Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Ян Даркмур, София Коттер. 697 год. Дартмур


Ян Даркмур, София Коттер. 697 год. Дартмур

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Бал в королевском дворце это всегда событие. Но бал в честь годовщины победы над мятежниками это то событие, о котором не грех вспоминать. В огромном Белом зале собирается масса людей так или иначе примазавшиеся к победе Её Величества над презренными мятежниками. Цвет аристократии, офицеры, обратившие на себя внимание власть имущих, богачи, торговцы-монополисты, которые наживались на спонсировании воюющих сторон, но вовремя сумели показать, на чьей стороне они в этом конфликте. Блеск золота и серебра, блики от сотен свечей играют на гранях орденов. Роскошные дамы и кавалеры. И группка тех кто сражался и проиграл на стороне иного претендента на королевский трон. О да, они сумели вовремя откупиться от плахи, кто золотом, кто жизнями соратников, но отношение к ним со стороны иных гостей бывает на редкость пренебрежительным. Лишь два года прошло. Сколь краткий срок и сколь многое можно сделать за него...
Ян осматривался по сторонам, бросая равнодушные взгляды то на одну группку придворных, то на другую. Искать определённого человека среди всего этого блеска непросто. Да и надменные господа... мешают... Нет-нет, никто не пытался вызвать княжича на поединок или просто оскорбить - пусть горячих голов хватало, но сложить голову в мирное время хотелось мало кому. Многие помнили как на прошлом балу, два года назад, еще не до конца оправившийся от ран, полученных в застенках Черного Канцлера, княжич, всё равно пришел на празднество. Одному обидчику он сломал рёбра, другому свернул челюсть набок, а затем дрался в поединках последовательно с тремя оппонентами. Можно было смолчать, но раз дав слабину, ты никогда уже не отмоешься от тех океанов презрения, которыми будут окатывать тебя каждый день. Ян справился и его зауважали. Страх так часто идёт рука об руку с уважением. И пусть за прошедшие годы княжич отнюдь не ослаб, но сейчас ему не хотелось никаких скандалов. Тем более что его смерть на данный момент могла нанести куда больше вреда, чем два года назад. Ян так и не заметил, как стал заложником самого страшного маньяка, чьё имя - долг.
Но есть время для воспоминаний, а есть и для дела. Даркмур, наконец, заметил интересующее его лицо. И пусть сегодня было много занимательных лиц, это интересовало его больше всего. Уже почти полгода прошло с того момента, как кто-то начал основательно сосать кровь из оппозиции. Некоторые члены организации попали в застенки ТИ. За них Ян не особенно переживал - это были мелкие сошки, но несколько беспокоило то, что произойдет, если неведомый оппонент выйдет на вольный простор. Организация была слишком слаба, а в руках неведомого агента могло скопиться достаточно информации для того, чтобы делать Выводы. Это было слишком опасно, чтобы оставлять дело на произвол судьбы. По приказу Яна разработкой занялись люди из первой звезды. Институт "звёзд" тогда только формировался, но в распоряжении Даркмура уже имелось четверо агентов. Причем двое были прекрасными аналитиками. Им не составило труда определить личность противника и за Яном осталось лишь отдать приказ на устранение. Но что-то его удержало... точнее имя девушки. Он отдал приказ копнуть глубже и вскоре разжился достаточной информацией, чтобы глубоко проанализировать поведение оппонентки. И сделать выводы. Это оказалось особенно просто, из-за того, что он вспомнил Злого Гения их семьи. Варлока. А также его судьбу. Уверенности в том, что его устранению поспособствовала девушка, у него не было, однако косвенные признаки указывали именно на это. Такие решительные люди ему были нужны.
- Госпожа Коттер, для меня честь приветствовать вас,- произнёс он, поклонившись девушке, на данный момент не лишённой внимания кавалеров.- Я искренне рад тому, что ваши отец и брат здравствуют ныне и соболезную вашей потере. Граф Ринд Арвес Коттер был достойным офицером. Его... исчезновение, большая потеря для королевства.
Дежурные слова были сказаны и Ян, отвернувшись от девушки, скрылся в толпе гостей. Слово было сказано. Оставалось понять, насколько заинтересуется девушка этим господином, напомнившим ей о её горе. Нет, Ян не ожидал, что она броситься вслед за ним. Обладая таким аналитическим умом, она должна будет многое обдумать и что-то понять. Скоро начнутся танцы, тогда и надлежит продолжить знакомство. Кто-то считает, что все заговоры творятся во тьме подворотен и глубоких подземелий? Глупцы...

2

«…бал в честь годовщины победы над мятежниками...» Женщина вспомнила фразу из официального приглашения, что вручил ей лично кузен с самой настоятельной рекомендацией присутствовать на нем, и мысленно взвыла. Это был ее первый бал в качестве тайного агента Инквизиции, первый подобный бал без Арвеса, руки непроизвольно сжались в кулаки. Все считали его погибшим, а ее богатенькой молодой вдовой, которая, какая удача, еще и находится в близком родстве с всесильным Лордом-Канцлером. И теперь стоило ей появиться на каком-нибудь светском мероприятии, как из всех концов зала, словно мухи, к ней слетались молоденькие франтики, которым в ветреные головы, отцы, матушки или другие сильные люди мира сего, вколотили простую истину - брак с этой молодой особой стал бы прекрасной сделкой для них самих и их семей. И теперь Софии приходилось терпеть их общество, теперь она была в центре внимания всего зала, она уже начала подозревать, что кое-кто ставит ставки на то, кого же из этих недоносков она выберет. Так как из-за повышенного внимания к своей персоне работать было невозможно, женщина начала думать, что Савалл пригласил ее, дабы она стала увеселительной игрушкой на довольно скучном и донельзя официальном мероприятии.
София с трудом сдержала себя, чтобы не накричать на очередного миловидного кавалера, который нарушил негласное правило «вытянутой руки», единственное к чему она смогла приучить этих породистых щенков. Повернувшись к незадачливому баронету спиной, выражая тем самым недовольство его поведением, она медленно пошла по залу, сопровождаемая повизгивающей сворой.
В очередной попытке привлечь внимание требовательной  дамы, кто-то из щенков завел ничего не значащий разговор. София слушала его в пол уха, однако периодически поддакивала или кивала головой. Сейчас ее больше занимали другие гости зала. Она знала многих, особенно из офицерского состава, Арвеса любило и начальство и подчиненные, кое-кто был знаком с ее отцом,  мелькали лица бывших сокурсников из Академии, однако они не вызывали каких-нибудь сильных чувств, кроме разве что теплой улыбки и легкого поклона, если они замечали ее интерес к своей персоне. Иногда она позволяла себе самодовольную улыбку, когда на глаза попадались лица, которые были замечены в связях с мятежниками, победу над которыми они сейчас отмечали, недолго праздновать осталось, недолго.
Наконец она добралась до цели своего путешествия, удобные мягкие стулья, нога хоть и не беспокоила сегодня, но все же перенапрягать ее не следует. Особенно на балу, который создан для того чтобы танцевать. София тяжело вздохнула, не то чтобы она не любила или не умела танцевать, но ее врожденная увечность мешала наслаждаться ими в полной мере. В танце она зависела от своего партнера, а зависеть от кого бы то ни было она ненавидела.  Арвеса  веселила это странность жены, он, хохоча, обнимал ее за талию, ставил на мыски своих туфель и принимался вальсировать по комнате, весело смеясь и ловя поцелуями каждую улыбку.  Эти воспоминания словно из другой жизни на секунду смыли с лица маску и непроницаемый, холодный лед синих глаз дрогнул.
Изменения во взгляде неприступной дамы не осталось незамеченным в окружавшем ее обществе. Молодой франт, что как раз оттачивал свои навыки красноречия, делая, как он полагал, весьма изысканные комплименты, принял его на свой счет и не смог удержаться от высокомерного взгляда в сторону своих оппонентов. От Софии, которая вышла из состояния задумчивости, это не укрылось и она взвыла, прекрасно понимая к чему могут привести столь поспешные выводы ее ухажера. Она тут же переключила свое внимание на другого щенка, но почувствовав в ней слабину, молодые люди начали осаждать ее со всех сторон. Как-то незаметно домашние псы превратились в воронов, что летают над полями сражений и клюют мертвечину.  Женщина уже решила проявить малодушие и сбежать с поля разворачивающегося сражения, как вдруг все стихло.
- Госпожа Коттер, для меня честь приветствовать вас… Я искренне рад тому, что ваши отец и брат здравствуют ныне и соболезную вашей потере. Граф Ринд Арвес Коттер был достойным офицером. Его... исчезновение, большая потеря для королевства.
В наступившей тишине она явственно услышала слова подошедшего человека. Она посмотрела в сторону говорившего и увидела лишь удаляющуюся спину.  София тут же поджала губы и, обращаясь к своим ухажерам, произнесла:
- Какая невоспитанность, вы не находите, господа?
Она дала почву для разговоров, сейчас ей вновь оставалось только поддакивать.
Сам Яниш Даркмур. Но к чему такая поспешность? К чему упоминание о Шардене и отце? Что его связывало с Арвесом? Эти и еще тысячи вопросов роили в голове. Предположения напрыгивали друг на друга в надежде оторвать кусочек от соперника и победить в схватке, но никакое пока не заняло господствующих позиций. София много слышала о Янише, слишком многое, чтобы сомневаться в его роли в недавней смуте. Неужели ей, наконец, заинтересовались. Неужели она недооценила этого молодого аристократа, слишком рано списав со счетов? Женщина усмехнулась. Как ловко вы пробудили во мне интерес, заставив думать только о вашей персоне, Ян. Что ж, к чему бы это не привело, игра, так или иначе, будет весьма интересной. Софии было необходимо поговорить с ним, к тому же скоро должны были начаться танцы. Ее уже несколько раз просили пообещать танец, пока удавалось сменить тему, но если она не отвяжется от своих ухажеров, неприятной обязанности ей не избежать.
- Миледи, вам не хорошо? – чей-то обеспокоенный голос.
- Вы не находите, что в зале несколько душно, граф? – и без того бледной лицо женщины стало еще бледнее. Она тяжело задышала, на лбу выступила испарина.
- Обопритесь на меня, миледи, думаю вам лучше выйти на балкон.
Молодой граф, обеспокоенно смотрящий ей в глаза, подал руку, которую женщина приняла с благодарностью. Он вывел ее на небольшой балкончик, что скрывался за тяжелой шторой.
- Надеюсь, что вам вскоре станет лучше, миледи, - молодой человек помог Софии присесть на скамью. – И вы сможете вернуться в зал, чтобы радовать нас своим присутствием.
- Спасибо вам, граф, за искреннюю заботу о моей скромной персоне, - она вымученно улыбнулась. – Но не могли бы вы меня оставить одну, дабы я как можно скорее пришла в себя и быстрее вернулась к столь блистательному обществу?
- Вы так бледны, я не думаю, что это хорошая идея.
- Не стоит беспокоиться, мне уже лучше, - она вновь улыбнулась, - Мне необходимо проветриться и привести себя в порядок. Потом я смогу вернуться к вам.
- Ну что ж, если столь прекрасная дама просит, я не могу ей отказать, но я буду ждать вас в зале, - молодой человек поклонился и вышел.
София прикрыла глаза, ей оставалось лишь ждать.

Отредактировано София Коттер (2009-09-14 12:40:54)

3

- Госпоже Коттер стало душно,- с намёком произнесла темноволосая аристократка, отвлёкшись от начатого ранее разговора.
- И? - поинтересовался Ян, не отрывая взгляда от алых губ женщины.
- Вы явно интересовались этой дамой, и не смейте отнекиваться княжич,- острые коготки впились в руку Даркмура, которую он до этого предоставил своей очаровательной спутнице.
Мысли Яна наталкивались друг на друга, отскакивали, стучались в стенки черепа и вновь бросались в бой. Изначально Даркмур планировал перехватить графиню на смене пар. Во втором танце и тогда уже использовать отпущенное время с пользой. Но девушка оказалась достаточно решительна, или же наоборот - достаточно пассивна - что решила форсировать ситуацию, предоставив ему прекрасную возможность пообщаться с ней наедине. На краткий миг Даркмур представил себе такую возможность. Хм... София Коттер не любит алкогольные напитки, поэтому следует взять у слуги пару бокалов с холодным соком. И предложить ей свою компанию на балкончике. Ян тщательно обдумал эту мысль...
Тем временем первая часть бала завершилась, и церемониймейстер несколько раз ударил торцом жезла о каменный пол. Раздавшийся гулкий звук возвестил о начале танцев. Музыка замерла, музыканты переводили дух и готовились по-новому вступить в дело. Вскоре раздались первые аккорды лёгкого вальса.
- Ну как я могу, прекрасная Марисса,- Ян слегка улыбнулся.- Если вы настаиваете я готов тут же броситься за сиятельной графиней... Хм,- хмыкнул он, получив точный удар в бок острым локотком.- А раз нет... То вы обещали мне первый танец.
- Прохиндей,- еле слышно произнесла Марисса.
Мысль была отброшена. Пусть девушка поуспокоится и избавится от иллюзий, какими бы обоснованными они ни были. Если Даркмур сейчас появится на балконе, она тут же уверится в своих подозрениях и своей же исключительности. А это в данном случае совсем не нужно. Пусть графиня Коттер не думает о себе как о центре мироздания - у княжича есть и более интересные занятия, чем бегать за ней. Пусть посмотрит на ситуацию по-другому... А к тому времени первый танец подойдёт к своему финалу.
"В конце концов, это бал. Балы созданы для развлечения..."
Ян и Марисса двинулись к освобождённой от столов площадке для танцующих пар. И кто кого вёл к этой цели, было решительно не понятно.

Отредактировано Ян (2009-09-14 23:34:10)

4

А ей оставалось только ждать. Ждать когда бал закончиться, чтобы потом тихонько выскользнуть из своего укрытия и отправиться домой. Она не будет танцевать, слишком уж  много ненужных воспоминаний будит эта обязанность. 
София открыла глаза. В зале действительно было душно, однако не настолько, чтобы ей стало плохо, но все же прохлада улицы приводила ее мысли и чувства в порядок.  Она поднялась со скамьи и, подойдя к краю балкончика, оперлась на перила.  Как-то некстати вспомнился Даркмур. Она нахмурилась, припоминая его речь. «Брат, отец, бьет по больному, рад, в добром здравии, да-да, конечно, если это вообще возможно, после года унижений в застенках нашего королевства. Арвес…». Тут руки женщины опять непроизвольно сжались в кулаки, она вспомнила эту мимолетную, почти незаметную паузу, перед, словно быстрым ударом под ребра, «…исчезновением…». Никто не верил, никто, даже близкие считали, что она тешит себя безумной надеждой. К горлу подступил ком, она с силой протолкнула в легкие воздух, дернула головой и впилась ногтями в предплечье, еще расплакаться здесь ей не хватало. Эти манипуляции не слишком-то помогли. Чертыхаясь, женщина достала носовой платок. Ей нужно было отвлечься. Заняться чем-то, что ее увлекает, что помогает забыть о переживаниях. «Но только как это сделать, когда твоя персона находиться под прицелами стольких взглядов?» И вдруг… в голову пришел абсолютно безумный план. Она бы ни за что не стала его исполнять, если бы не несколько но. Савалл, какие бы цели он не преследовал, вручая кузине приглашение, на следующий день потребует от  нее отчета о том, что она увидела или услышала на очередном празднике жизни. А как тут работать, когда рядом с тобой постоянно вьется толпа тупоголовых идиотов, хотя и их можно было использовать, если бы они хоть на несколько секунд прекращали делать тебе комплименты. А это повышенное внимание оставленных без мужского внимания кокеток, да они бы ее своими руками придушили, будь у них такая возможность. Какой сбор информации, речи быть не может. А теперь благодаря некоторым личностям ей просто необходимо было развеяться. Она все решила, отступать было некогда.
София подошла к тяжелой портьере, что скрывала выход в зал, отодвинула ее и быстрым цепким взглядом оглядела гостей. Ее свора разбежалась по всему залу, обихаживая более сговорчивых дам, пока о ней никто не вспоминал, это хорошо, значит, у нее в запасе есть немного времени. Женщина плотно задернула портьеру и вернулась к перилам.  До земли было довольно большое расстояние, однако, когда очень хочется, можно  и потерпеть. Мягко заземлиться не получилось. Не смотря на то, что женщина практически по - кошачьи приземлилась на две ноги, она тут же была вынуждена упасть на бок и притянуть к груди увечную ногу, на глазах невольно выступили слезы, острая боль на мгновенье застила сознание. «Вдох - выдох – вдох – выдох… тссс…все хорошо». С трудом, но Софии удалось распрямиться, она нащупала в траве трость и смогла, наконец, подняться. Нога хоть и ныла, но не особо сильно, женщина отрешенно подумала, что следующие несколько дней ей придется провести дома. Еще несколько секунд постояв, прислушиваясь к своим ощущениям она, наконец, проследовала воплощать свою идею в жизнь.

5

Пары вальсировали, музыка звенящим ручьём разносилась по залу, а разговоры не умолкали. Некоторые кавалеры позволяли себе вольности - иные дамы не шли на уступки, но большинство благосклонно относились к усилиям своих спутников. Ян был среди них, но - вот уж диво дивное! - сегодня он не позволял себе далеко заходящих вольностей. Сложно было сказать радовало ли это Мариссу - когда ей это было нужно, очаровательная мидарийка умело скрывала свои истинные чувства. Возможно, она списала неожиданно воспитанное поведение Яна на сам бал. Слишком много здесь было людей способных вызвать ссору по любой мелочи, какой надуманной не была причина. Немало глаз поглядывало на пару с явной неприязнью. Иногда звучали слова "ресская подстилка", и они были далеко не самыми обидными. Но все они говорились тихо и в надежде, что княжич их не услышит - за оскорбления Даркмур брал только кровавый расчет.
А сам Ян тем временем незаметно контролировал обстановку в зале. София Коттер не появлялась и за бездействием смешанным с лёгкой тенью беспокойства за исход блестящего плана, некромант обдумывал те перемены, которые закрались в его жизнь за последние два года. Эти мысли стали посещать его всё чаще в последние месяцы, когда спал первый накал трудностей связанных с реорганизацией оппозиции. Много свободного времени - полно возможностей предаться пространным размышлениям. И хотя Ян всегда находил для себя работу, мысли о собственной жизни никогда не покидали его надолго. Сколь многое изменилось за эти ничтожные два года. Прежде над ним постоянно был кто-то кто принимал решения и, в конце концов, в случае провала лишь часть ответственности лежала на княжиче. Как иногда легко было не думать собственной головой, полагаясь на мудрость правителя, и изредка третируя начальство, порицая за недостаточно решительные действия. Сейчас же... Ян был один, кто отвечал за сотни людей. Любое его решение могло привести к множеству смертей тех, кто пошел за ним, а любая ошибка теперь не означала лишь его смерть - она означала гибель всего, что он создал. Ян не заблуждался - пусть шаги по усилению структуры организации были предприняты, стоит выдернуть из её состава один из опорных столбов и всё рухнет. Не за один час, ни за день, даже не за месяц... Процесс займёт годы, но, в конце концов, не останется ничего. И теперь Даркмур иногда задавал себе вопрос - а стоило ли прилагать такие усилия? Неужели не найти уже иной путь в жизни? Для беспутного княжича этот вопрос был тяжел, но он всегда отвечал себе только одно - "нет". А раз так...
Глаза Яна углядели, как рядом с одним из окон появился человек с бокалом из чистого хрусталя в руке. Бокал был до краёв наполнен красным вином. Человек немного постоял на месте, а затем, отпив глоток, скривился и выплеснул вино в окно. Княжич слегка улыбнулся. Условный сигнал был подан. Он вспомнил распоряжения, которые отдавал своим людям на случай подобной ситуации: "Цель обладает нестандартным мышлением, а потому может покинуть бал никого не поставив в известность, причем самым экзотическим способом. Пожалуй, такое развитие событий будет самым перспективным и удобным для нас, поэтому мы заранее предпримем меры, чтобы воспользоваться таким положением. Кросс, Оливейра, Торн - в вашу обязанность входит незаметная слежка за объектом. В случае такого развития событий в обязанности Оливейры входит подать мне условленный сигнал. Лучи Шепот и Тень - вашим заданием является захват цели. Вы должны как можно вежливее пригласить графиню Коттер посетить мой особняк. Однако, не стесняйтесь применить силу в случае отказа." Вопрос о возможных хвостах даже не поднимался - члены "звезды" были профессионалами. Обнаружить и устранить любую слежку для них не составит никакого труда. Тень - талантливейший убийца, а Шепот - одна из лучших чародеек организации...
Танец закончился, и кавалеры поспешили обменяться дамами, но Даркмур тихо выскользнул, избежав этой суеты, и направился к выходу из зала. В успехе своих людей он был уверен абсолютно, но не желал оттягивать разговор с графиней. Чем больше времени пройдёт, тем выше вероятность активизации ТИ. Нежная рука, перехватившая Даркмура за локоть и тихий пьянящий голос, остановили его у самой двери.
- Вы куда-то торопитесь, княжич? Не вы ли говорили, что посвятите мне всю эту ночь?
- Прошу прощения Марисса, но у меня возникли неотложные дела и...
- Я не приму отговорок Ян Даркмур,- промурлыкала рассерженной кошкой женщина, по-прежнему стоя у него за спиной.- Этой ночью двери моего дома открыты для вас, но если вы не появитесь, то...
Даркмур резко развернулся и запечатлел на губах у женщины нежный поцелуй. Разумеется, это действо было уже далеко за гранью приличий принятых на балу. Вот только у видных дворян не было возможности вмешаться.
- Как я могу разочаровать вас, графиня? - Даркмур лукаво прищурился и развернувшись быстро вышел из зала.
"На том уровне, на котором ты играешь теперь Яниш, ошибки непростительны. Любая мелочь может обернуться катастрофой и тебе придётся постоянно следить за собой, чтобы подобного не произошло. Согласись, тебе нравиться выбирать единственную дорогу из десятков путей и знать, куда она приведёт тебя и твоих людей. А потому - мелочей в этом деле не бывает. На сегодняшнюю ночь у тебя заготовлено восхитительное алиби, раскрыть которое не так уж просто..."
Очень скоро Ян покинул территорию королевского замка.

Отредактировано Ян (2009-09-15 20:10:09)

6

- Госпожа Коттер, не могли бы вы уделить мне минутку вашего внимания?
София замерла и недоуменно развернулась. Она как раз собиралась перейти к осуществлению второй части своего плана, как вдруг, словно из-под земли вырастает человек, да еще и внимания к своей персоне требует. Да - да, именно требует, в голосе и намека нет на вежливое прошение, это приказ.
- Хм… А может вы для начала представитесь? – каков вопрос, таков и ответ.
- Мое имя вам ни о чем не скажет.
- Ну, тогда о чем мы говорим, ступайте, - София вновь повернулась к собеседнику спиной. – У меня тут дела, знаете ли, да и минутку, которую вы так просили, я вам уже уделила.
- Мое имя ничего не скажет, а вот имя приславшего меня вполне может вас заинтересовать, миледи.
София тяжело вздохнула.
- Заинтриговали, я вас слушаю.
- Нет-нет, вам не кажется, что королевский парк не самое лучшее место для подобных бесед. Ведь вы, и тем более мой посланец, не заинтересованы в лишних ушах, не так ли, миледи?
София скрестила руки на груди и внимательно посмотрела на своего собеседника, точнее на его не слишком хорошо различимую в вечерней темноте фигуру. А вот сейчас она уже имеет полное право беспокоиться.
- Что же вы можете предложить, господин вам ничего не скажет мое имя?
Из сумрака последовал тихий, едва слышный смешок. Однако он исходил не со стороны мужчины, а был намного ближе, именно близость и дала Софии возможность услышать смех. Женщина посмотрела в сторону шума.
- А кто это у нас засел в кустах? Тяжелая артиллерия?
- Нет, это всего лишь моя младшая сестра, никак не могу заставить девчонку сидеть дома, постоянно таскается за мной. Милая, выходи, тетя тебя не укусит.
Послышался шорох и из кустов, по правую руку от Софии, вышла еще одна фигура. «Мдааа… Сестренка-то прекрасно сложена, такую бы в доспех, да на передовую, многих мужчин за пояс заткнет». Она уже хотела вновь вернуться к прерванному разговору с мужчиной, как вдруг… «Маг! Да еще какой, интересно, кто же так высоко меня ценит?»
- Хороша, сестрица,- оглядев женщину еще раз, произнесла София. – Но, мы несколько отклонились от  темы.
- Да, сам не нарадуюсь, подмога мне растет, - хмыкнул мужчина. - Вы правы. Итак, у меня есть полномочия сопроводить вас на встречу с моим господином.
- Да что ж за господин- то у вас такой загадочный? Не подскажите имя, наконец.
- Не здесь, пройдемте с нами, вы все узнаете.
- Как я понимаю, если я откажусь, вы уже без всяких церемоний примените силу?
Мужская фигура лишь развела руками, мол, мы люди с вами не глупые, лишний раз очевидных вещей объяснять не надо.
София задумалась. Она все еще в королевском дворе, шум поднять дело пары минут. Да тут маг, довольно сильный боевой маг, но и она тоже не промах, к тому же иллюзионист, быстренько сплести несложный морок, отвлекая внимания мужчины, применить фирменный удар кузена – тростью в висок, на магичку, дополняя все действия криками о помощи, если удача ей улыбнется стража прибежит до того, как ее скрутят. Однако…
- Ну что ж, пожалуй, я приму ваше предложение, - женщина прекрасно понимала, что вполне возможно подписала себе смертный приговор.
- Следуйте за мной, миледи.

Отредактировано София Коттер (2009-09-16 15:06:03)

7

Он появился в особняке через полчаса после того как выбрался из дворца. Быстро бросив поводья коня груму и, отпустив охрану, Ян быстрым лёгким шагом вошел в здание. Княжич знал своё место обитания как свои пять пальцев - если бы понадобилось, он легко нашел бы дорогу в этом старом здании даже с завязанными глазами. Но этого не требовалось, так как даже в столь позднее время коридоры особняка были прекрасно освещены. Пара десятков шагов и Даркмур останавливается перед дверью своего кабинета. Шепот встречает его в коридоре и, кратко доложив об исполнении приказания, уступает дорогу. Она останется в коридоре на всём протяжении беседы, в ожидании любого намёка на необходимость применения силы к столь долгожданной гостье.
Сам же Яниш вошел в кабинет. Осмотревшись по сторонам его взгляд, упал на Тень, который замер у одной из стен. Убийца коротко кивнул и вновь обратился в тот сгусток тьмы, давший ему имя - ни дрожи, ни движения. Просто одна из теней у стен полутёмного помещения. Во всём особняке было лишь два помещения, защищённые идеально - заклинательный покой в подвале и этот кабинет. Хотя Даркмур продумал как протянуть систему сигнализации по всему периметру особняка, он так и не нашел эффективного способа контроля этой структуры - уж слишком громоздкой и сложной она получалась. Все аспекты не учтёшь, поэтому особое внимание уделялось только двум помещениям в особняке. Анти-прослушка, защита от магического сканирования, заклятия на дверях и ставнях - сейчас закрытых - над всем этим поработал лично Даркмур. Маскировкой его деятельности служила обычная охранная магическая система, которую создал приглашенный маг-академик.
Взгляд Яна вернулся к находившейся здесь же женщине. Ей не завязывали глаза, да и вовсе не предпринимали никаких действий для того, чтобы скрыть от неё то место, в которое пригласили сиятельную графиню. Почему? Всё просто. Если разговор пройдёт... в нежелательном ключе, то мидарийка просто исчезнет. В ином случае её осведомлённость не будет играть решающего значения. Да и были у Яна некоторые планы на этот счет...
- Надеюсь, мои подчинённые не доставили вам много хлопот, госпожа Коттер?- поинтересовался он у графини.- Иногда они бывают непростительно грубы. Но не будем о грустном... Желаете выпить?- княжич открыл шкаф, в котором оказался недурной бар. Среди многоликих бутылей вина присутствовали также графины со свежевыжатым соком - быть может, специально ради визита дорогой гостьи? Кто знает.

8

- Глаза завязывать не будете? – поинтересовалась она у ведущего ее куда-то мужчины.
- Думаю, этого не потребуется.
«Плохо дело… совсем». София уже не раз прокляла свое любопытство, умирать как-то не хотелось, хотя паниковать пока тоже было рано.
От дворца они отъехали в карете, ехали довольно долго, но шторки были плотно задернуты, поэтому женщина не смогла представить, куда именно ее привезли. Потом повозка неожиданно остановилась, и ее попросили выйти. Они прошли совсем немного, как провожатые внимательно оглядев пустынную улицу, открыли канализационный люк и предложили графине последовать за ними. Пришлось прыгать, снова, нет, конечно, ее подхватили, не дали опять поваляться в грязи и окончательно запачкать платье, но поставили на ноги довольно нелюбезно, София не успела подставить трость и чуть не поскользнулась на какой-то мерзкой слизкой жиже.
- Фэээ… - только и смогла протянуть она, туфли были безнадежно испорченны.
Мужчина хмыкнул.
- Канализация – это вам не Белый зал, графиня.
София раздраженно фыркнула.
Поход по канализации Дартмура, слава Богам, не занял слишком много времени, однако женщина успела насмотреться на многие мерзости, что таили в себе внутренности столицы. Потом была неприметная дверь, сокрытая в самом дальнем конце невероятно узкого ответвления очередного коридора и погребенная под толстым слоем грязи. После нее всяческой мерзости стало поменьше, спутники Софии достали из неприметной нише в стене фонари, до этого они шли на ощупь, женщину железной хваткой держала магичка. «Определенно останется синяк», - разминая предплечье, освобожденное от клешней женщины, подумала графиня.
Наконец они выбрались из туннелей. Поднялись по лестнице и оказались в холле. Их встретил слуга, который любезно предложил Софии сменную обувь – мягкие домашние тапочки и обтер трость. Женщина изумленно смотрела за его манипуляциями, когда же ей подали тапочки, она чуть не расхохоталась в голос, уж больно комично стала выглядела весьма опасная ситуация. Однако тапочки все же одела, ей претила даже мысль о том, чтобы ходить в грязных туфлях. Затем слуга любезно предложил ей пройти в кабинет хозяина. Провожающие последовали за ними. Однако если молчаливая магичка осталась в коридоре второго этажа, то мужчина последовал за Софией и в кабинет, где растворился в темном углу.
- Госпожа, хозяин задерживается, пожалуйста, располагайтесь. Может быть, вы что-нибудь желаете?
- Нет, спасибо.
Слуга поклонился и вышел, плотно закрыв за собой дверь.
София тем временем огляделась. Обычный кабинет вполне успешного молодого аристократа, который любит все дела делать сам и тщательно хранит свои секреты, чувствовалась весьма хорошая магическая защита дома. Она подошла к столу поближе и внимательно его оглядела. Со стороны угла, в котором растворился надоедливый провожатый, послышался ехидный кашель.
- Не стоит так нервничать, - София отошла от стола и уселась на один из трех стульев. – Надеюсь, ваш загадочный господин не заставить даму ждать слишком долго.
Графиня прикрыла глаза, день и вечер были весьма суматошными, а уж о ночи она и предположить боялась.
Однако отдыхала она не долго, очень скоро она услышала, как дверь кабинета распахнулась и в помещение кто-то вошел.
- Надеюсь, мои подчинённые не доставили вам много хлопот, госпожа Коттер?...- Иногда они бывают непростительно грубы. Но не будем о грустном... Желаете выпит?
Чтобы понять, кто является загадочным господином, что так желал с ней поговорить, графине не потребовалось даже открывать глаза.
- Ян Даркмур, - она произнесла его имя и хмыкнула. – Вторая встреча за этот вечер, возможно, это судьба. Нет, что вы, ваши люди были… кхм… весьма любезны.
Женщина, наконец, раскрыла глаза и насмешливо покосилась на замершую в углу фигуру.
- Пожалуй, я пока откажусь от столь лестного предложения. Итак, не будете ли вы столь любезны и не объясните мне причину, по которой вы заинтересовались моей весьма скромной персоной и, что еще более интересно, чем же я вам так приглянулась, что вы решили пригласить меня в свой особняк?

9

- А я не откажусь,- отреагировал он на слова женщины и быстро осмотрев бутылки, нашел нужную. Лёгкий хрустальный звон и в бокал полилось ароматное кальвадос. Отпив пару глотков, Даркмур прошел ближе к центру помещения и, вытянув из-за стола один из стульев, уселся на него, с наслаждением расслабив ноги.
Приняв такую фривольную расслабленную позу, он внимательно изучил гостью из-под приспущенных век. Как обычно сознание услужливо разложило всю поступившую в мозг информацию "по полочкам" и даже отдельным "стеллажам". Графиня по-прежнему не расставалась со своими украшениями и пребывала в том серебристом платье, которое он запомнил на ней во время предыдущей встречи. Изменения коснулись только краёв длинного подола платья, который из серебристого стал бледно-коричневым. Опустившись на самое настоящее городское дно, сложно выбраться из него совсем не запачкавшись - как ни печально, это относится как к прямому, так и к переносному значению этого расхожего выражения. В остальном госпожа Коттер ни в чем не выходила из образа богатой столичной леди... А, нет! Под приподнявшимся краем платья Даркмур различил носок белого тапка, который несколько дисгармонировал с остальными деталями одежды графини. Ян даже слегка обрадовался этому, потому что ему была неприятна сама мысль о том, что его любимый ковёр может покрыться грязевыми разводами из столичной канализации. В остальном, не смотря на чувствующуюся усталость в движениях, и тёмных кругах под глазами, София держалась молодцом. Ни тени неуверенности и даже лёгкая насмешка в словах и жестах, почувствовав которую Даркмур позволил себе тонко улыбнуться. Приятно осознавать, что не ошибся в своих суждениях.
И в то же время слова гостьи пробудили в глазах княжича жесткий блеск и он с умыслом произнёс добавив в голос властные, барские обертоны:
- Дорогая графиня, вы недооцениваете себя,- ухмыльнулся он.- Вы столь красивы... не в обычном понимании этого слова. Ваша красота - она несколько экзотична. Поверьте, многие мужчины захотели бы обладать такой красотой. И я не исключение.
Несколько мгновений он слегка покачивал бокал,  держа его навесу, в такт ударам сердца. А затем, не дожидаясь осознанной реакции со стороны девушки, продолжил, уже будничным тоном, в который не примешивалось ни капли той страстности, что звучала в прошлых фразах:
- Госпожа Коттер, вы умная женщина, а я не похож на одержимого похотью богача-идиота, который никогда не слышал слова "нет",- произнеся эти слова, он сделал паузу, давая возможность Софии осмыслить услышанное, после чего продолжил:- Подумайте, может быть только одна причина вашему визиту в мой особняк... Вы залезли с головой в те дела, которые не касаются вас ни в малейшей степени. Ну, скажите, что помешало вам наслаждаться вашим богатством в кругу любящей семьи, не вспоминая о той грязевой луже в которой, увы, уже который год, барахтается наша великая держава?
Зелёные глаза просто смотрели на графиню, но взгляд их был таким, будто стремился залезть прямо в душу девушке и прочесть там все ответы на высказанные и невысказанные вопросы. Впрочем, а нужны ли были эти ответы княжичу? В конце концов, он многое знал и без них. Но многое не означает всё, пусть философы и говорят, что всё узнать невозможно... Бокал, до этого раскачивающийся в пальцах, резко замер.

10

Женщина внимательно слушала своего собеседника. Комплименты она «съела» молча, лишь взгляд стал холоднее, да ухмылка уста тронула. «Уж больно мягко стелите, Ян, любезны до отвращения». Чуть склонила голову, когда аристократ промолвил, что уж кто-то, а он - то не избалованный молодой повеса.
София не знала, как ей быть. Она не могла представить себе образ этого человека, чтобы сыграть на том, чтобы он хотел в ней увидеть. Это раздражало и лишало языка.  Она начала чувствовать себя слепым беспомощным котенком, который тыкается во все углы, но показать свою слабость и страх она не имела права, это означало ее поражение, а сейчас, когда на кону стоит жизнь, проигрывать было нельзя. Судьба - немой крупье, раздала сегодня для каждого свой набор карт, и так уж вышло, что все козыри оказались на руках оппонента. Однако сдаваться так просто София намерена не была. «Вы правильно заметили, князь, я умная женщина, пусть порой бываю весьма безрассудна, но это вполне можно списать на издержки пола».
Сейчас она с уверенностью могла сказать лишь одно, стоит ей пойти не по заранее намеченному Яном плану полетит чья-то голова. Но и вскрывать карты было еще рано.
- Что ж… Пожалуй, вы правы, я представляю по какой причине, я оказалась в вашем доме, - София подняла глаза и столь же внимательно посмотрела на своего собеседника. – Однако когда ваш… слуга… имел честь сопровождать меня, он несколько раз повторил, что и вы и тем паче я, заинтересованы в как можно меньшем количестве ушей.  И что же я вижу.
Она не отвела глаз, не прервала игру двух стоящих друг друга противников, лишь чуть склонила голову в сторону угла, где замер провожатый.
- Князь, неужели вы меня боитесь?

11

Даркмур не отводил взгляда от глаз собеседницы. Некоторые оттенки её чувств не укрылись от него, но в целом женщина держалась очень неплохо. Выдержанна, самоуверенна, в глазах нет страха перед поражением и обреченности. Предположения Яна продолжали сбываться на протяжении их встречи, которая, тем не менее, была еще слишком мимолётной, чтобы делать далекоидущие выводы. Тирада Софии и последовавший вопрос вызвали на губах Яна усмешку. Возникало неприятное ощущения, что княжича сейчас пытались взять нахрапом, "на слабо". Реакция собеседницы была достаточно предсказуема, а потому ответ на её выпад был давно подготовлен. Теперь его надлежало лишь озвучить.
- Тень зарекомендовал себя как превосходный агент и его преданность не вызывает сомнений,- в голосе Яна звучали неприкрытые стальные нотки, которые, впрочем, быстро видоизменились в скрытую иронию и сарказм зазвучавшие в последующих фразах.- Я не могу довериться вам так же, как и ему. К тому же вы сильно недооцениваете свои возможности - чего только стоит ваше обучение в Академии. Преподаватели с гордостью отзываются о своей ученице, пусть и добавляют, что она попила немало крови из них, во время обучения,- ресс слегка нахмурился и выдержал краткую паузу, прежде чем продолжить.- Увы, я не бог, и могу не заметить вовремя враждебные действия с вашей стороны. Но что не увижу я, увидит Тень,- с долей издевки копируя недавний жест мидарийки Даркмур кивнул в сторону замершего у стены агента.
Некоторое время он выдерживал паузу, оценивая состояние собеседницы, а затем, с заметным сожалением, отставил бокал на стол. Надев маску, следует отыграть её до конца и раз уж он решил спровоцировать собеседницу на откровенность, то следует продолжить начатую линию.
- Вы попытались ввести меня в заблуждение, однако я вас не виню... Не волнуйтесь,- дружелюбно произнёс он, чтобы успокоить графиню и вернуть разговор в прежнее русло.- Любой попавший в подобную ситуацию поступил бы также, и я это осознаю как никто другой. Мне самому довелось однажды угодить в руки врагов. Это было жестокое испытание, но, как видите, я его пережил. И смею вас заверить, наша организация гораздо гуманнее ведомства почтенного канцлера. Ну же, графиня, что вам мешает ответить на поставленный вопрос? Разве я прошу вас поведать некие государственные тайны? - некромант благожелательно улыбнулся девушке.
Разумеется, Ян делился воспоминаниями неспроста. Умело оперируя словами, он ослаблял бдительность оппонентки, ненавязчиво предлагая ей ответить откровенностью на откровенность. Пусть княжич рассматривал перевербовку графини Коттер, как приоритетный вариант, но именно от этого разговора и зависело то, какая судьба ожидает девушку. А судьба врагов Даркмура, тем более знающих ценные секреты, была не завидна. И смерть для них являлась далеко не худшим вариантом...

Отредактировано Ян (2009-09-20 18:12:03)

12

«Слишком много слов и слишком мало дела, вы меня разочаровываете». Женщина разорвала зрительный контакт, великолепно начавшаяся игра становилась скучной повседневной рутиной, чуть приправленная остротой хождения по лезвию ножа, но за этот год она неплохо натренировалась в этом деле. «Князь хочет от нее откровенности. Что ж… рискованно, но это может быть вполне оправданно, хотите понять маленькую богатенькую графиню, княжич … я дам вам эту возможность, только вот сможете ли вы ей воспользоваться правильно? Посмотрим».
- Это ваше право, - София лишь тихонько вздохнула. – Надеюсь, что ваш человек столь же предан вам, сколь вы уверены в нем. Не стоит переоценивайте мои силы, я совсем недавно прошла испытания на звание мага, а учителя себя подобрать так и не смогла, мое неоконченное образование не дает мне быть серьезным противником, особенно если в игре такой маг как вы, сударь.
Да, она чувствовала его силу, но она была ей непонятна, хотя кое-какие догадки все же были и если они правдивы то, моя милая Софи, ни рожек ни ножек от вас не останется.
Продолжать разговор дальше она не спешила, хотя Ян четко давал понять, что от ответа ей не уйти. Женщина задумалась, а княжич молчал, в кабинете воцарилась тишина.
Она искала нужные слова. Искала нужную маску, маску, что станет для нее второй кожей и поможет закончить игру пусть не победителем, но и не проигравшим. Вуаля…
София нарушила затянувшееся молчание, которое сама же и создала. Чуть повела плечами, будто что-то стряхивала и в который раз за этот вечер посмотрела на собеседника. А выбранная маска тем временем занимала свои позиции на лице, теле и в душе женщины.
- Я заметила, что ваши люди очень хорошо потрудились. Вы многое обо мне знаете, княжич, но это… всего лишь красивый фасад. Фасад, который я с невероятной тщательностью создавала на протяжении всей своей жизни, - остановилась, отвела взгляд, словно бы вновь погрузившись в раздумья, но потом, собравшись с духом, продолжила. – Хотите знать, почему я залезла в этот гадюшник? Что ж… Я жила обычной жизнью молодой аристократки, были свои проблемы, которые казались мне непреодолимыми, были свои враги, да-да, не смейтесь, они были весьма коварны и жестоки и были друзья. И, что самое главное, была мечта. Цель, к которой я шла, цель которой готова была посвятить всю свою жизнь.
Она посмотрела на Яна и улыбнулась.
- Если бы я смогла достигнуть этой цели, возможно, я бы стала противником, заслуживающим внимания, но привычный мир в одночасье рухнул. Я уверенна, вы знаете, что случилось. Доброе имя моей семьи было смешано с грязью, она была обезглавлена и обесчещена. Надуманные, не проверенные обвинения, скорый суд и… вуаля… все к чему ты привыкла, с чем жила с самого своего рождения, все, что было создано твоим кропотливым трудом, рушится на глазах. Все проблемы становятся незначительными, враги - детьми, возящимися в песочнице во дворах своих шикарных особняков, а друзья, что казались твердой опорой, отворачиваются от тебя. Не все, но с каждым днем их становится все меньше и меньше. Но самое страшное заключается в том, что человек, который всегда казался добрым другом твоей семьи, что сам, в какой-то мере, был ее частью, своей рукой подписывает ей приговор и остается глух к мольбам и объективным доводам, - женщина замолчала, опустила голову и уткнулась взглядом в колени, левая рука сжалась в кулак, сминая юбку. – Ты опускаешься на самое дно. И живешь только ради малой части того, что удалось сохранить и надежды на то, что все еще можно исправить. Но будучи реалистом, ты прекрасно понимаешь, что «надежда» - это всего лишь красивое слово, за которым скрывается титанический труд, который возможно будет оправдан и вознагражден. И я работала, как это говориться… не щадя живота своего. И победила. Да, эта история закончилась счастливо, так она была представлена на общий суд. Варлок, что оклеветал, пал - радость, поцелуи и фейерверк. Но это только одна сторона монеты. Другая же скрытая от излишне любопытных глаз, совсем не так радужна и прекрасна. Год тюрьмы не прошел для близких и по-настоящему дорогих мне людей просто так. Не знаю, можете ли вы представить, как больно смотреть в глаза человеку, что с первого твоего вздоха был для тебя как каменная стена родного дома, и видеть в них ужас. Страх, что заполняет все существо, сковывает члены тела и лишает разума.
София вновь замолчала, ее била мелкая дрожь, казалось, она не понимает, где находится. Столько лет держать все в себе и вот, наконец, у тебя появляется благодарный слушатель, только так ли он тебе нужен?
- А тот, кто, будто дворовый мальчишка, разворовал твое гнездо, не чувствует за собой вины. Лишь пробормотав что-то нечленораздельное, кидает, как обглоданную кость с барского стола собаке, пару золотых и, излучая заботу, советует уехать из города, чтобы подправить здоровье и поскорее забыть все, что случилось. Ненавижу.
Последнее слово женщина произнесла очень тихо, но в тоже время с невероятной четкостью. Оно вошло в кабинет и, казалось, стало осязаемым, стало еще одним, вполне себе живым и материальным, участником разворачивающегося действа.
- Ненависть и жажда мести становятся основой твоего бытия. И ты не видишь иного смысла в своем существовании, ты травишься ядом, который готовила для другого. Но однажды все меняется. Сначала, ты думаешь, что это не навсегда, что это еще одна ступень на твоем пути к цели. Однако… Арвес, он стал для меня лучиком света, веселым, чуть глуповатым, но бесконечно добрым и внимательным.
Воспоминания о муже вновь на какие-то доли секунды смыли с лица женщины маску, губы тронула едва заметная улыбка.
- Вы любимиц женщин, княжич, я думаю вам ненужно разъяснять, как это важно для моего пола чувствовать себя желанной. Когда желание в глазах мужчины смотрящего на тебя не вызывает отвращения, а наоборот, заставляет расправить плечи и гордо поднять голову. Счастье заполняет тебя, мир раскрывается перед тобой всеми цветами радуги. И ненависть, что отравляла и разлагала, уходит.
София вновь замолчала, на этот раз надолго, она старалась задержать в этой маленькой комнатушке милые сердцу воспоминания, не дать им разбиться о холод повседневности. Но всему приходит конец.
- Но всему приходит конец, счастье никогда не может длиться вечно. По тебе вновь наносят удар, словно в насмешку, в который раз лишая жизни.
На лице женщины проступил жесткий, хищный оскал, совсем не вяжущийся с образом респектабельной леди. Она посмотрела на Яна, в синих глазах плясали языки мрачного огня.
- Забытая ненависть вспыхивает с новой силой.

Отредактировано София Коттер (2009-09-26 14:24:58)

13

Он ответил на пассаж гостьи немым пожатие плеч. Преданность Тени - это не тот вопрос, ради которого госпожа Коттер была приглашена в его особняк. А потому эта тема более не заслуживала упоминания, сверх сказанного. Ян просто молчал, ожидая продолжения от Софии. И оно последовало довольно скоро. И как последовало!..
Даркмур слушал откровения гостьи. Молчал и слушал. Не потому, что не мог что-то сказать, нет, просто потому, что его слова не требовались. Выйди на улицу и ткни пальцем в первого попавшегося прохожего - и он расскажет тебе другую историю... свою... но такую похожую на ту, что слышал сейчас Ян. Он и сам мог рассказать такую историю. Давным-давно, когда он был маленьким мальчиком, родные люди отдали его в руки врагов. Да, тот маленький мальчик не понимал, почему он должен покинуть родной дом, близких людей и отправиться с какими-то незнакомцами в неизвестность. Понимание пришло потом, многие дни спустя, когда он понял, что его попросту продали, чтобы самим сохранить свою власть, богатство, свободу. Разве маленький мальчик стоит дороже, чем всё названное ранее? Ответ прост. И он возненавидел свою семью, но не мог ненавидеть их долго. Его воспитатели очень хорошо потрудились, заставив мальчика понять такие сложные слова как долг перед своей семьёй, перед своим народом, перед своей Родиной... поэтому он не мог долго копить ненависть в своём сердце на тех, кого его учили любить и уважать. И потому он обрушил её на тех, кто был к нему ближе всего. На Дэбиана и его потомство...
Время шло, мир вокруг менялся, и Ян менялся вместе с ним. Чистая, ничем не замутнённая ненависть к правителям Мидариса постепенно породила пугающую целеустремлённость и жажду власти. Моральные принципы перестали иметь какое-то значение и вместе со всем остальным легли на полыхающий алтарь ненависти. И ненависть привела его к успеху тогда, четыре года назад, когда он смотрел на алую кровь четы Кэр'Тинарров залившую белоснежные простыни их ложа. С тем удовольствием ничто не сравнить. Ничто! Но тогда же, Даркмур испытал и первое разочарование. Дэбиан исчез, умер, отправился в свой последний путь, а Ян до этого дышавший ненавистью остался там, в залитой кровью спальне рядом с двумя остывающими трупами. Кто-то еще дрался в замке, где-то звенела сталь, кто-то кричал, отдавая приказы и взывая к милосердию, но Ворон вдруг почувствовал, что он остался один в целом мире. У него не было больше цели... Потом кто-то закричал, что принцессы спаслись и этот звук всколыхнул разум некроманта, не дав ему уйти за грань, вслед за своим врагом. Тогда он вернулся, включившись в ту жестокую схватку, когда сын шел на отца, а брат на брата.
Ненавидит ли он Кэрриган и Флоренс? Пожалуй. Не меньше, чем Бертрана и его ублюдков, но и не больше. Удивляетесь? Чему? Ворон хотел, чтобы весь этот поганый род перестал топтать землю Агнир'Тесса и, раз так, почему бы не помочь одному из этих псов пролить кровь родного брата? Но это всё не то... теперь. Тогда, один раз заглянув в глаза пустоте, Ян уже не мог позволить себе сделать это еще раз. Он заставил себя измениться, поднял из глубин памяти другие ценности, казалось бы, прочно забытые, заставил себя вновь полюбить и воспитал в себе долг. Нет, уже не перед семьёй, не перед народом и не перед страной, а лишь перед самим собой. И пусть ненависть не исчезла, а продолжила отравлять душу, но теперь он знал, что у него есть дорога длинною в жизнь и мечта, которую он хочет воплотить. И пока им было по пути с той застарелой ненавистью...
Он посмотрел в глубокие синие глаза гостьи. Видела ли она ту пустоту? Ему уже не нужно было спрашивать, почему она не убила Савалла, ведь возможностей свершить свою месть у Софии было более чем достаточно. Он знал ответ на этот вопрос. И потому молчал, не спеша разрывать словами ту тишину, что шелковой пеленой накрыла эту маленькую комнатку, в большом особняке пропитанном его ненавистью и начавшем оживать от прикосновения его мечты.
Софии не повезло в жизни. Ян долго оставался наедине со своей ненавистью, и ему не суждено было встретить человека настолько дорогого, чтобы тот заставил его забыть о ней. И, наверное, потому ему удалось разорвать её тенета, не запутавшись в этой паутине еще глубже. Но София... однажды утихшая ненависть вспыхивает тем пожаром, который уже ничто не может остановить. Он понимал графиню, и, наверное поэтому, ему было жаль эту молодую еще женщину. Но именно жалость была тем чувством, которое Даркмур не мог позволить ни себе и никому другому. Жалость... унижает лучшие стремления. И тем, кто отравлен сладким ядом ненависти, жалость не нужна.
- Чего ты ждёшь от Оппозиции, София? - в голосе Яна прозвучал только холодный суровый прагматизм и больше ничего.

Отредактировано Ян (2009-09-26 20:36:20)

14

Звонкой оплеухой стал голос княжича. Ни осуждения, ни сочувствия, ни, упасите Боги, жалости, ничего, лишь понимание и быстрый переход к делу. Губы женщины складываются в едва заметную улыбку одобрения. Но вот свое место занимает обычная маска холодной отчужденности. Пламя, бушующее в синих глазах, прячется под их же вечной мерзлотой, глухой доспех, скинутый на время, вновь одет.
«Чего ты ждёшь от Оппозиции, София?»
Коробит от «тыканья», но это знак того, что тебя приняли, осталось лишь обсудить условия.
- Что жду? Многого, княжич, возможно, слишком многого, но организация, которая находится под вашим руководством, способна оправдать мои чаянья, - голос без эмоций, холодная констатация фактов, она знала себе цену и знала о положении дел в оппозиции. – Мне нужно оружие. Я могла бы и создать его сама, но это отняло бы слишком много времени и, что вполне очевидно, мы бы путались друг у друга в ногах. Значит, были бы неминуемые промахи, что не есть хорошо.
Усмехнулась.
- Не думайте, что я решила сесть вам на шею и свесить ножки. Я нужна вам, княжич. Оппозиция слаба, люди перестали в нее верить. Да, старая гвардия, что сумела отмыться от обвинений, еще верна, но новые люди вызывают сомнения. Большие сомнения. Я могу предложить свои услуги. Так сказать внутренняя безопасность. К тому же я могу быть полезна и в другом деле. Я год проработала на кузена, верой и правдой, вы могли это заметить, он мне доверяет, если это слово вообще применимо к Саваллу и к его отношению с женщинами. Вы ведь знаете как это можно использовать?

15

- Безусловно, госпожа Коттер, я впечатлён вашим воображением, но вам не кажется, что пора бы спуститься с небес на землю? - поинтересовался он у собеседницы, и ироничная усмешка тронула его губы.- Выйдите на свежий воздух и сходите к ближайшей площади. Там найдите ближайший кружок выступающих ромалов, и попросите одну из них рассказать страшную историю о ненависти, пообещав ей один золотой. Поверьте, то, что вы услышите, будет вам очень знакомо...
Некромант равнодушно смотрел куда-то в пространство над левым плечом Софии, по опыту зная, что такой взгляд сбивает человека с мысли, мешает сосредоточиться и придумать ответ. Что и говорить, Даркмуру очень понравилось то, как София попробовала сразу взять быка за рога, но... ему не пришлась по душе её чрезмерная самоуверенность. Подобное отношение ведёт к провалу, а также порождает чрезмерную самостоятельность. Ян сам поощрял проявление инициативы и самостоятельности со стороны своих людей, но взращенные в чрезмерных количествах эти качества только вредили делу. Всё должно быть в меру...
- Вы правы, мне нужен надёжный агент в Тайной Инквизиции, приближенный к канцлеру и располагающий его доверием. Запомните это слово - надёжный,- зелёные глаза испытующе упёрлись в небесной синевы глаза графини.- О других возможностях мы поговорим, когда вы заработаете моё доверие своими делами. С этого момента Тень назначается вашим связником. Через него будут передаваться мои просьбы и отдельная информация, которая может помочь вам в вашей сложной работе. Через него же вы будете передавать мне полученные сведения. Всё в ваших руках, сударыня,- напоследок улыбнулся он.- Тень проводит вас до вашего особняка.
Даркмур сделал лёгкий жест человеку и тот отклеился от стены и приоткрыл дверь, за которой всё это время скрывалась Шепот, которая всё это время не покидала своего поста перед дверью кабинета.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Ян Даркмур, София Коттер. 697 год. Дартмур