Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Хасан ибн Хуссейн, Яниш Даркмур. Провинция Зарканд 700г., усадьба.


Хасан ибн Хуссейн, Яниш Даркмур. Провинция Зарканд 700г., усадьба.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

13 день осени, 700-й год, ближе к вечеру.

    День выдался не слишком жарким, и поэтому Хасан мог позволить себе насладиться ожиданием на улице, а не в четырёх стенах одной из комнат усадьбы своего отца. Воин, проведший всю свою жизнь в скитаниях, не мог не любить этот дом, где его всегда ждали, не мог не радоваться каждому мгновению, проведённому в месте, где был рождён, и где мог чувствовать себя в безопасности. Но, не смотря на все чувства, которые он испытывал к этому месту, оно постепенно начинало казаться всё теснее и теснее, словно пыталось выдавить из себя пришельца. А именно пришельцем Хасан начинал себя ощущать, если оставался в этом месте дольше, чем на три дня. И дело было не потому, что здесь к нему относились как к чужому, вовсе нет, отец практически не видящий сына, наоборот, всячески пытался помешать тому уехать. Просто, Гис осознавал, что давно стал частью другого мира, и никогда не сможет быть частью мира, в котором жил старик. Он никогда не станет преданным султану сипахом, каким мечтал видеть его отец, а скорее останется бродягой дервишем, каким был его дед. Да и самому Хасану, становилось всё труднее оставаться на одном месте, пускай и столь дружелюбном к нему. Он всё чаще без причины ходил по дому, ненадолго выглядывая во двор, словно бы ждал гостей. Это был знак, который означал, что дервиш скоро покинет отчий дом. Сейчас же Хасан наоборот выглядел абсолютно спокойным, хотя именно сейчас, он ждал посетителя, который мог в скором времени коренным образом изменить его жизнь.
    В расстёгнутой зелёной безрукавке на голое тело и просторных белых шароварах, мужчина устроился во внутреннем дворике, возле бьющего из стены родника. Поток воды выходил из мозаичного узора на высоте полутора метров и падал в большую каменную чашу с высокими краями, на одном из которых и сидел Гис. В каждом углу двора росло по фруктовому дереву, дающему приятную тень. Если же и здесь становилось жарко, всегда можно было укрыться в просторном доме. Изыестняк, из которго он был построен, отражал свет, и сохранял приятную прохладу.
    Хасан потягивал кисеру, блаженно прикрыв целый глаз, наслаждаясь тишиной, которую нарушал лишь плеск воды. К приёму гостя всё было готово, в доме было минимальное количество слуг, большинство уехало вместе с сипахом в крепость, и Гис мог, не опасаясь лишних ушей, вести дела. Пока вестей от паренька, что сторожил снаружи, вестей о приближения гостя не было, мужчина мог расслабиться и поразмышлять о предстоящей встрече. «Хайне Вестенфульц, Безумный Фламберг, как тебя прозывали, мы были с тобой мельком знакомы в годы перед гражданской войной», - размышлял воин о баре, два года назад прибывшим к ним в лагерь, - «тренировались в одном лагере,... Кто бы мог подумать, что именно ты свяжешь меня с Дартмурским некромантом». Тогда, два года назад, Хасан решил не показываться на глаза посланнику из Мидариса. Теперь же он не смог удержаться от того, чтобы лично ни встретиться с тем, благодаря кому стал возможен тот памятный штурм дворца. После отбытия бара, глава организации трапперов, группы воинов переживших гражданскую войну и магов Мертвотопья, поднял все свои связи в Доме зеркал, чтобы узнать от чьего лица приезжал Хайне. Список лиц, с которыми контактировал бар, был достаточно обширен, но среди них оказалось мало людей имевших отношения к инциденту во дворце, что сильно сузило круг "подозреваемых". «Только не принимай желаемое за действительное, это необязательно будет именно тот…», -  подумав об этом Хасан едва не рассмеялся, мысль, что поголовье некромантов в Дартмуре может, столь резко, вырасти, показалась ему нелепой. «Но он может вновь прислать кого-то вместо себя, - вступил Гис в небольшую дискуссию с самим собой, - пожалуй, нет, желание лично встретиться с кем-то похожим будет невероятно велико, для того, кто не имел подобной возможности на протяжении многих лет», - затянувшись в четвёртый раз, мужчина понял, что трубка опустела, и поспешил исправить этот факт. Наполнив её табаком, мужчина вновь привалился к стене, вспоминая всех, кто за последние шесть лет, искал контакта с некромантами Мертвотопья.
Прежде чем снова закрыть глаза, мужчина бросил взгляд на отбрасываемую деревьями тень: «Ждать осталось не долго», - в воздух поднялось очередное колечко дыма.

Отредактировано Гис Кобра (2009-10-13 23:39:14)

2

- Вот эта усадьба,- указал рукой Донован на расположенный невдалеке комплекс  строений.
Некромант кивнул и дал шенкеля коню. Цель их путешествия была уже близка. Небольшой отряд, состоящий из пяти всадников, на разгоряченных часовой скачкой лошадях быстро спускался по склону пологого холма в неглубокую низину в сердце, которой располагалась  усадьба одного из мадлонгских сипахов. На глаз место это было не слишком богатым, но хозяин, которому принадлежали земли в округе, оказался рачительным. Поля вспаханы, стога сена уложены и даже, за скотиной на пастбищах пригляд имеется. Впрочем, не это сейчас занимало лидера подъезжающих всадников, совсем не это. Пусть знающие люди убедили Даркмура в том, что не стоит опасаться предательства со стороны того человека к которому он сейчас ехал, но…  Доверять чужим словам Ян не мог да и не умел, и предпочитал опираться на собственные силы. К несчастью в султанате и топях его возможности были весьма ограничены. Так что, как ни прискорбно было это говорить, но лидер оппозиции совал голову в пасть мантикоре, появляясь на этой встрече лично. Но выгода от возможных результатов переговоров полностью покрывала необходимый риск. Даркмур уже мог честно признаться себе, что исчерпал большую часть своих возможностей в самостоятельном исследовании запретного искусства. Несомненно, он еще мог двигаться вперёд, но это движение было крайне медлительно и не могло отвечать его потребностям. Поэтому он так желал этой встречи и возлагал большие надежды на обмен знаниями с тёмными магами топей, ведь по сути дела и ему было, что предложить им. Впрочем, к чести Яна следует признать, что один только дух ученого не смог бы заставить его пойти на такой риск. У него были и другие планы, которые он стремился реализовать посредством этой встречи. Но это совсем не значило, что он собирался говорить её «хозяевам» что-то сверх необходимого.
Да и нельзя сказать, что пришел он сюда неподготовленным. Ведь чего следует избежать в главную очередь во время этой встречи? Раскрытия своей личности и захвата в случае предательства «хозяев». С первым Яну помогала практика, которую он зачастую использовал во время гражданской войны – одет он был в удобную не стесняющую движений дорожную одежду, которая дополнялась серебряной маской плотно прилегающей к лицу и оставляющей открытыми только нижнюю  губу и глаза. Волосы стянутые в тугой хвост были скрыты за отворотом дорожного плаща и… выбелены, так что сбылась мечта идиота – стал он блондином. Пленения же некромант надеялся избежать при помощи своих навыков и усилий того минимального эскорта, который взял с собой.
Не прошло и пяти минут как всадники въехали в ворота усадьбы, и Яну сразу попался на глаза человек с лицом, изуродованным длинным шрамом. По осанке и манере держать себя, некромант определил в нём хозяина встречи… хотя, он мог и ошибаться. В любом случае сей человек обладал какой-то властью в этом месте.
«Усадьба принадлежит сипаху Хуссейну ибн Фарзану… это не он. Слишком молод. Значит…»
- Рад приветствовать вас, заид… - спешившись произнёс он слова приветствия и сделал паузу, ожидая услышать имя собеседника.

Отредактировано Ян (2009-10-13 23:32:08)

3

Сын сипаха уже задремал убаюканный мирным журчанием воды, как мальчик посланный сообщить, когда гости будут близко, прибежал. Не успев толком отдышаться, сбивающимся голосом он рассказал о приближении пяти всадников, и был тут же отослан с приказом к остальным присутствующим в доме. Пока всадники приближались, он успел разглядеть на одном из них маску, и слегка скривил губы недовольный подобным недоверием со стороны гостя. Конечно прийти на встречу, скрыв лицо, было пожалуй самым правильным решением, но Хасан достаточно долго создавал себе репутацию честного человека и теперь должен был пожинать плоды этого. Отношение же прибывшего подвергало сомнению целесообразность всех этих стараний. Правда больше расстроило Гиса то, что своим поступком гость лишь подтвердил его мысли о тщетности и бессмысленности честности в подобных делах.
    Едва в всадники спешились к ним подбежал давешний мальчуган и сообщил, что покажет дорогу на конюшни. Гостем был прежде всего человек в маске, раз у него имелись свои слуги, они и должны позаботиться об имуществе своего хозяина - о конях. Сын сипаха не стал вставать в приветствии почтившего своим визитом человека, ему было плевать на подобные формальности, а заигрывать с тем кто скрывал своё лицо под маской он не желал.
На обращение лидера группы, хотя тот мог скрываться среди слуг, Гис отдавал себе в этом отчёт, отреагировал с дружелюбной улыбкой и чуть приоткрыв рот, замешкался в ответе, словно выбирая имя из целого, припасённого на такой момент, списка.
-Хасан, - верить или нет, мужчина оставил это на усмотрение гостя. Гис не слишком походил на мадложанина, к тому же имя "Хасан" означало "красавец", что никак не вязалось с ужасающими шрамами на месте левого глаза, но человек не искушённый в Мадлонгском языке никак не смог бы уловить иронию.
-Будьте моим гостем, думаю после утомительной поездки вы не откажетесь от принятия ванны. Надеюсь вода вместе с дорожной пылью смоет с вас и недоверие. - Ласково улыбаясь продолжал воин. Как зовут человека в маске он не спрашивал, раз уж ему не пожелали открыть лица, имени не откроют тем паче. Не вставая с места он жестом подозвал девушку, что прислуживала в доме и та быстро приблизившись тихо попросила следовать господина за ней.
- Если же нет, - напоследок добавил сын сипаха, немного грустно взглянув на возвышающуюся фигуру гостя, - то боюсь вы зря проделали столь долгий путь. - Сказав это Гис вновь вернул мундштук на положенное ему место во рту, и прислонившись к стене, смежил веки.

Отредактировано Гис Кобра (2009-10-13 23:40:12)

4

Если судить по первому впечатлению, которое появилось у Яна, стоило ему окинуть взглядом дворик этой усадьбы, то люди, убеждавшие его в надёжности этого южанина, были правдивы. Тем не менее, некромант не видел нужды раскрывать своё инкогнито, пусть от этого зависел исход встречи, как прозрачно намекнул «Хасан». Союзники имеют паскудное свойство становиться врагами в самый неудобный момент, а публичное обвинение даже в связи с тёмными магами могло надёжно выбить землю из-под ног у любого руководителя. Слишком велико было влияние церкви и «светлых» магов, которые веками промывали народу мозги. Впрочем, и Ян не был бы собой, если бы не сумел спрогнозировать возможность такого развития событий.
- О, почтенный Хасан, боюсь вы неправильно истолковали мой поступок,- произнёс он глядя в глаза, вернее, в единственный глаз, Хасана.- Я лишь не желал доставлять неудобства столь рачительному хозяину, коим вы без сомнения являетесь. Однако, вижу, в моём поступке нет нужды. Донован.
Повинуясь жесту княжича телохранитель спешился и подошел к нему на расстояние вытянутой руки. Даркмур же кончиками пальцев нащупал застёжку ремешка удерживающего маску на голове и плавно отстегнул его – несмотря на прошедшие годы руки не забыли этого несложного действия и, аккуратно придержав маску, Ян обнажил изуродованное шрамами лицо. Четыре долгих часа Ванесса Морнкрик, «мастер перевоплощения», как называли её в Мирфанском округе агентурной сети оппозиции, измывалась над лицом своего дорогого начальника. Всё, чтобы создать паутину тонких шрамов, охватывающую всю левую половину его лица, переносицу и часть правой, лишь чудом не касаясь глаз Даркмура. Результат её работы оказался выше всяких похвал – «изуродованное» шрамами лицо княжича стало полностью неузнаваемым.
- Я с удовольствием воспользуюсь вашим гостеприимством,- вернул он улыбку Хасану, отчего шрамы на его лице зашевелились подобно змеям. Даркмур передал маску Доновану и сделал знак своим людям позаботится о лошадях, только Донован и Кристейн повинуясь молчаливому приказу Даркмура, остались во дворе, но и они не стали мозолить глаза Хасану убравшись куда-то в сторону и попытавшись завязать беседу со слугами.
А их господин тем временем последовал за служанкой. Как и следовало ожидать девушка старалась не смотреть на лицо гостя, отвращение, сквозившее в её жестах, было слишком заметно. Ян же истово молился Рокану, чтобы последние слова Ванессы о том, что «этому гриму не страшна даже ресская баня!», оказались истиной. Почему именно этому сдвинутому на войне психу? Всё просто – искусство войны основано на обмане. И некроманту не очень хотелось, чтобы грим начал сползать с его лица пластами в самый ответственный момент.

5

В сети шрамов расположившихся по всему лицу собеседника, взгляд заплетался, словно рыба среди рыболовецких снастей. Хасан не отрываясь следил за их копошением, такое он видел впервые, по крайней мере на живом теле. Глаз мужчины в удивлении расширился, а брови стремительно покинули положенное им место над глазами, и улетели куда-то на орбиту. Однако, стоило владельцу столь примечательной внешности отвернуться и последовать за служанкой, на место удивления пришла задумчивость. Брови совершили посадку, и теперь наползали на глаза и переносицу, Хасан избавленный от впечатлившего его образа, принялся размышлять над увиденным. "Как? - этот вопрос захватил его сознание, - Каким образом лицо могло стать настолько израненным?" Губы выпустили на волю сизую струйку дыма, которую быстро унёс ветер, Гис взглянул на своё отражение в воде: "И почему при всём при этом не пострадали ни нос, ни рот, ни глаза?" "В бою такое случиться не могло, всё это выглядит, словно кто-то специально нанёс ему множество заметных, но абсолютно безвредных порезов, - такой ход мыслей заставил мужчину подняться и быстрым шагом направиться внутрь усадьбы. Его люди тем временем пригласили слуг гостя, к отдельному столу.
- Всё натурально, - ответил на вопросительный взгляд Хасана, отчаянно добродушный с виду здоровяк. Высокий и неуместно светловолосый для этих мест, в купе с дружелюбным взглядом голубых глаз, он воплощал в себе идеал доверия. И тем не менее был превосходным иллюзионистом, а его улыбка многих вводила в заблуждение.
- Даже если мне сейчас врезать, синяк будет казаться иллюзией по сравнению с его шрамами, - действительно, слабо верилось в то, что кто-то мог оказаться достаточно прытким, чтобы ударить полубара, разве, что чистокровный бар.
    Слова помощника звучали уверенно, но Гиса не покидало ощущение, что что-то с его гостем не так: "Среди всех с кем контактировал Хайне, о ком мне сообщали, не было никого, кто был бы настолько изуродован, а значит одно из двух, либо Дом зеркал опростоволосился, либо меня снова обманывают". С первым утверждением ничего уже нельзя было сделать, второе же оставляло открытым вопрос "Как?". В задумчивости сын сипаха, разглядывал дым, что медленно поднимался от кисеры, постепенно на его лицо змеёй выползла улыбка.
- Я пожалуй присоединюсь к нашему гостю,- бросил он направляясь в сторону пристройки,- скажи, чтобы прибавили пару.
    Мадлонгская баня сильно отличалась от ресской. Она состояла из двух основных частей, из небольшого бассейна, в который было принято заходить после того как уже очистишь тело. И полукруглоглой парильни, в которой словно в амфитеатре, на ступенях располагались места, аиз решёток в центре и в нижних рядах выходил пар, который и был главной отличительной чертой бани южан. Дело в том что здесь в отличие от ресской, где жар достигался "сухим теплом", температура держалась, за счёт огромного количества горячего пара, иногда настолько густого, что невозможно было, что либо увидеть на расстоянии больше вытянутой руки. Другими словами здесь было очень жарко и очень влажно, благодаря чему, грязь безо всяких инструментам быстро слазила с кожи.
    Девушка ушедшая с гостем, уже помогла тому раздеться и передала его одежду в стирку, теперь она прислуживала ему внутри бани. Гис быстро разделся, взял простыню, и вошёл в наполненное паром из-за которого нельзя было разглядеть покрывающую все поверхности затейливою мозаику, помещение.

Отредактировано Гис Кобра (2009-10-13 23:45:52)

6

Даркмур благожелательно позволил девушке помочь ему освободиться от одежды и даже заметил промелькнувший в её глазах интерес, занявший место того отвращения и брезгливости, которое посетило их при первой встрече с обнаженным лицом гостя. Что и говорить, некромант мог бы гордиться собой - он был хорошо сложен, да и на остальном теле не виднелось ни следа тех уродующих внешность шрамов, которые присутствовали на лице. Правда, совсем уж без отметин дело всё же не обошлось. Руки, грудь, кое-где ноги - повсюду виднелись тонкие полоски застаревших шрамов, по которым Даркмур мог просчитать все наиболее бурные события своей юности и зрелости как в открытой книге. Белая полоска на горле в пальце от яремной вены - прощальный подарок от барона Саграна, первого человека, чья кровь обагрила руки Яна. Мерзавец, уже дважды подколотый и загнанный в угол сумел таки достать своего оппонента и Как Достать! Ему не хватило лишь немного удачи, княжич же второго шанса ему не дал, завершив поединок следующим ударом. Длинная полоса на торсе цепляющая живот - одно из напоминаний о минувшей гражданской войне. Вражеский солдат вооруженный двуручной секирой, едва не развалил своего противника на две половинки - спасла только интуиция, вовремя крикнувшая своему владельцу "В сторону!". И таких следов было много, но они не производили того впечатления, что и искусственные шрамы на лице.
Сопровождаемый девушкой Даркмур зашел в баню и на секунд потерял ориентацию в пространстве - столько пара было нагнетено в небольшом пространстве парильни. Помощь девушки пришлась как нельзя кстати. Осторожно тронув хозяйского гостя за руку она указала ему правильное направление и вскоре Ворон примостился на одной из ступеней, неподалёку от пышущей жаром решетки. Тут уж надобность в девушки отпала, хотя Яну пришла таки в голову озорная мыслишка о возможности совращения чужой служанки прямо в бане, что, впрочем, насколько он помнил, не очень расходилось с обычаями его просвещенной родины. Вроде бы, у некоторых ресских аристократов в моду вошло обязательное посещение бани с пивом и молодыми девушками. И чернь могущая позволить себе такое активно перенимала новые задумки знати. О том как обстоят с этим вопросом дела в Мадлонге, Ян ни бельмеса не знал, но вид манящих прелестей девушки весьма однозначно влиял на молодой еще организм, вызывая вполне адекватную реакцию. Впрочем, развлекаться у Даркмура желания не было, а был лишь инстинкт, который он с некоторым усилием подавил.
Волновал же его вполне осязаемый вопрос – насколько здешняя температура отличается от температуры пресловутой «ресской» бани. Да еще и влажность…Насколько его уверяла Ванесса те странного вида вещества, что она использовала для создания сетки шрамов на лице, изготавливались с помощью природной магии - что и обуславливало баснословные затраты на нужды этой хитрой леди, - из-за чего они отличались высокой устойчивостью и едва заметно фонили в магическом диапазоне. Но этот фон был достаточно незаметен, чтобы строить сотни предположений от самого простого – мол, пользуется человек всякими мазями в надежде вернуть своему лицу прежний вид, - до довольно жестокой – пошутил над парнем злой колдун. Именно от последнего Ян и планировал строить басню на случай вопросов. Правда, Ванесса таки признавала, что и у этих веществ есть свой предел, который лучше не преодолевать, но выбор у Яна был невелик. Играть так играть.
На входе послышался лёгкий шум и некромант не увидел, а скорее ощутил, что в их маленькую компанию затесался некто третий. Немного поразмышляв, он пришел к выводу, что это может быть только хозяин, а потому достаточно громко произнёс:
- Почтенный Хасан, нельзя ли подбавить парку? Здешняя атмосфера слишком прохладна на мой вкус.

Отредактировано Ян (2009-10-13 23:05:37)

7

Стоило войти внутрь, как обжигающий молочно-белый туман распахнул свои объятия и заключил в них тело тёмного целителя. Слуги увеличили подачу пара и поэтому из центра помещения вырывался раскалённый столб. Пройдя босыми ногами по покрытому мозаичными узорами полу, Гис поднялся на одну ступень выше недоверчивого гостя и лёг на спину в метре от него.
-Похоже я угадал с вашим желанием, никто не даст вам замёрзнуть, слуги уже получили указание, - отвечал Хасан с блаженной улыбкой вытягивая руки вверх, змеи взвились в воздух в замысловатом танце.
    Однако стоило мужчине устроиться поудобней, как казалось бы благоприятное место для отдыха потеряло всю свою привлекательность. Придя сюда занятый идеей о раскрытии личности гостя, Гис позабыл почему никогда надолго не задерживался в парильне, предпочитая поскорее отправляться в купальню. Жизнь в Мёртвых топях нельзя назвать райской, знойное солнце поднимает над трясинами зловонные испарения, а те в свою очередь, превращаются в липкий тёплый туман, в котором тучами летают москиты. Хасан любил тепло, но терпеть не мог его в сочетании с высокой влажностью, конечно парильня выгодно отличалась от болот, но ассоциации вызывала не самые приятные. Поэтому сын сипаха решил надолго в ней не задерживаться.
-Надеюсь не будет наглостью с моей стороны спросить у вас о том какая история кроется за столь примечательными украшениями? - поинтересовался некромант спустя пару минут. Его голос был мягок и в нём не было ни намёка на издёвку или насмешку, хотя слова и могли быть истолкованы иначе. Тёмный целитель сомневался в подлинности шрамов, но ему было действительно интересно, как объяснит их и станет-ли вообще это делать сидящий по-соседству человек. Может быть он отгородится стеной молчания, сославшись на неприятные воспоминания, в любом случае ответ был-бы показателен.
-Хотя нет постойте, обжигающий воздух парильни не способствует хорошему течению беседы, поэтому я вас покину, когда жар этой комнаты наскучит и вам, знайте что я жду в купальне, - с этими словами Хасан поднялся и покинул помещение. Облив себя несколько раз водой перед погружением в небольшой бассейн соседней комнаты, он с облегчением предался освежающей влаге. "Если он сейчас покажется с облезающим лицом, то боюсь я не смогу сдержать смеха. Ох Гис, надеюсь знание правды стоит предстоящей сделки, - думал мужчина наслаждаясь прохладой окутавшей разгорячённое тело, - Так или иначе, я должен знать с кем имею дело, прежде чем принять решения допустить-ли его в топи, и предоставить-ли доступ к нашим достижениям".
    Полная невзгод молодость лишила Хасана доверия к людям, и хотя сам зачастую не мог дать никаких гарантий кроме своего слова, он не мог, не требовать их от других. В Данном случае он не собирался ограничиваться единичной сделкой, рано или поздно, некромант планировал перенести свою деятельность в Мидарис. И потому гарантии были необходимы, а своё слово он держал всегда, слишком дорого стоило его однажды нарушить.

Отредактировано Гис Кобра (2009-10-18 00:14:33)

8

Ян с неудовольствием отметил, что Хасан произнёс фразу о своей догадливости отнюдь не для красного словца, и на самом деле стало заметно жарче. Вот диво, что эти дикие мадлонгцы нашли в своих жарких банях? Зачем им такие ухищрения для простой помывки тела? Вроде бы и Юг место ничем не напоминающее холодный север, а всё ж таки зачем-то понадобилось хитрым жителям сего заповедного края устраивать у себя такие сложные конструкции. Или они просто мазохисты?
"А не мазохист ли ты сам, брат княжич?"
Последняя мысль оказалась как нельзя кстати и Даркмур поднялся со своего насиженного места, с лёгкой радостью от того, что еще на шаг отдалился от пышущей жаром скважины в полу. Пот тёк по телу ручьями, изничтожая всю нанесённую на него за время долгого путешествия грязь. Впрочем, грязь ли? Некромант подумал, что в такой жаре может, и кожа начнёт сходить вместе с потом. Странное дело, Ян привык к подобным температурам, наслаждаясь в бане идущему от печки жару. Забирался туда, находил самую высокую полку поближе к печи и издевался над остальными участниками благородной общей помывки, постоянно подбавляя жару. Выдерживали далеко не все, зачастую с криками выбегая из ставшей вдруг полыхающей печкой бани. Но сейчас отчаянно захотелось выбежать ему. Тем не менее, несмотря на внутренне желание как можно скорее выбраться на воздух Даркмур степенным неторопливым шагом двинулся к выходу из парильни, весьма старательно обходя закрывающие скважины решетки.
Использовав лежащее на лавке полотенце для обтирания он обернул его вокруг пояса скрыв наготу. После чего осторожно коснулся руками "шрамов" на лице. Что-то мокрое прилипло на руку и, отведя её от лица, Даркмур увидел крохотный кусочек состава использованного для нанесения грима на оное. Так и есть... недооценил он мадлонгские традиции, ой недооценил. В другой раз будет осторожнее. У некроманта не было возможности изучить своё лицо в зеркале, но он как наяву представлял себе картину оплывшего грима, превратившегося из надёжной защиты в чудовищную маску. Ян усмехнулся и движением руки содрал с правой половины лица остатки грима, а затем, распустив волосы перебросил их вперёд. Мокрые пряди упали на лик тяжелым покрывалом. Одно радовало - волосы остались такими же золотистыми, какими и были. Секунды спустя Даркмур уже находился в купальне и опускался в круглый бассейн. Взглядом отметив, что кроме Хасана в этом помещении никого не было, он с равнодушием в голосе ответил на заданный ранее гостеприимным хозяином вопрос:
- Много часов работы превосходного мастера по гриму. Жаль, но ни ей, ни мне не удалось учесть все факторы сопутствующие этому визиту. Надеюсь,- в глазах некроманта вдруг поселился огонь, который бросил тень на черты его лица, показав оскал хищника изготовившегося к прыжку.- Вы проявите благоразумие и не станете делать это открытие достоянием своих людей.

9

Привалившись спиной к стенке бассейна и и выложив согнутые в локтях руки на его край, Хасан с улыбкой размышлял, о том, как долго его гость сможет продержаться "паровом аду", каким могла показаться мадлонгская баня незнакомым с ней людям. Если ещё учесть, что после приказа, температура там поднялась значительно выше нормальной даже для южан, то Гиса бы восхитило продержись гость там больше пяти минут. "Надеюсь он не из тех у кого гордость перерастает в глупость, которые пытаются доказать себе и другим превосходство во всём и всегда, насилуя себя самих," - думал сын сипаха, задумчиво изучая белый потолок, в ожидании гостя. Ожидание не продлилось долго, вскоре тот появился.
    Увидев светловолосого мужчину, Гис сначала едва не рассмеялся, следя за его нарочито степенной походкой, но по уныл, после столь же нарочито равнодушной фразы, и совсем разочаровался после слов, которые можно было воспринять за угрозу. "Нет, он из тех, что насилуют других..." - воин не жаловал зазнающихся людей, и постепенно внутри нарастало желание втоптать столь вопиющую самоуверенность куда поглубже. Мысли об этом сразу же вернули былой весёлый настрой, который с лица, впрочем, и не сходил. Благодушно рассмеявшись на фразу о благоразумии, Хасан чуть наклонил голову, так что пряди волос упали на лицо, закрыв шрам. Теперь он был своеобразным "отражением" сидящего, только глаз сверкал озорной блеском, а улыбка носила доброжелательный характер.
- К сожалению несмотря на всю анекдотичность ситуации, получилось всё не настолько смешно, чтобы об этом кому-то рассказывать, - умиротворяюще улыбнувшись змееносец закончил, - вам не о чём беспокоиться.
- Тут нет ни чьих слуг, и не беспокойтесь подглядывать здесь тоже не откуда, здесь живёт воин, никак не связанный с играми, что вы сейчас ведёте, ему такие ухищрения ни к чему, - сын сипаха сделал короткую паузу.
-Нет нужды прятаться, здесь за нами не следят, даю своё слово, - кобра на руке взметнолась, когда ладонь поднялась в клятвенном жесте, - можете не доверять моим слугам, но если не доверитесь мне..., - Водная гладь вокруг Гиса взволнованно заколыхалась, от того, что тот развёл мускулистыми руками.
Взглянув в глаза собеседника змееносец весело хмыкнул, и подпёр голову пальцами левой руки прежде чем продолжить.
- Ну же, не будьте букой, а то вы похоже на девицу перед выданьем, которая скрывает лицо за чадрой, - говорил сын сипаха, вспоминая своих сестёр,  которые бросали точно такие же взгляды, что и гость напротив, в день своей свадьбы, если брат подтрунивал над ними.
- Я пред вами абсолютно открыт и наг, моё настоящее, - Хасан сделал ударение на это слово, на секунду став абсолютно серьёзным, - имя вы знаете, чего же вам ещё надо?! - вопросил напоследок целитель, глядя на гостя с некоторой укоризной .
"Хотя конечно проверить истинность моего имени, да и его, если он его всё же назовёт всё равно сейчас невозможно".

Отредактировано Гис Кобра (2009-10-21 15:56:04)

10

Даркмур с живым весельем рассмеялся и откинул волосы назад, слегка прищуренными глазами, из-за сладостной истомы охватившей тело погруженное в тёплую воду, он смотрел на собеседника. Что поделаешь, есть люди, которым нравится сам звук своего голоса и потому они неустанно повторяют бесполезные для всех кроме них самих фразы. Не потому, что не могут выразить свои мысли никак иначе, а просто из-за любви к самому процессу разговора. В принципе, это не недостаток и даже не порочащая человека черта характера - часто такие люди общительны и разговорчивы, что можно поставить им в плюс. Но сам Ян, по своей природе предпочитающий выражать свои мысли взглядом или жестом, лишь тогда прибегая к словам, когда это нужно и не в большей степени, чем требуется, сам больше предпочитал общаться с людьми, способными облечь свои мысли в обтекаемую форму лаконичных фраз. Хасан, похоже, к таковым не относился, и был именно разговорчивым весельчаком, - если убрать шрам перечеркивающий лицо, то его можно было бы назвать даже красавцем - и это не умаляло его ценность как необычного человека. Потому Ян никоим образом не проявил поднявшееся из глубин души раздражение. И тут придётся играть... как это надоедает.
- Ну что вы, уважаемый Хасан, разве похоже, что я чего-то опасаюсь? - с лёгким смешком поинтересовался он.- Моя просьба лишь проявление моей же лености. Это мой самый страшный порок, и я даже не знаю, как с ним бороться,- виновато развёл он руками, выпростав их из воды и опёршись локтями на бордюр бассейна.
Ян с такой же весёлой искоркой, как за секунду до этого Хасан, посмотрел в единственный глаз своего собеседника. На губах некроманта играла нежная улыбка, отражающая то настроение, которое он вызвал в себе усилием воли и сумел удержать. Как бы ни были искусственны эти чувства, но сильный Дар пополам с самоубеждением и самоконтролем творит настоящие чудеса - искусственные чувства стали настоящими и раздражение спряталось где-то в глубине души, за покрывалом задорного веселья.
- Неужели вы могли подумать, что я не верю вашим словам? - некроманту даже не пришлось играть, чтобы изобразить удивление - так естественно выглядел его порыв. Неопределённо шевельнув пальцами левой руки, вкупе со слегка изменившимся выражением лица, он выразил всё негодование вызванное словами хозяина дома.- Как можно, после всего того гостеприимства, что было оказано мне в этом доме? Насколько я помню обычаи султаната, если гость и хозяин совместно омыли тело и отведали пищу, то они уже не могут затаить зло друг на друга? - Ворон ожидающе посмотрел на Хасана, словно желая услышать подтверждение своим словам.- Вы не интересовались моим именем и совершенно напрасно, на мой взгляд. Меня зовут Ян,- представился он, слегка поклонившись Хасану.

Отредактировано Ян (2009-10-21 20:05:30)


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Хасан ибн Хуссейн, Яниш Даркмур. Провинция Зарканд 700г., усадьба.