Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Земли Мидариса » Деревня Пакоме


Деревня Пакоме

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Крупная деревня расположившаяся на юго-востоке королевства, в сравнительной близости от границы с Рассейндским княжеством. Пакоме – не просто деревня, а важный центр крохотного района государства. Сюда съезжаются на ежесезоные ярмарки, выменивают хлеб на орудия труда, которые зачастую изготавливаются в самой деревне. Хотя до статуса города Пакоме далеко, но здесь можно найти небольшой храм и кузнеца.

2

3 день лета 704 года

   Бежать… Не оглядываться… Не обращать внимание на боль… Бежать…
   Как бы громко не раздавались в голове Весты эти мысли, они не могли заглушить боль в лопатке. Арбалетная стрела вошла в спину, когда девушка пыталась скрыться от преследующих ее разбойников. Кто они? Почему не оставили Весту впокое, когда та попыталась скрыться среди высоких деревьев, было не ясно. Но фелиса прекрасно чувствовала опасность исходящую от головорезов и вовсе не хотела вступать с ними в контакт.
   Боль, жгучая боль заглушала все. Веста не слышала окружающий ее лес, не видела дальше, чем на три метра вперед и естествено не могла понять, преследуют ли ее еще или уже нет? Но останавливаться женщина не желала.
   Силы покидали тело фелисы, неужели это конец? Вот так все закончится? Чем она жила последние годы. Смерть, грязь…
   -Венедикт… - слетело с губ Весты, и та упала на землю.
   
   Исидора шла по лесу, собирая грибы. Сегодня был тот самый день, когда она могла отдохнуть от тяжелого женского труда простой крестьянки. Все празднования закончились и можно было слегка перевести дух. Потому девушка как обычно отправилась в лес, поискать грибов на ужин. Какого же было ее удивление, когда она вместо очередного подосиновика нашла тело женщины, лежащей между деревьев. Но больше всего Исидора испугалась при виде торчащей из спины арбалетной стрелы. Самым первым девшкой овладел страх, и та без мыслей бросила корзину убежав в деревню.
   Прошел час, прежде чем Исидора вернулась в окружении мужчин, желавших посмотреть на тело мертвой девушки. Однако, к удивлению мидарийцев, Веста вовсе не была мертва. Женщину принесли в деревню, кое-как извлекли инородное тело из спины. У фелисы был сильный жар, и все деревенские лишь разводили руками – помочь тут они не могли.
   -Только чудо спасет это дия, - как-то произнес мудрый старик, когда в очередной раз деревенские заговорили о найденной в лесу женщине.

Отредактировано Веста (2009-09-13 23:53:09)

3

3 день лета 704 года

Долгий день еще и не думал клониться к закату, а в воздухе ощущалась удушающая летняя жара. Неприятное время, когда пот течет по телу ручьями и щиплет глаза. Ветер гоняет пыль на высушенной солнцем дороге, и она попадает в нос, рот, глаза. Ужасное время для путешествий. Кригану со страшной силой хотелось забраться куда-нибудь в тень деревьев и предаться праздному безделью, в лёгкой, тёплой неге, что останется от духоты под раскидистыми кронами столетних осин. А еще лучше найти лесной ручей и напиться студёной водицы. А еще поплескаться в глубокой прохладной речке... А еще...
Таких "а еще", у Кригана набиралось много. Радовало только то, что дальше по дороге находилась маленькая деревенька, в которой нет постоянного целителя, как узнал он со слов одного встречного торговца. Пожалуй, неплохое место, чтобы отдохнуть, запастись припасами на дальнюю дорогу и заработать пару монет на несложной работе. Потому дымы, поднимающиеся над печными трубами деревеньки, были восприняты целителем с неземным благодушием. Усталые ноги перестали ныть, жара прекратила доставлять неудобства, а желудок, старый мерзавец, заурчал в преддверии скорого обеда. Наверное, вследствие этих благодушных мыслей Даниэль не сразу обратил внимание на преисполнившиеся надеждой, будто на них снизошло божье провидение, лица деревенских, едва он назвался странствующим целителем.
- Служитель милосердного Манора посетил нашу деревню? - с радостью в голосе произнёс староста.- Или быть может слуга мудрой Амальд?
- Нет, отец,- спокойно ответил Криган. Другого уже, наверное, порядком достало бы, что его принимают за клирика кого-то из богов-целителей в каждой посещенной деревне, но Даниэль воспринимал это исключительно как досадное недоразумение.- Я просто хороший хирург и кое-что понимаю в знахарстве, но не являюсь клириком.
- Не важно,- улыбнулся старик и заторопился, куда-то увлекая Даниэля за собой.- У нас хорошая знахарка, умеет залечить животину, принять роды, понимает, как делать разного рода отвары, что от хворей лечат, али силы восполняют. Но с таким она никогда не сталкивалась и бессильна, что-то сделать... Человек пусть и чужой, но что мы, звери, чтобы дитя обрекать на смерть?
Целитель заинтересовался словами старосты и уже приготовился к любому зрелищу, но реальность превзошла все его ожидания. В одной из изб, на лавке лежала девушка. Лежала на животе, спиной кверху. Странник вопросительно глянул на старика.
- Одна из женщин нашла её в лесу часов пять назад. Из спины у неё торчало вот это,- старик показал Кригану окровавленный арбалетный болт, обломанный посередине.- Мы сделали, что могли. Остановили кровь, но боюсь наших усилий недостаточно...- староста развёл руками.
Целитель кивнул и, подойдя к девушке, стянул накрывающее её спину покрывало, обнажая тугую повязку на которой просвечивали алые пятна крови. Даниэль снял сумку с плеча и отложил её в сторону, вместе с кожаной курткой, которую он сбросил еще на дороге. Осторожно вскрыл повязку, обнажая рану. В ноздри тут же ударил тошнотворный запах - на такой жаре рана загноилась... Правду говорят целители: "Каким бы мужественным не был человек и как бы ни уважали его товарищи, стоит разнестись запаху от гноящихся ран, как он тут же останется один". Из избы немедленно выбежали все кроме старосты, а Даниэль, не обративший на это внимания, принялся обследовать рану.
После осмотра он пришел к неутешительному выводу. Стрела попала в тело девушки уже на излёте и, зацепив кость, не смогла рассечь ее, сместившись немного в сторону. Только поэтому девушка была всё еще жива. Но даже после получения такого ранения, попади она в руки Даниэля через полчаса после оного, ему не пришлось бы много работать. Час упорной работы и опасность для жертвы миновала бы. Сейчас же... болтанка во время бега расшатала стрелу и расширила рану, а кризис породили неумелые руки деревенских умельцев - чудо, что они сумели остановить кровотечение. Но даже это не было так страшно, как занесённая в рану зараза.
- Мне нужно много кипяченой воды и чистые тряпки для перевязки,- обратился он к старосте.- Разожгите пару костров и постоянно кипятите воду. Также найдите лампы и придайте мне парней, у которых не будут трястись руки - чтобы подсвечивали во время операции. Об оплате поговорим потом.
Староста кивнул и тут же умчался, а Даниэль прикрыв рану, извлёк на свет свой инструмент, включающий в себя несколько скальпелей, весьма, надо сказать, грубой работы – людские кузнецы не умеют делать тонкий инструмент, а работа дварфов стоит целое состояние, - несколько тонких иголок с шелковыми нитями, набор тонких осиновых игл и несколько баночек с рассыпчатыми порошками. Последние он зачастую использовал для обеззараживания ран и создания местной анестезии. В последнем, однако, необходимости не возникало - девушка пребывала в глубоком забытье. Через полчаса, тщательно вымыв руки и дождавшись от старосты обещанных помощников, он был готов приступать к работе...

Операция вытянула из целителя все силы. Хотя, он мог бы провести еще десять подобных, если бы не одно "но"... магия.
Огромных трудов ему стоило заштопать все повреждения внутри, а также остановить внутреннее и внешнее кровотечение. Подошедшая к началу операции знахарка сильно помогла ему, по первому жесту подавая необходимые инструменты. У женщины сразу чувствовался немалый опыт... или сильная интуиция. Родись она в менее заброшенном месте - вполне могла бы стать прекрасным целителем. Но видно не судьба... Тем не менее, несмотря на проведённую операцию, опасность для жизни девушки всё еще сохранялась. Даниэль не был уверен, что смог полностью устранить заразу и потому, сразу после операции наложил пальцы на опухшую плоть вокруг недавно зашитой раны. Около десяти минут он стоял неподвижно, а затем, слегка пошатываясь, отстранился от ложа. Даже на взгляд старосты, не видевшего весь процесс целиком, опухоль значительно спала. Проследив за перевязкой девушки Даниэль, обернулся к старосте и попросил у него разрешения переночевать в какой-нибудь избе. Старик тут же подозвал одну из молодух и попросил проводить целителя к выделенной ему лавке. Как оказалось, всё давно было готово. Проговорив, что они теперь в расчете, Криган двинулся за девицей, добавив на прощание, что больной больше ничего не угрожает. Давненько ему уже не приходилось так пользоваться магией - потерянные силы поможет восстановить только сытная пища и сон, но на первое смотреть Даниэль был не в состоянии, а второе тянуло его с непреодолимой силой... Пообещав напоследок проклясть того, кто его разбудит до утра, Даниэль провалился в глубокий сон, едва дотопав до кровати.

Отредактировано Даниэль Криган (2009-09-14 23:23:51)

4

4 день лета 704 года

   Ужасный кошмар терзал душу Весты и та резко подскочила на лавке, пытаясь нащупать свой кинжал, но того не оказалось на месте. Перед глазами все плыло, они не могли сфокусироваться на чем-либо, да и плюс ко всему в избе царил такой мрак, что даже здоровый человек не смог бы здесь чего-либо разобрать.
   Где я? Что со мной? Фелиса попыталась присесть на лавке и тут же рана напомнила своем существовании, заодно снимая пелину забвения с событий вчерашнего дня.
   -Ну конечно, - на лице Весты появилась нервная улыбка, а руки женщины вытерли пот с лица. Как же здесь было душно и темно, фелиса с трудом осознавала свое существование. Опираясь на стенку правой рукой, Веста умудрилась поднятся на ноги и шатающейся походкой направилась на свет, то была слегка приоткрытая дверь. Рубаха женщины была разорвана на спине, но это вовсе не смущало ее, нужно было вдохнуть свежего воздуха. Наконец цель была достигнута, и Фелиса, стараясь сохранять равновесие, пнула ногой дверь, чтобы та открылась. Поток свежего воздуха слегка привел Весту в чувство и той теперь стало ужасно холодно.
   Сфокусировав свой взгляд, женщина наконец осознала, что она находится в какой-то деревне, и судя по темноте, сейчас было около двух часов. Конечно, возможно лучше было вернуться в избу и получше выспаться. Но после нападения у Весты появилось страное чувство паранойи, в этом бреду ей до сих пор казалось, что убийцы идут по следу и скоро настигнут ее. Собрав остатки своих сил фелиса пошла в сторону ближайшего дома. По пути Веста пару раз падала на землю и в итоге получила пару ссадин, сильная боль подавлялась многолетней выучкой не орать, когда тебе больно.
   И вот цель была достигнута, фелиса с трудом распахнула дверь и оказалась в том самом доме, где спал Даниэль. К несчастью для последнего, Веста вовсе не знала, что мужчина не местный и решила узнать, где же она находится. Спотыкающимся шагом, фелиса достигла лавки, где спал измотанный целитель, и слабо толкнула его плечо.
   -Где я… - произнесла Веста, не думая извиняться.

Отредактировано Веста (2009-09-15 11:57:52)

5

4 день лета 704 года

Шёл дождь, сильный дождь, который внезапно полил из казалось бы безобидных облаков.  Дварф, которому, казалось, было всё равно, шлёпал по вымокшей просёлочной дороге. Некоторые лужи были ему чуть ли не по пояс, но он не обращал на это внимание.  Он даже не потрудился достать непромокаемый плащ. Потом будет жалеть о том, что придётся снова смазывать латы маслом.
Вперели виднелась деревня, в которую стремился попасть Грионер. Раз деревня большая - там будет работа, в которой смог бы помочь топор дварфа. Хотя его не волновало, куда приведёт его дорога.
Не успел Грионер дойти до деревни, как ветер разогнал тучи, и лучи солнца стали пробиваться сквозь облака.
На улице было пусто, люди ещё не вышли из домов, в которых спрятались от ливня.
Но вот пробежал какой-то лохматый мальчишка, очевидно, посыльный. Грионер притормозил его, схватив за руку.
-Где здесь можно нормально пожрать и похлебать хорошего эля? -Грубовато сказал дварф, который пребывал не в лучшем настроении. Мальчик посмотрел на него расширенными глазами и указал пальцем на какой-то двухэтажный дом, у двери которого маячила яркая вывеска, на которой была изображена толстая собака.
-Спасибо. -Буркнул дварф и, сунув в руку мальчишке один медяк, двинулся к таверне.
-Мяса мне! И эля! -Распахнув дверь заорал дварф. За стойкой стоял жилистый паренёк, заменяющий трактирщика, а возле входа лежал толстый пёс, очевидно - символ таверны "Сытый пёс".
Паренёк сейчас же бросился к кухне, выполнять желание гостя.
В таверне было пусто, лишь дремал пьяный бородач и прихлёбывал вино юноша, как показалось Грионеру, купеческий сынок.
Грионер уселся за стол возле двери, лицом к барной стойке.
Его заказ выполнили за какие-то пять минут, на подносе ему несли аппетитной жаркое и целых три кружки эля. Дварф выхватил поднос прямо из рук парня и не обращая внимания на столовые приборы начал руками есть ещё горячее мясо. Но дорожная пыль на пальцах надёжно защищала дварфа от ожогов.
Покончив с мясом, дварф потребовал ещё и начал большими глотками пить вкусный эль.

Отредактировано Грионер (2009-09-15 22:38:08)

6

4 день лета 704 года

Тьма окружала со всех сторон. Но не давила, а обволакивала, словно саваном закрывая человека от всей боли и невзгод этого мира. Эта тьма - покой и спасение. Покой, который сильная душа не может обрести в жизни бурлящей, словно вода в котле закрытом крышкой. Эта тьма распахивала свои объятия перед Даниэлем каждую ночь. Было ли тому причиной потеря памяти, или это было просто какое-то неизведанное свойство его организма, но Криган никогда не видел сновидений... Во всяком случае, последние два года, а раньше... Что толку говорить о том, о чем не имеешь воспоминаний?
Сознание отдыхало от тяжелой работы и набиралось сил, когда его неожиданно потревожили. Даже в столь плачевном, вымотанном состоянии рефлексы не оставили Даниэля без своей защиты. Хотя целитель и затруднялся сказать, где он обучался рукопашному бою, да и вообще насколько далеко простираются его знания - это было и не важно. Тело само знало, как реагировать на ту или иную ситуацию, что выручало Даниэля не раз и не два за последние два года. Вот и сейчас, еще прежде чем тьма разжала свои пальцы, тело отреагировало за него. Рука, коснувшаяся его плеча, угодила в жесткий захват, и пальцы целителя сомкнулись, грозя выломать эту, явно мешающую владельцу, конечность. Но к счастью Даниэль уже достаточно пришел в себя, чтобы разглядеть склонившуюся над ним девушку.
Целитель безбожно выругался и, отпустив руку гостьи, отвернулся к стенке.
«Ох уж мне эти деревенские»,- думал он, вновь проваливаясь в сон.- «Всё норовят под проезжающих колдунов девушку подложить. Сколько ни тверди, что способности по наследству не передаются, всё равно надеются доморощенного колдуна получить».
Тем не менее, несмотря на твёрдую решимость вновь, если не увидеть сон, то провалиться в объятия вечной ночи, Криган заснуть сразу не смог. Он спиной ощущал присутствие девушки, и это сильно раздражало совершенно не выспавшегося целителя. Несколько секунд он пытался привычно расставить приоритеты, но тяжелая голова способствовала этому мало, поэтому он резко развернулся к девушке и, срываясь на злой шепот, спросил:
- Какого дьявола, ты еще здесь? Твои услуги не требуются - отправляйся спать...
Тут он замер, глаза, понемногу привыкшие к ночной тьме, смогли рассмотреть девушку в неверном свете ночного светила, пропускаемом в помещение окнами. По летней жаре они были раскрыты настежь, и свет серебряной дорожкой падал на пол краем касаясь ночной гостьи. Несколько секунд спустя Даниэль осознал, что перед ним стоит та самая незнакомка, которую он оперировал минувшим днём. На этот раз поток ругани был чуть более коротким, но при этом намного более прочувствованным. Немедленно вскочив с лавки и подавив преступную слабость в ногах, странник буквально силой заставил ослабевшую от потери крови девушку улечься на его место.
- И какого черта это значит? - с лёгкой хрипотцой в голосе спросил он проверяя между делом пульс больной.- Что тебя на улицу погнало? Тебе лежать еще два дня минимум полагается, идиотка...
Совершенно не к месту вспомнилась последняя фраза сказанная Даниэлем, перед тем как провалиться в сон. Похоже, она стала пророческой. Более могущественного проклятия, чем злой, не выспавшийся целитель, который теперь будет вынужден приглядывать за беспокойной пациенткой, пока оная не придёт в норму, для данной пациентки придумать было сложно.

7

4 день лета 704 года

   Будить мужчину все же не стоило, Веста это поняла еще до того, как Даниэль осознал, кто она такая. Резкая, пронзающая боль в плече разом перекатила в голову, когда рука женщины оказалась в жестком захвате. Фелиса слегка пискнула от боли, но к счастью в полном мраке целитель не смог разглядеть гримассу боли на ее лице. В голове творился полный кавардак, где она, что здесь делает, почему этот мужчина делает ей больно. Веста сильно захотела ударить обидчика, но учитывая ее состояние, решила что вызывать лишнюю агрессию не стоит. Наконец пальцы Даниэля разомкнулись и рука фелисы оказалась на свободе, боль от этого не ушла, но женщине почему-то стало легче. Однако, разбуженный ею мужчина вовсе не собирался отвечать на ее вопрос. Не раслышал может быть? Веста стала собираться с мыслями и потянулась к отвернувшемуся к стенке снова, как тот внезапно развернулся и… И кажется узнал ее.
   Сознание стало покидать фелису, но последние слова про идиотку она запомнила хорошо, обещая высказать все, что думает, этому хаму, как только придет в себя. А тем временем Даниэль уложил ее на свое место и Веста провалилась в глубокий сон.

8

4 день лета 704 года

Целитель некоторое время сидел рядом со спящей пациенткой, слушая дыхание и время от времени проверяя пульс. Всё было вроде в порядке, и девушка забылась обычным здоровым сном. Успокоившись по поводу пациентки, Криган и сам не заметил, как прикорнул...
Пробуждение было неприятным. Если не сказать болезненным. Попробуйте сами заснуть в неудобной позе, проспать так несколько часов и проснуться с первыми петухами. О, боги, как ныло затёкшее за ночь тело! Криган кряхтя, разминался около получаса, прежде чем относительно пришел в норму. Девушка всё еще не просыпалась и, еще раз осмотрев её, Даниэль пришел к выводу, что она очнётся к обеду. Огромная радость избавиться от беспокойной пациентки хоть на какой-то, пусть весьма малый, срок. Отпущенное ему время Даниэль использовал для наполнения изголодавшегося желудка и исполнения еще двух несложных работ - как оказалось, деревня не слишком сильно нуждалась в опытном целителе. С большинством местных недугов справлялась местная знахарка и возникшая прошлым днём ситуация была просто невероятным стечением обстоятельств. Так что оставшийся не у дел целитель, вполне мог бы отправиться в дальнейшее путешествие, если бы староста не настоял на более тщательном присмотре за незнакомкой. Старика можно понять - для него и эта девушка и сам Даниэль недавно перешагнули детский возраст, а кто ж бросит дитя на произвол судьбы? Но к этому светлому чувству примешивалось и беспокойство селян. Мало ли, вдруг в окрестностях появилась банда разбойников? Ответить на сей вопрос мог только один человек, а потому скрепя сердце Криган вынужден был остаться. Тем паче, что селяне пообещали наполнить его походный мешок снедью на дюжину дней пути.
Пошедший в полдень дождь подтвердил правильность принятого решения. Идти по дорожной грязи, расползающейся под ногами после сильного ливня - приятного мало. К счастью скоро распогодилось и вновь выглянуло солнце. Странник, укрывшийся от непогоды в приглянувшейся избе, сидел подперев голову рукой и молча смотрел на спящую девушку. Все сроки давно вышли, а она всё не просыпалась...

9

4 день лета 704 года

   Прохладное утро слегка остудило рассудок женщины. Веста то и дело просыпалась, приоткрывая глаза, и тут же забывалась очередным сном. Но чувствовала себя она уже гораздо лучше, нежели ночью или днем ранее. Наконец наступил полдень и фелиса заставила себя проснуться. Веки разомкнулись и перед глазами предстал мужчина, который смотрел прямо на нее. Какое-то смущение завладело Вестой, все-таки рубаха её была разорвана, да и с чего бы кому-то смотреть, как она спит?
   -Кто ты, - хрипло спросила фелиса, подымаясь с лавки. Правда личность Даниэля интересовала ее мало, женщина даже не помнила свой ночной поход и разговор с целителем. Сильная жажда мучила Весту и та чувствовала себя крайне ослабшей.
   -Воды, - еле выдохнула женщина, стараясь поправить рубаху, которая так и наровила съехать с плеч.

10

4 день лета 704 года

Целитель молча кивнул, и приложил к губам пациентки горлышко фляги. Дождавшись пока она напьётся, он убрал флягу и тщательно её закупорил пробкой. Приближалось время обеда, и скоро должна была придти крестьянка с куриным бульоном, который Криган недавно заказал в таверне. Сказать, что странника не заинтересовала внешность девушки - значит, ничего не сказать. Будь у него возможность, он бы уже убрался отсюда как можно дальше, оставив за спиной и беспокойную пациентку, и маленькую деревушку с её немногочисленными жителями. А пока он неторопливо ввёл девушку в курс дела:
- Вы находитесь в деревне Пакоме,- произнёс он. Даже сейчас его взгляд был направлен не на девушку, а на область примерно над её левым плечом и складывалось ощущение, что Криган разговаривает с пустым местом.- Вчера вас принесли сюда крестьяне в очень тяжелом состоянии. Вы были ранены арбалетной стрелой в спину и потеряли много крови, к тому же рана загноилась. Я провёл операцию и поэтому вы еще живы. Крестьяне же, очень желают узнать если не ваше имя, то личности тех добрых и щедрых людей, которые оставили для вас подарок в вашей же спине. Ах, да,- добавил он после недолгого раздумья. В голосе Кригана засквозило понятное злорадство человека, которому помешали нормально выспаться после долгой и трудной работы, а затем предоставили прекрасную возможность отомстить обидчику.- Так как вы оказались очень непоседливы, я был вынужден попросить старосту привязать вас к кровати, если вы еще раз попробуете "прогуляться". Вам еще больше суток надлежит пребывать в постели. Впрочем,- тут уж Даниэль заговорил с профессиональными интонациями в голосе.- Лежать пластом я не советую. Напротив, постарайтесь осторожно двигать отдельными мускулами и не пострадавшими частями тела. Это улучшит циркуляцию крови в организме и поспособствует выздоровлению.
Примерно на середине последней фразы в избу вошла молодая девица, держа в руках небольшой глиняный котелок. Стоило приподнять крышку, как по помещению распространился аппетитный запах бульона. Приняв из рук девушки котелок, Даниэль начал основательно в нём копаться, вытаскивая и перекладывая в отдельную тарелку куски мяса. Становилась очевидна, что пациентка не получит ни кусочка из этого богатства - она еще не готова принимать твёрдую пищу. Зато бульон ей достанется весь. А тем временем молодуха всё не могла выговориться. Оказывается в таверне сидел дварф. Криган так и замер, услышав такую новость, а затем, велев девице накормить раненую бульоном, выскочил из избы. Последнее, что он услышал, выскальзывая за дверь, была фраза молодухи: "Так кто тебя так, девица?"
Не прошло и пяти минут, как целитель оказался в таверне. Здесь уже скопилось приличное количество народу - все хотели поглазеть на такую диковинку как живой (подумать только!) дварф. Хотя, рассуждая здраво, и мёртвых-то подгорных жителей крестьяне нигде насмотреться, не могли. С ходу обнаружив сосущего эль крепыша, Даниэль грохнулся на лавку напротив него и зычно крикнул:
- Пива мне! - и затем добавил, обращаясь непосредственно к гостю из далёких краёв:- Кузнец?

11

4 день лета 704 года

   Пакоме, стрела, кровь, целитель – все никак не хотело укладываться в голове. Складывалось ощущение, что Веста потеряла часть своей памяти о столь важном куске своей жизни. Все что ей удалось вспомнить из прошлого дня, это попытка скрыться от преследующих, резкая боль в спине и еще некоторое время бега в таком состоянии. Дальше все, даже никаких отдельных воспоминаний.
   Целитель даже не думал представлятся, а все продолжал читать нотации, как-будто его просили помогать. Впрочем фелисе сейчас было не до этого. Она даже как-то умудрилась пропустить мимо ушей предупреждение Даниэля о том, что ее привяжут к кровати.
   Когда мужчина покинул помещение, а местная принялась за кормежку, Весте вдруг стало гораздо легче на душе. Пока она ела, ее голова очистилась от мыслей о Мехмеде и его самоубийственном задании, забылись события дня ранее и жизнь вообще казалась спокойной и счастливой. Как жаль, что это мгновение длилось так мало. Вопрос кормящей ее девушки, перечеркнул все хорошее настроение на корню.
   -Так кто тебя так, девица?
   У фелисы внезапно пропал апетит. Если бы она знала кто это был, что они хотели. Может просто разбойники, тогда зачем преследовать, когда телега досталась им? Или они думали погонятся за ней по лесу и достать себе не только еды, но и девку. Ведь им это почти удалось. Последняя мысль оказалась пробивной, женщина вдруг поняла: «Я ведь могла умереть!»
   -Я больше не могу, - тихо, отведя глаза, прошептала Веста.
   -Тебе нужно поесть, иначе никогда не выздоровеешь! – весело настаивала сиделка.
   -Не могу! – прокричала фелиса, быстро легла на лавку и отвернулась к стенке. Ей совсем не хотелось общаться или вспоминать. Казалось бы, смерть – ее постоянная спутница, куда бы она не направилась, но… Разве можно привыкнуть к своей смерти? Ручейки слез прокатились по горячим щекам фелисы. Местная решив, что пострадавшую все-таки стоит оставить одну молча удалилась.

12

Грионер, который старался не обращать внимания на толпу людей, попивал эль. Когда кто-то заговорил с ним, да ещё и заказал пива, дварф приподнял бровь.
-Нет, не кузнец. Бродячий вояка, так можно сказать. -Тут, пробиваясь сквозь толпу деревенский жителей, к нему подошла официантка и поставила перед ним тарелку жаркого. Дварф тут же забыл про собеседника, принялся уже за третью порцию аппетитного мяса. К нему кто-то пододвинул стул, и Грионер, ингновение оторвавшись от поглощения еды, заорал.
-Дай спокойно поседеть, перетрезвенная бошка! Брысь! -И дварф тихонько стукнул человека по затылку. Тот охнул и, схватившись за ушибленный затылок, поспешил убраться подальше от дварфа и из таверны вообще.
-А тебе что надо? -Вновь заорал Грионер, громко стукая кружкой по столу и обращаясь к какому-то парню, который с ним заговорил.

13

4 день лета 704 года

Стоило бородатому заявить, что никакой он не кузнец, а всего-навсего бродячий вояка, тобишь наёмник, как глаза целителя перестали возбуждённо блестеть, да и весь он как то погрустнел. И причина такой перемены настроения была ясна как солнечный день - накрылась медным тазом такая замечательная возможность разжиться инструментом дварфийской работы. О, боги! Прям жизнь не мила теперь. И будто мало того, так нет! Дварф оказался представителем того самого ремесла, которое Криган не уважал больше всего. Ведь, рассуждая логически, за кем приходится убирать, штопать и перевязывать целителям больше, чем за воинами? Боюсь нет иного ремесла, которое вызывает у целителя большую неприязнь, чем ремесло солдата.
Вот и сейчас вояка создавал для Кригана работу, находясь даже в мирной обстановке. Даниэль проследил за охающим человеком, на глаз определил сильный ушиб и порекомендовал холодный компресс. Не вслух, конечно. Советы денег стоят, да к тому же у парня наверняка не в первый раз - сам разберётся. Эти краткие мысли о несчастном парне, пришедшем в таверну не в то время и севшем не за тот столик, вернули разум целителя к оставленной пациентке. Раздражение уже давно прошло, и он смог оценить насколько непрофессионально себя повёл. Пока пациент не выздоровел, целитель не должен примешивать личные чувства к работе. Говорить он должен был мягко, заботливо, всеми силами направляя беспокойную пациентку к выздоровлению. Ну, потом уж можно было бы настучать ей по репе за все настоящее и мнимое, но (!) только после её выздоровления. А потому Даниэль уже поднялся, чтобы покинуть таверну и вернуться к своим обязанностям, когда его настиг вопрос дварфа.
Криган секунду подумал, а потом сделал простой вывод, состоящий из нескольких пунктов. Первый - дварф здоров как бык. Второй - Криган не его врач. Третий - он не является кузнецом. Четвёртый - бородатый пенёк хамит.
- Я, целитель. А кто спрашивает? - поинтересовался он у дварфа.

14

4 день лета 704 года
-Дварф. -Только и буркнул Грионер, глотая эль. Дальше он молчал, стараясь не замечать настойчивых "зрителей". Завидев, что целитель не спешит уходить, Грионер решил добавить ещё одно слово. -Грионер. -Он снова глотнул эля, и его кружка опустела. Дварф негромко стукнул ею об стол (при этом, все люди вокруг дружно вздрогнули) и заорал нечеловеческим голосом. -А ну брысь отсюда, долговязые, безбородые! Нечего на меня смотреть, я вам не обезьяна! Хотите нанять меня - говорите сразу! А если нет, то уходите с глаз моих долой! -Где то в углу тявкнула собака, но на неё мало кто обратил внимания. Все смотрели на разъяренного дварфа. Некоторые даже потихоньку отступали назад.
-Сколько с меня, олухи табачные? -Грионер, казалось, был в ярости, и он, впрочем как обычно, хамил всем, кому только можно было. Вскоре в таверне стало пусто.
Появился угрюмый хозяин таверны, который с нескрываемой злобой смотрел на дварфа. Ещё бы! Всех клиентов разогнал! Трактирщик достал пропитанный жиром блокнот и написав на нём сумму, положил её перед дварфом.
-Да вы что! С ума посходили? -Расширив глаза, снова стукнув кружкой по столу, крикнул Грионер. -Здесь сумма больше зарплаты друга троюродного брата сестры моего отца!
Дварф со всей силой стукнул кружкой о стол и та, несмотря на крепость, разлетелась на щепки.
-Это чтобы было за что платить. -Уже спокойнее сказал он, положил сумму на стол.

Отредактировано Грионер (2009-09-22 14:24:58)

15

4 день лета 704 года

"Однако, как пенёк еще с голоду не помер с такими-то привычками? В городах такое поведение еще пройдёт - там, чем больше куража, тем большую цену набивает себе наёмник, но здесь... Странно, что деревенские ведут себя столь тихо. Давно пора пересчитать рёбра заезжему хаму и, уверен, присутствие хозяина заведения отнюдь не сдерживающий фактор".
Криган с интересом посмотрел на тавернщика. Толстощекий, на голове блестящая залысина, объёмистое брюхо выпирает из-за пояса... В то же время одет добротно, даже респектабельно - с местной спецификой. И всё таки на лидера деревенских не тянет.
"Да, не подходит. А кого у нас нет? Староста с утра отправился на сенокос. С ним еще несколько мужиков - в основном члены его семьи. Кузнец застрял в своей кузнице... Да, повезло дварфу, что кузнеца нет. Даже немного жалко".
Нельзя сказать, что Даниэль любил трактирные драки. Напротив, оказаться в центре такого хаоса, когда кругом идёт потасовка в стиле "все против всех", ему не хотелось совсем. Но вот понаблюдать со стороны, потягивая пивко и улыбаясь чьему-то удачному удару ему было по душе. Правда, для честности стоит признать, что обычно, вскоре после того как Лёд занимал такую выгодную позицию кто-то разбивал его кружку, опрокидывал стол, пытался спихнуть его на пол и парню приходилось подробно объяснять хаму какую ошибку он совершил. А там и друзья-братья хама подключались... В общем, работы для целителя после таких загулов прибавлялось. Зато было весело.
- Даниэль,- представился он, пропустив мимо ушей страстную тираду Грионера. Затем подумал и вытащил из сумки пару своих скальпелей.- Только секирой орудуешь или можешь тонкий инструмент сделать? - уточнил он, ложа людской работы инструменты перед собеседником.

16

4 день лета 704 года
Грионер с презрением взглянул на скальпели. -Только секирой. -Буркнул дварф отодвигая тонкие инструменты и кладя перед собой свою любимую секиру.
-Я с ней не расстаюсь. Её мне братья сковали. -Признак того, что дварф заинтересован собеседником, это то, что он говорит что-то помимо "пошёл прочь".
-А кого ты лечишь? Тут что, много раненых? А боль в жвиоте любой местный знахарь излечит. Пошёл бы в военные отряды целителем, там, таких как ты ценят. Нет, ты пристаёшь к каждому встречному воину, думая о том, не ранен ли он. Разве по душе тебе такая жизнь, парень? -Грионер нежно погладил потёртую рукоять секиры и её лезвие.
-И кстати, работки у тебя случайно нет? Авось банда разбойников шляется в окрестностях? Я сюда за этим и пришёл. -Вдруг сказал дварф, сжимая рукоять своего грозного оружия.

17

4 день лета 704 года

Парень инструменты забрал ограничившись едва заметным вздохом сожаления. "Братьев бы твоих сюда,"- едва не брякнул он вслух, но вовремя остановился. Ну не удалось заполучить мечту в руки, так что? Теперь на каждого встречного дварфа вызвериваться? Перетопчутся. Помимо воли Криган засмотрелся на секиру. Да, хорошая работа. Хотя и не разбирался он в этих воинских придурях с оружием связанных, но постранствовал уже достаточно, чтобы с одного взгляда определить, что секира эта сделана неплохо и хозяину послужит еще долго. Вернее, уже долго служит.
- Не прав ты, брат-дварф,- проговорил он, запуская руку в сумку.- Воины - тоже люди. Не я их ищу, они меня сами находят. И вроде бы на мою работу пока еще никто не жаловался,- почти не покривив душой, добавил он. Мёртвые тоже не жалуются. Ну да это судьба, никому не дано всех спасти.
Еще около минуты возни и о стол брякнулась глиняная бутыль, которую носит с собой каждый уважающий себя целитель. Некоторые - в качестве обеззараживающего. Другие - для профилактики заболеваний. Третьи - совмещают приятное с полезным. А четвёртые - поступают, как третьи только добавляют в чудесный "эликсир" малопонятные кому угодно кроме них травки, которые превращают "драконий огонь" в ароматную настойку, ничуть не теряющую своих чудесных свойств. Как ясно из контекста Даниэль относился к четвёртым.
- Хозяин, неси кружки! - гаркнул он куда-то за стойку, а затем обернулся к дварфу.- Про разбойников тебе староста скажет, хотя, похоже, спокойно тут было до поры до времени. Только что до времени... Но, в любом случае, это вопрос не ко мне. О! Вот так-то лучше! - обрадовано возвестил он, когда хозяин поставил на стол две небольших глиняных чашки. Обсуждать серьёзные дела без солидного количества прозрачного, довольно мучительный процесс. Настойка разлилась по кружкам.- Ну, давай за знакомство. Не каждый день такие встречи в глухих деревеньках бывают,- улыбнулся он открыто.

18

4 день лета 704 года

-Вот, это уже другой разговор! -Дварф схватил кружку и в мгновение ока осушил её до дна. -Это что за напиток? Вкусный... -Задумчиво пробубнил Грионер. -Но эль лучше! -Неожиданно заявил дварф, привычно стукая кружкой по столу. Кружка не разбилась. Мистика. А, нет, на ней появилась маленькая трещинка.
Дварф приподнял кружку, чтобы осмотреть повреждение.
-Ну слава богу, хоть одну кружку не разбил...
Тут подошёл официантка, очевидно  требуя чаевых.
-Это что такое! -Грионер ещё раз стукнул кружкой по столу. Так разлетелась на маленькие осколки.
-Ну вот... -Дварф поднял самый большой осколок и повертел его в пальцах. Затем он положил его в руку девушки, порылся в карманах и достал несколько монет, вложил их туда же.

19

4 день лета 704 года

Удар оказался несколько сильнее, чем Шед мог ожидать, хотя на недостаток воображения молодой человек не жаловался, и весь остаток дороги до заветного заведения в красках представлял себе расплату за бесцеремонно навязанную помощь. Дверь таверны услужливо распахнулась, и остановить его тело смог лишь крепкий добротный стол, в который Шед врезался со всего маху.
- Извините, - пробормотал он, скатившись со стола чуть ли на колени Даниэля и окатив его остатками какой-то жидкости из брызнувшей по полу осколками чашки. Не выдержавший его веса стол весело взбрыкнул, словно необъезженный двухлетка, и, едва не угодив краем столешницы в лицо дварфа, скинул Шеда на пол.
- То есть как это у тебя нет денег?! – рев здоровенного детины, перегородившего плечами от косяка до косяка дверной проем, скорее напоминал трубный клич изюбря в период гона. Моментально вернувшись мыслями на грешную землю, Шед прикинул расстояние от двери до стола и выразил крайнюю степень своего возмущения и негодования в бурной и страстной тираде:
- Я не просил вас сопровождать меня! Вы сами…
Однако, договорить ему было не суждено. Шед явно просчитался, решив, что столь массивному организму потребуется некоторое время на лавирование меж столами. Он не учел, что ускользающая перспектива легкого заработка придаст такое ускорение неотягощенному мозгом телу. С яростным ревом здоровяк ринулся вперед презрев незначительные препятствия в виде мебели и не успевших отскочить с пути немногочисленных то ли посетителей, то ли работников таверны. Шед разумно рассудил, что сейчас не лучший момент решать кто из присутствующих кем является, и с завидной ловкостью нырнул под многострадальный стол, оставив право отстаивать сей предмет меблировки тем, кто его заказал.

Отредактировано Шед Эрроу (2009-10-10 08:24:51)

20

4 день лета 704 года

Непосредственность дварфа Даниэля забавляла. Одновременно с ним осушив кружку, Криган на некоторое время заткнулся – уж больно неслабый градус оказался у этого «вкусного» напитка для совсем не луженой человеческой глотки. В конце концов, его отпустило и целитель вдоволь полюбовался на ошарашенное лицо девушки. Впрочем, деревенская непосредственность вскоре взяла свое, и осколок кружки улетел куда-то в угол, а монеты враз куда-то исчезли. Даниэль мог и ошибаться, но вроде бы они спрятались в ложбинку между грудями официантки, за которыми он с интересом наблюдал… чисто врачебным, разумеется.
- Ну ладно друг, поговорили и будет,- фляжка исчезла также быстро, как и появилась, а целитель поднялся из-за стола... вернее собирался это сделать, когда какой-то мерзавец помешал ему в этом благородном начинании.
Дан осторожно потрогал рукой намокшую одежду, и даже не подумал заподозрить рухнувшего ему на колени парня в некоторых противоестественных эротических наклонностях, потому что в эту минуту заторможенным от сдерживаемой ярости сознанием пытался оценить нанесённый ущерб своему наряду.
"Вот отгадайте загадку - прозрачное, но не вода? Вот то-то и оно. Ладно, от меня не убудет... Какого лешего, твою мать!"
Последнюю мысль он проговорил вслух и затуманенными от ярости глазами повёл по сторонам. По счастливой случайности пущенный щедрой рукой амбала парень уже успел скатиться под стол, а сам амбал здоровенной горой перегородил вход и, тем самым, стал объектом, на который была направлена вся ярость Даниэля... Но не остановишь же такую гору, снесёт и не заметит! Так что парень обоснованно понадеялся на оперативность дварфа, а сам подхватил кружку со стола и с силой швырнул её в морду бегущей горе, с целью сбить её наступательный порыв. Впрочем, на это он не слишком рассчитывал и, опрокинув лавку, перекатом назад постарался убраться от многострадальной мебели как можно дальше.

21

4 день лета 704 года

   Веста начинала медленно приходить в себя. Все-таки ей удалось взять эмоции под контроль и подняться на лавке. По пылающим щекам все еще текли ручейки слез. Но нужно было взять себя в руки, иначе эта слабость повлечет за собой другое горе. А уж о горе фелиса знала не понаслышке. Протерев красные глаза женщина огляделась – пусто. Руки и ноги почти не слушались, даже для того чтобы согнуть палец приходилось прилагать колоссальные усилия. Веста удивилась, как ей удалось подняться. Голова тоже подводила, последний день жизнь как будто вырвали из памяти. Впрочем, отдельные моменты стали всплывать в сознании. Например, ночная прогулка от одной избы до другой. Весту очень волновал один момент, куда эти деревенские забрали ее вещи? Ведь она точно помнила, что путешествовала не в одной порванной рубахе.
   Когда фелиса собиралась попробовать встать на ноги, в дом вошла молодая крестьянка. Увиденное потрясло девушку и та с ахами подбежала к больной.
   -Ну что же ты творишь, тебе лежать надо, - стала читать нотации молодая. Веста чуть не выругалась, когда ее попытались с силой уложить обратно на лавку.
   -Мне нужно уйти, - прохрипела фелиса и почувствовала сильную боль в горле, вызванную жаждой.
   -Далеко ты такая уйдешь? – настаивала на своем девица и все-таки уложила Весту, чем вызвала дикую боль в спине.
   Гончая решила, что стоит ей пожалуй немножко передохнуть, и вот тогда точно она сбежит от этих деревенщин куда подальше.

Отредактировано Веста (2009-10-11 20:45:23)

22

4 день лета 704 года

Тяжелая скамья с грохотом упала на пол, и Шед едва успел отдернуть руку. Он судорожно сглотнул и почувствовал, что лоб покрывается испариной. Перспектива остаться с раздробленными пальцами испугала его куда больше, чем вполне реальная возможность окончить свои дни с пробитой головой на заплеванном полу низкосортной забегаловки в забытой богами деревне. Ведь тогда ему не пришлось бы беспокоиться о том, как играть на лютне с искалеченной рукой.
Шед поспешно отскочил в сторону, вняв мольбам внутреннего голоса, который в красках живописал, как эффектно Шед будет смотреться, если многострадальный стол не выдержит и все-таки упадет. Это вам не скамья!
Он лицом к лицу повернулся к наступающему противнику. И совершенно напрасно, ибо остатки мужества незамедлительно Шеда покинули. И если раньше амбал был несказанно раздосадован возмутительным обстоятельством, оставившим его без поживы, то после попадания в глаза какой-то шипучей дряни на его лице явственно читалось желание убивать. И убивать не кого-нибудь, а его, Шеда!


- Я не хотел! – в голосе Шеда скользило неподдельное отчаяние. – Вернее, хотел… но я хотел помочь!
Огюст обвел скорбным взглядом разгромленную лабораторию и тяжело вздохнул:
- Что ж… пусть спасут боги того, кому вы захотите помешать.
Огюст по странной и давней привычке ко всем адептам Академии обращался на «вы» и обладал на редкость крепкими нервами. Закаленный общением с публикой того сорта, что умудрялась нацарапать на безупречной поверхности огромного алмаза, служившего наглядным пособием в лаборатории оккультных наук, нецензурное слово, он уже ничему не удивлялся. Тяжело вздохнув, магистр вывел в ведомости заветное: «зачтено» и поднял на Шеда взгляд полный скорби за все человечество:
- Эрроу, я уже просил вас не ставить свои эксперименты в моей лаборатории. Вы не обладаете ни нужными навыками, ни знаниями, да и талантом в отличие от своего брата, сильно обделены. Во имя Эмбер! Оставляйте свои изыскания на бумаге, не нужно искать подтверждения сомнительным выводам на практике. Поверьте мне на слово: и сотой доли того, что выведено в теории на практике не проверяется. Я ставлю вам зачет лишь потому, что не желаю подвергать свою лабораторию вашим дальнейшим разрушительным набегам.
Шед понуро поплелся к двери.
- И еще. Надеюсь, вы понимаете, что вашему брату придется оплатить ущерб.
Шед лишь горестно вздохнул.

«Ни какой магии!» - заученно повторил про себя Шед и выбросил вперед левую руку. Он даже не пытался сплести хоть какое-то примитивное заклинание. Жест был скорее инстинктивным, чем осознанным. Волна чистой энергии, не оформленная и не ограниченная высоким искусством, достойным мага, подобно урагану, прокатилась по замкнутому помещению, превращая в хаос то, что до того имело несчастье уцелеть. Невидимый вихрь опрокинул на пол незадачливого громилу, придавив его перевернутым столом, ударился о стену и мстительно вернулся назад, припечатав Шеда к стене с такой силой, что ему показалось, что из него вытряхнулись все внутренности.
Однако вытряхнулась из него лишь невзрачная тетрадь, рассыпавшая по полу пожелтевшие от времени страницы, исписанные неразборчивым почерком в тех местах, где строки хоть как-то можно было прочесть.

23

4 день лета 704 года

Дварф никак не отреагировал на возникшую угрозу - упился, похоже, до такой степени, что от лавки оторваться не смог - и живая гора запросто снесла его стремясь к одной ей ведаемой цели. В принципе, почему только ей? Зачинщик всех неприятностей обрушившихся на сию маленькую харчевню, наконец проявил себя, и как проявил... Даниэль, сидя на полу, и взводя рычаг арбалета, только присвистнул, глядя на такие выкрутасы. Парень сотворил магию! Только вот как-то не очень красиво она у него получилась - то ли Дар свой он не контролировал в полной мере, то ли руководствовался одними инстинктами плохо представляя, что творит - долбануло не только амбала, но и его самого. Когда пыль осела, Даниэль поднялся со своего насиженного места на полу, продолжая держать под рукой взведённый арбалет. Распластавшегося дварфа он удостоил единственного взгляд - выживет, а за его эмоциональное состояние, я не отвечаю. То, что произошло с амбалом было гораздо интереснее и после продолжительного осмотра Дан отжал тетиву и повесил арбалет за спину.
- Да вы, батенька, убийца,- проговорил он направляясь к магу-самоучке.- Бедный человек-гора в глубоком обмороке и, если кто-то смилостивится над ним, возможно даже будет жить. Но я в этом не уверен,- произнёс он уже опускаясь на корточки перед парнем и буд-то бы нехотя, добавил:- Не уверен, что ему станут помогать.
Рассыпавшейся на пол тетради он коснулся одним взглядом. Как бы ни циничен он ни был, но лезть копаться в записях недоучки при наличии живого хозяина, ему совсем не хотелось. Хотя в плане информации стоило бы там пошариться...
- Смотри мне в глаза,- Криган приподнял правое веко парня.

24

4 день лета 704 года

Шед промычал что-то маловразумительное и сделал слабый протестующий жест, пытаясь одновременно сфокусировать блуждающий взор и на Даниэле, и на поверженном гиганте, и на рассыпавшихся по полу страницах. В его мозгу, а затем и в глазах, сделав их вполне осмысленными, щелкнула неприятная мысль, немедленно озвученная хозяином заведения, который опасливо выбирался из-за прилавка:
- А кто ущерб возместит?!
Шеду стало плохо. Настолько плохо, что он даже вознамерился последовать примеру поверженного громилы и грохнуться в обморок, но потом передумал. В конце концов, толку от этого не было. Шед с отчаянием посмотрел на Даниэля, глубоко вздохнул, закрыл глаза и… И тут на него снизошло вдохновение.
Шед открыл глаза и возмущенно заявил:
- Да! Я тоже хотел бы это знать! В вашем заведении, уважаемый, практикуется незаконное применении магии? А есть ли у вас на то разрешение властей? Лицензия, в конце концов?! Где это видано, чтобы посетителей подвергали такому необоснованному риску! Кто-нибудь мог пострадать!
Видимо, из понятия «кто-нибудь» распластанный на полу амбал был исключен, как существо неодушевленное. Хозяин открыл рот, закрыл, открыл снова, но так и не сумел вставить в полную праведного негодования речь Шеда ни единого слова:
- Нет, вы только посмотрите, что вы натворили! – Шед нетвердо оперся на плечо Даниэля и поднялся на ноги, стараясь не смотреть тому в глаза, потому что ересь, которую он нес с такой правдоподобной убежденностью, могла ввести в заблуждение кого угодно, но не Кригана, который видел вблизи лицо Шеда. А на лице молодого человека всегда отражались все его душевные метания, и Шед прекрасно об этом знал. – Кто будет возмещать ущерб?! Или вы хотите, чтобы об этом возмутительном факте я написал петицию в Академию или, более того, главе Конклава, госпоже Роланде Де`Мор Кьюри?!
Само собой подразумевалась, что Шед лично знаком с графиней, и она будет счастлива лицезреть написанное им послание. Хотя, это было недалеко от истины. Особенно, если учесть, что он имел наглость сбежать из Академии, прихватив из архива дневник… Дневник! Шед вновь опустился на колени и собрал рассыпавшиеся страницы, предоставив хозяину, который все еще изображал выкинутую на берег рыбу, переварить информацию и осознать возможные последствия. Однако Шед не собирался дать ему возможность оправиться от потрясения:
- А быть может, вы ни в чем не виноваты? – Шед поднял на хозяина задумчивый взгляд. Тот живо и радостно закивал. – Ну конечно! Как я не подумал! Вы знаете этого человека?!
Шед обличительным жестом указал на поверженного амбала. Хозяин активно замотал головой, открещиваясь от такого нелепого предположения. Впрочем, слишком старательно.
- Я думаю, он нападал не только на меня. Он, наверное, получил какой-нибудь магический амулет не слишком…эээ законным путем. Но такие вещи в руках дилетантов могут быть опасны. Они могут взрываться. Им нужно должное хранение, ведь вы меня понимаете? – Шед проникновенно смотрел на владельца заведения. Хозяин с облегчением закивал. – И я думаю, будет справедливо, если он возместит причиненный ущерб, как вы думаете?
Лицо хозяина просветлело, и он, ни мало не смущаясь состоянием несчастного, залез в его кошель. Шед небрежно сунул в карман полученное из рук трактирщика «возмещение ущерба» и с признательностью взглянул на Даниэля. В этом мире он впервые встретил человека, по доброй воле пришедшего на помощь другому:
- А вам разве не должны заплатить за испорченный костюм?

Отредактировано Шед Эрроу (2009-10-23 21:10:54)


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Земли Мидариса » Деревня Пакоме