнул на плешивого конюха, вяло жевавшего соломинку:
   -Если мой конь уйдет с этой гнилушкой, я тебе заготовку для новой в зад засуну. Коней вычистить и накормить. Головой отвечаешь.
   На столь задорной ноте граф зашел в трактир, толкнув дверь ногой, так что та, распахнувшись, чуть не пришибла проходящего мимо постояльца. Тот было вознамерился наподдать неосторожному олуху, но, наткнувшись на тяжелый мрачный взгляд вошедшего и руку, лежащую на рукояти меча, что-то проворчал и предпочел пройти мимо.
   Внутри было на удивление людно – видимо непогода загнала в эту дыру всех путников со всех окрестностей. Убранство впечатляло: низкий закопченный потолок, заляпанные столы и лавки, прогнившая стойка…
   -Две комнаты, хозяин, - мрачно сказал Савалл, потянувшись за деньгами, - и лучшей горячей еды, что найдется.
   -Одна, - флегматично ответил трактирщик, тощий и длинный как метла.
   Савалл полез в кошель и кинул на стол серебряный. Большего весь набор удовольствий здесь явно не стоил.
   -Да нет, господин, одна комната.   
   -Так поищи еще.
   -А мне это надо? Хотите две комнаты, идите и вышвырните кого-нибудь, а мне лишние проблемы не нужны, господин.
   Канцлер выругался на родном языке и огладил встопорщенную бороду. Настроение у него было прескверное. Плюс его спутнице явно не пристало ночевать с посторонним мужчиной в одной комнате. И, хотя Саваллу многое было известно о молодой графине, приличия следовало соблюдать хотя бы формально.
   -Эрин, - тихо обратился он к девушке, - я сейчас пойду подыщу еще одну комнату, а вы пока побудьте здесь. Если найдутся смелые и неразумные, не стесняйтесь и бейте, чтобы прозрели… ну или зовите меня, не приведи Боги, случись что.
   «А если не найду – уйду спать в конюшню, черт подери эти приличия».

4

- Да плюньте, мессир, - устало посоветовала Вальмор, - ну зачем нам ввечеру драка с трупами? Непременно же будет. Они не устроят - так я устрою, вон тот хрен в углу так смотрит, что я б ему с удовольствием зенки-то повырезала... ой... кхм. Прошу прощения.
Да, инкогнито они соблюдали славно, ничего не скажешь. Чего стоил один заход канцлера. Понятно, что всемогущего Тейрим-Левиля в нем вряд ли угадали, но, повинуясь инстинктам, расползлись по углам от греха подальше. Сила - это такая штука, которую если не чуять издалека, то можно быстро лишиться головы и прочих частей тела.
Что до самой Эрин, то она всю жизнь плевать хотела на какие-то там мифические приличия. И придорожный трактир был явно не тем местом, где следовало их неукоснительно соблюдать. Ой, можно подумать, два смертельно усталых человека только и озабочены, что бы такого непристойного устроить в темном углу.
Поразительно. Если судить о людях по тому, что им запрещают делать правила этикета и морали, получается, что все люди - бестактные, отвратительные, жадные выродки, озабоченные исключительно вульгарным трахом с кем попало и в какое угодно время.
В общем, такими вечерами посланница была исключительно мизантропична.
- Ты, дядя, чего-то явно недопонял, - сквозь зубы обратилась Эрин к трактирщику, - мы тут самая главная проблема. И если хрен бы с ней, с комнатой, то ужин у нас будет хороший. Такой, как ты для себя готовишь. А еще мне нужна твоя самая крепкая самогонка, ведро кипятка и два полотенца. В комнату.
Присоединив еще один серебряный к "пожертвованию" графа - платой, ввиду отвратительного сервиса, это назвать было сложно и очень неправильно, женщина потерла виски. С холода - в душное помещение, полное дыма, который далеко не весь исходил из камина... в воздухе, смешанный с копотью, сомнительным ароматом горелого жира и перегаром, явственно чувствовался запашок "черного сбора". Голова стремительно наливалась нехорошей тяжестью.
Но нет, сейчас главное не упасть. Надо поужинать и каким-то образом уговорить грозного канцлера воспользоваться самогонкой, кипятком и полотенцами - проще говоря, привести в порядок ноги. А ноги у него явно болели, слишком уж он характерно их приволакивал, сам того, видимо, не замечая.
Ибо если не воспользуется, то хрена лысого они завтра куда поедут.
- Ну представьте, что я ваш оруженосец, - пожала плечами Вальмор, следя, как трактирщик энергично топает прочь от стойки, - это вам поможет, ибо сами вы с ногами не справитесь.

5

Савалл чертыхнулся про себя. Девица оказалась чересчур наблюдательной.
   -А кто сказал, что я буду с ними что-то делать? – изогнул бровь канцлер. – Нет, миледи, не собираюсь.
   Вернулся трактирщик и вручил путешественникам ключи от номера. Буквально выдрав из рук графини ее дорожные сумки и взвалив их на плечи, Савалл стал тяжело подниматься по ветхим ступеням вверх.
   Их «номер» был не лучше всего постоялого двора. У единственного окна не было половины стекал, у стен стояла пара плохо обструганных, но отполированных сотнями задов лавок. У Савалла также зародились подозрения, что в матрасе не сильно-то широкой кровати обосновался могущественный клан клопов.
   Кинув сумки в дальний угол, граф уселся на лавку, привалившись к стене и вытянув вперед ноги. Кости нещадно ныли. Прошли годы и Савалл порядком привык к этим болям, но все же недостаточно, как оказывалось каждый раз.
   Принесли ужин. Если он был приготовлен, как и велела Эрин, для себя, то бедолагу-трактирщика было несказанно жаль: водянистая похлебка с брюквой, булка серого хлеба, два стакана чая из веника и четвертина самогонки.
   -Что ж, насколько я знаю, ни у кого за всю историю не было столь прекрасного оруженосца, - морщась ответил Савалл, - так что уж лучше давайте я о вас позабочусь. Используйте этот чертов кипяток, чтобы голову вымыть или что там еще можно сделать? А я буду в порядке, ручаюсь вам.
   Прогнав мальчишку с едой, граф подпер дверь двумя лавками, сдвинув их вместе и кинул на них вещевой мешок, который, очевидно, собирался использовать как подушку.
   -А вам, миледи, достается кровать. Если все же тут водятся клопы, тогда придется мне идти на пол. А теперь приятного аппетита.

6

Вальмор покривила бледные губы, рассматривая похлебку в тарелках, потом пожала плечами и молча принялась за еду - желудок у посланницы работал работал так, что спокойно воспринял бы и гвозди, а брезгливо ковыряться в тарелке, как ее бывшие коллеги-фрейлины, Эрин так и не научилась.
Комплимент был полностью проигнорирован.
- Мессир, ну пожалуйста, - возразила она тоном, каким говорят то ли с больными, то ли с упершимися рогом баранами, - я, честное слово, отвернусь. Вы же лучше меня знаете, что бывает, если все болит с вечера, да по сырости еще. Не встанете ж завтра. Суньте уже ноги в это клятое ведро, разотрите самогонкой - и ляжем спать. Все легче будет с утра. Фу, твою мать...
Женщина выловила из тарелки таракана, задумчиво оглядела его со всех сторон и швырнула на пол.
- Это, видимо, мясо.
Хлеб отчаянно вонял опилками. Эрин сквозь зубы пожелала трактирщику сдохнуть от такой диеты в ближайшие полгода и достала наливку, которой оказалось несколько больше, чем она предполагала, а вылитая в горячий чай, она не то, чтобы преобразила напиток, но сделала его вполне годным к употреблению.
- Вот, теперь можно греться.

7

Савалл хватил кулаком по лавке.
   -Вы меня за кого принимаете? – тем не менее спокойно спросил он, лишь сведя брови на переносице. – За неразумное дитя? Прекратите немедленно, графиня.
   Как только Савалл отставил пустую миску, в дверь раздался стук, предрекающий вполне известные события – драка с поножовщиной.
   -Проваливайте, - крикнул Савалл, впрочем, получилось весьма безразлично.
   -Эй, вы, давайте-ка поговорим! – голос любителя чужих кошельков был или сильно простужен, или его голосовые связки были покрыты коркой ржавчины.
   Граф со вздохом поднялся на ноги, взяв меч, и стал отодвигать лавки от двери, кивнув Эрин, чтобы та отошла подальше.
   -И не высовывайтесь.
   Канцлер был в настроении набить пару морд, выместив тем самым раздражение всего дня.
   Прежде, чем до конца открылась дверь, Савалл подхватил лавку и со всей силы саданул в щель, судя по всему угодив в челюсть. Второго встретил ударом рукояти меча в кадык, который не преминул хрустнуть. Впрочем, тут же граф получил обмотанной тряпками дубинкой в висок.
   Савалл отступил назад, пока спиной не наткнулся на стену…
   Вся потасовка была недолгой и заняла минуты три. В результате канцлер обзавелся порезанной ладонью, когда схватил за лезвие кинжал, которым ему метили в печень, парой синяков и ушибов. На полу в комнате валялась пара трупов, еще один горемыка отползал к выходу.
   -Эй, хозяин! – крикнул граф, выкинув тела на площадку и сложив их кучей у лестницы. – Принимай!
   С этими словами он толкнул ногой тела и те загрохотали вниз по лестнице. Не став дожидаться, пока кто-то обратит на них внимание, Савалл вернулся в комнату, где застал Эрин с расплывающимся кровавым пятном на рубашке. Конечно, глупо было предположить, что девчонка удержится от искушения ввязаться в веселую потасовку.
   -Глупая девчонка! – рявкнул он, кидаясь к своей сумке, где вез все необходимое в данной ситуации. – Я же велел вам не ввязываться!

8

- А что вы предлагаете? - сквозь зубы поинтересовалась Вальмор, зажимая рукой бок, - стоять и смотреть, как мне лезут горло резать? Там... под столом, еще два.
Один из сваленных под столик надрывно застонал.
- Полтора, - поправилась посланница, облизывая кровь с руки. Когда все началось - внезапно, как все такие вот потасовки, Эрин привычно прислонилась спиной к стене. Несмотря на то, что было одно удовольствие смотреть, как канцлер раздает всем профилактических пилюлей на ночь, сама она тоже сидеть без дела не любила. Знал бы Анди, когда его воспитанница блевала за углом, увидев первый собственноручно сделанный труп, как она после этого войдет во вкус.
Говорила Вальмор, между тем, чистую правду. Она не начинала. Просто потому что не успела: двое дурно пахнущих красавцев ускользнули от Великого и Ужасного и разумеется рванулись к легкой по их мнению добыче.
Один из них даже успел удивиться, прозревая, как вокруг шеи у "напарника" захлестывается потемневшая лютенная струна.
- А теперь дайте мне "ля", - с дрянным оскалом попросила девчонка и рванула в стороны петли-рукоятки. Было много крови.
Ударить он все-таки успел, но уже понял, что вскользь - а потом тоже отправился под стол.
Эрин дооблизала пальцы и медленно опустилась на скамью. В глазах роились противные мошки.
- Я чуть-чуть посижу, - сказала она, - там... царапина совсем.

9

Раздражение, впрочем, быстро сменилось жалостью к отчаянной девчонке. Все же нужно иметь поразительную смелость, чтобы не грохнуться в обморок при виде двух головорезов, надвигающихся на тебя, да тем более убить одного из них, а второго ранить.
   Убить человека куда как сложнее, чем кажется. Это Савалл знал по собственному опыту.
   Тяжело вздохнув, граф присел рядом с Эрин и осторожно, даже ласково погладил ее по волосам. Рана в бочине – одна из самых неприятных и опасных. А девушка находясь в шоке – или, в случае с молодой графиней, скорей под действием адреналина, - может и не почувствовать боли в полной мере. Савалл сам однажды подумал, что его всего лишь «поцарапали», а в результате едва не умер от кровотечения из печени.
   -Эрин, - вкрадчиво начал он, поворачивая к себе лицо девушки и глядя ей в глаза, - нужно посмотреть и промыть рану. Кто знает, чем эти ублюдки могли смазать ножи.
   Канцлер осторожно накрыл ладонью рану и несильно прижал. По руке тут же побежала теплая струйка. В сердцах граф снова ругнулся, но все же смолчал.
   -Дайте мне взглянуть, Эрин. Будьте хоть сейчас обычной девушкой и доверьтесь мужчине.

10

- Ой... Угу, вам, мужчинам, только доверься, - криво усмехнулась Вальмор, но отстраняться не стала. Неизвестно, что там думал граф Тейрим-Левиль, однако же она не собиралась устраивать истерику из-за такой мелочи, как дать осмотреть рану.
И, честно говоря, душевных сил на истерики у нее вовсе не осталось. К тому же ее не так часто гладили по голове, чтобы не принимать этого во внимание.
Эрин пожала плечами, стягивая через голову порядком обезображенную рубашку. Толку от нее теперь нет, кровавая тряпка и все тут... ее любимые тонкие льняные рубашки! По ллирду, кстати, за одну!
На лице посланницы отразилось самое настоящее страдание.
Сквозь прозрачную и надоедливую мошкару перед глазами вальмор с любопытством уставилась на канцлера, послушно поднимая руку и закидывая за голову. Не в первый раз, правда, раньше ей везло на лекарей больше.
потом она подумала, что у графа, наверное, большой опыт оказания первой помощи - как и у любого, кто в своей жизни достаточно воевал. Тем не менее, чувствовать себя перед кем-то настолько беззащитной, как сейчас, Эрин не привыкла. кроме того сейчас ей уже казалось, что в комнате холодно, хотя это, наверное, после драки и от того, что сидеть полуголой перед непосредственным начальником как-то... неуютно, хоть и плевать - от боли в боку всегда плевать.
Вальмор тихо поежилась и закрыла глаза.
- Надеюсь, до утра будет спокойно, - проворчала она сквозь зубы.

11

В общем-то в момент, когда Эрин сняла разодранную рубашку, Савалл в полной мере осознал, что перед ним женщина. Отвесив себя ментальный подзатыльник, граф запоздало осознал свою ошибку. Но, с другой стороны, что же, оставлять ее без пригляда? Савалл чувствовал странную ответственность за эту девчонку.
   Перетащив поближе ведро с уже едва теплой водой и сумку с медикаментами, граф присел на корточки подле Эрин. Вымыв руки, вылив при этом часть воды прямо на пол, и промыв рану на собственной руке, Савалл осторожно ощупал края пореза на боку Эрин и нахмурился. Приблизив нос к самой ранке, канцлер потянул тонкими ноздрями и брови его вовсе слились в одну черную полосу.
   -Не нравится мне все это…
   Поднявшись, повернул голову Эрин к тусклому свету, который давала свеча, осмотрев зрачки – расширены.
   Витиевато выругавшись, Савалл снова опустился к ране и припал к ней, высасывая кровь, в которую могла попасть отрава с ножа. Сам граф уже начинал нервничать – каково будет, если молодая женщина помрет в этом грязном трактире из-за каких-то ублюдков? А ведь в этом будет виноват он – не смог углядеть, уберечь. Помочь, в конце концов.
   Сплюнув в последний раз на пол слюну вперемешку с кровью, мужчина сделал глоток прямо из ведра, чтобы прополоскать рот.
   В конце концов на порез была положена мазь и наложена плотная повязка. Покопавшись в другой сумке,  Савалл извлек на свет теплую рубашку из выделанной шерсти синегорских овец и снова сев рядом с Эрин помог натянуть ее, после чего сам засучил рукава.
   -Знаете, Эрин, - довольно зло пробормотал граф, - если с вами, несмотря на все, что-то случится по вине нынешних покойников, мне придется их воскресить. А потом снова убить, со всей жестокостью и изощренностью. Пойдемте, я помогу вам дойти до кровати.

12

Эрин было хотела хмуро заявить, что она сама везде доберется, и нечего ее трогать вообще - в моменты слабости у посланницы делался еще более скверный характер, чем обычно - но ей было отчего-то совсем  холодно, а потому она просто тихо встала, судорожно вцепившись в рубашку канцлера.
Канцлер был большой и теплый. Таико знает, что там делал помутившийся рассудок Вальмор, а инстинкты действовали безошибочно. Обхватив руками графа Савалла (это было примерно как пытаться облапить медведя), Эрин умудрилась еще на ходу устроиться поудобнее и блаженно заурчать - потому как сразу согрелась.
Потом ее вроде как опустили на кровать, и это было обидно. Кровать была жесткая и холодная, кололась чем-то из-под матраса, к тому же...
Посланница открыла глаза, глядя в лицо мужчины неожиданно весьма осмысленным взглядом.
- Знаете, Шеф, - этим забавным коротким словом она часто называла главу Тайной Инквизиции в мыслях, но до сих пор никогда - вслух, - мне это уже не поможет, если что.
Неожиданно она вспомнила известную байку, которой сама не раз потчевала хороших знакомых - о капризничающей даме и не осознающем причин ее капризов господине. "Мне холодно! - Милая, я принесу тебе одеяло... - Хочу мужчину! - Ну где я тебе найду мужчину в три часа пополуночи?!"
Вальмор сдавленно хрюкнула. Было и смешно, и больно. Вцепившись в плечи графа Савалла, она села на кровати, не отпуская рук:
- Шеф, мне холодно. И умирать я не собираюсь.
А на тот случай, чтобы у того не возникло сомнений, устроила канцлеру довольно продолжительное развлечение: поцелуй на трактирной койке в дурацкой позе и попытках не хихикать из-за щекочущейся бороды.
Хулиганство чистой воды, между прочим. У всех свои способы доказать себе и окружающим, что смерть рядом не ходит.

13

Нельзя сказать, чтобы Савалла удивил такой поворот событий. Классическое действо.
   И не то, чтобы граф был против столь приятного предложения и формы, в которой оно было сделано. К тому же Савалл был свободен от отношения, а значит и от обязательств. Девушка, несмотря на свои странности и яркую нестандартность, была весьма привлекательна. И, самое главное, Савалл отчего-то был уверен, что утром не услышит в свой адрес иррациональных упреков, которые никогда не мог понять ни один мужчина. Вы, граф, мол, подлец – воспользовались моментом слабости дамы.
   Просто поступок двух взрослых людей, знающих чего хотят от момента и общества друг друга.
   Савалл притянул Эрин еще ближе и вздернул голову за подбородок. Осторожно, чтобы не потревожить повязку, он стянул с плеч девушки рубашку и понял, что та больше походит на ледышку. Невнятно пробурчав что-то, Савалл коротко поцеловал Эрин и припал к шее, запустив руки под рубашку на спину девушки…

14

И было утро. Эрин по привычке открыла глаза - как всегда просыпалась, не потягиваясь, не зевая - и рывком села.
Она это, в общем-то, зря. Боль под ребрами тут же напомнила о себе, посланницу прошибло холодным потом и она тихо опустилась обратно на кровать, сдерживая тошноту от боли и нашаривая на грязном полу сброшенную вчера рубашку.
В глазах темнело от бессильной ярости.
"Тряпка... холерный демон тебя дери, тряпка, вставай. Вставай, ты вчера получила что хотела авансом, теперь работай..."
Прижавшись на мгновение к Лорду-канцлеру, Вальмор будто впитывала тепло некоторое время. Потом все же села. Ночь определенно выдалась прекрасная, но вот отсроченная расплата за нее была поистине отвратительна.
Так. Села. Молодец. Теперь встать на ноги.
Мир в очередной раз качнулся. Эрин осела на кровать.
- Ну твою мать, - обреченно сказала она и тихо захныкала, пока никто не видит.

15

Савалл давно не спал, но виду не подавал, чтобы не тревожить Эрин. Когда девушка прижалась к нему, вся ледяная, мужчина осторожно пошевелился, разворачиваясь набок.
   Эрин же, видимо, отошла от начального шока и теперь испытывала на себе все те сомнительные радости, которые несет с собой, пожалуй, любое ранение. Вздохнув, Савалл сел в постели, попутно натягивая рубашку. Ночью он несколько раз вставал, ходил по комнате, останавливался у постели, глядя на спящую девушку, поправлял сбитый в ногах плащ.
   Сев в постели, свесив ноги, граф обнял Эрин, закутав в одеяло, и привлек к себе на грудь.
   -Сегодня никуда не поедем, - тихо сказал он, успокаивающе поглаживая спутницу по спутанным волосам. – Время есть, так что останемся здесь. Тебе нужно оправиться.
   Савалл был уверен, что Эрин не станет попросту поднимать события прошедшей ночи, но и сам не мог спокойно смотреть, как та мучается из-за его вчерашней ошибки. Хорош же он, что позволил тем ублюдкам добраться до молодой графини. Сейчас же мужчина хоть как-то старался загладить свою вину. Склонившись еще ниже, Савалл легко коснулся губами щеки Эрин.
   -Приляжешь?

16

- Ненадолго, - посланница вздохнула, позволяя обнять себя. Это было, мягко говоря, необычно: поскольку "Эрин раненая" и "Эрин наутро после бурной ночи" обычно выглядела и вела себя как раненая ласка. То есть, весьма паскудно, злобно и неуживчиво.
Но в руках у графа было тепло и спокойно, и боль даже успокаивалась, а не как обычно.
Она закрыла глаза, устраиваясь поудобнее.
- Нельзя. Мессир, один день ничего не решит, может стать только хуже и мы застрянем тут до скончания времен. Лучше я к вечеру свалюсь в замке у ландграфа Ориониса... чем свалюсь здесь. Там хотя бы еда и лекари. А здесь - грязь и... даже бинтов нет.
Быть спокойной, быть разумной. О, Таико, надо же было так глупо подставиться. И самой стыдно, и Шефа подвела, дура малолетняя... Он, наверное, и возится с тобой только потому, что жалко такую убогую бросать. Оххх...

17

-А еще хуже будет, если свалиться с коня под куст в грязь, головой об камень, - пробормотал Савалл, не отпуская Эрин.
   Девушка уютно умостилась у него на груди, так что граф даже боялся пошевелиться лишний раз, лишь осторожно прижимал ее к себе.
   -Что касается еды, то, думаю, здесь все же прохаживаются охотники, которые не откажутся продать свою нехитрую добычу за приличные деньги. Так что накормить голодную девушку, думаю, мне под силу. И, думаю, как известно, я служил в армии, так что и рану вылечить способен. Останемся здесь до завтрашнего утра, если станет хуже, наймем повозку для тебя и вернемся в Дартмур, все же он ближе и дорога до него лучше.
   Савалл замолчал, задумавшись. Что ж, видимо, позже все вернется на круги своя – он Лорд-канцлер, а она королевская посланница. Но сейчас графа это мало заботило. Чуть подавшись вперед, он тронул Эрин за подбородок, вынуждая взглянуть в его сторону.
   -Забудь хоть на некоторое время о посланиях. Можешь считать это приказом, если так удобней. Я виноват перед тобой, так что прошу разрешения эту вину загладить, миледи Вальмор.

18

Эрин впала в тихую панику. Она и сама не смогла бы сказать, почему ее так пугает перспектива остаться здесь и лечиться в треклятой таверне - может, потому что вонь плохой еды и старого матраса в таком состоянии были для нее невыносимы. Когда Вальмор не держал на плаву ее исключительно здравый рассудок, она становилась склонна к странным реакциям и не менее странным ассоциациям.
Болеть в таком месте для нее прочно ассоциировалось с дурной смертью.
Очень дурной.
Но с Шефом не спорят. И хотя бы можно спрятаться у него в руках.
- Ни в чем вы не виноваты, - буркнула она, - сама дура. Надо было... ой... смотреть, кто сбоку руками машет.
И тут же вцепилась обеими руками в Лорда-канцлера, с некоторым облегчением переставая думать о ране, необходимости о чем-то заботиться и вообще. В некоторых случаях слабой побить даже приятно.
- Хорошо. Как скажете...

19

-Виноват, - решительно возразил Савалл, не отпуская Эрин.
Граф еще немного посидел, но затхлый воздух в комнате не давал нормально дышать и логично было предположить, что раненную девушку он способен доконать. Осторожно высвободившись, Савалл поднялся, настежь распахнул полуразбитое окно и подтащил к нему достославные лавки.
-Я сейчас ненадолго уйду, - сказал он, помогая Эрин перебраться к окну, - может, удастся найти охотников, тогда не придется снова жрать эту баланду.
Канцлеру очень не хотелось оставлять девушку одну, но выбора не было. Подоткнув ей под спину подушку и притащив одеяло и плащ, мужчина вручил Эрин свой меч – скорей для собственного успокоения, чем в расчете на то, что тот убережет в случае опасности.
-Я скоро, - Савалл погладил Эрин по щеке и бледно улыбнулся, - заклинаю, пожалуйста, тише, хорошо?
Вернулся граф и правда быстро. Вернулся довольный – охотников он не нашел, зато повезло встретить небольшой торговый караван, идущий в Мирфан. У купца канцлер разжился парой булок хлеба, вяленым мясом, сыром, осенними яблоками, бутылкой яблочной же настойки и, - о, счастье! – одеялом из выделанных шкур. Смекалистый купчишка сообразил, что его не стали бы тревожить посреди дороги без крайней на то нужны и содрался со случайного клиента втридорога, а тот даже не стал возражать.
-Жизнь налаживается, а? – хмыкнул Савалл, раскладывая свои трофеи на лавке рядом со спутницей, потом нахмурился и обеспокоено взглянул на нее: - Хуже не стало?


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Эрин Вальмор, Савалл Тейрим-Левиль. 701-ый год, где-то в Мидарисе...