Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Савалл Тейрим-Левиль, Кэрриган Кэр'Тинарр: 687 год, Дартмурский замок


Савалл Тейрим-Левиль, Кэрриган Кэр'Тинарр: 687 год, Дартмурский замок

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Тяжелая дубовая дверь с глухим стуком закрылась за девочкой лет десяти, выскочившей из кабинета. Кто бы мог подумать, что этому нескладному голенастому подростку уже через несколько лет суждено встать во главе королевства. Сейчас ничего во внешности и в движениях девочки, резких, порывистых, не отличало ее от самого обыкновенного обиженного ребенка.
       Кэрриган Мариса Кэр-Тинарр, наследная принцесса Мидариса, первая претендентка в очереди на престол, мчалась по темному коридору королевского замка, не разбирая дороги. Девочка не могла сдержать слез – единственное, что могло заставить ее плакать навзрыд, произошло не далее как две минуты назад. Отец кричал на нее почти полчаса, да еще и при посторонних, -  таким злым девочка его никогда еще не видела. В глазах отца Кэрриган видела ненависть, и это рушило без того хрупкий внутренний мир девочки. Кэрриган, потеряла мать восемь лет назад, та погибла в результате несчастного случая. Единственным родным по крови человеком остался отец, Дэбиан I, откровенно не любивший дочь, разочаровавшую его самим фактом своего рождения – король, как и вся страна, ждал наследника. Девочка же отчаянно любила отца, не баловавшего ее вниманием, и старалась хоть редко, хоть в малом заслужить его одобрение. Ясное осознание того, что она нелюбима, придет к Кэрриган позже – пока же любое слово отца считается законом и неоспоримым фактом.
       Всхлипывающая девочка сама не заметила, как ноги привели ее  к старому дубу, вот уже незапамятное количество лет росшему в укромном закоулке дворцового парка. Здесь редко можно было застать кого-то, прогуливающиеся пары предпочитали выбирать более уютные и солнечные места. Это, вкупе с удобным расположением веток на дереве, сделало место одним из любимых укрытий Кэрриган. Она частенько прибегала сюда, когда чувствовала себя несчастной – будущей королеве не пристало показывать слабость и плакать на глазах у слуг, так говорила ей мать. Эта привычка сохранится надолго и доставит немало беспокойства охране королевы, пока же девочка просто скрывалась здесь от людей.
       Размазывая слезы по щекам, Кэрриган проворно взобралась на дерево, и, усевшись на толстую ветку поближе к стволу, зажмурилась. «Королевы не плачут», «Вы должны быть сильной, Ваше Высочество», «Не пристало Вам вести себя, как крестьянке» - голоса учителей и придворных эхом отдавались в голове. Ее учили быть королевой, а девочке просто не хватало заботы – единственным человеком, относившимся к ней с теплотой, была старая нянька, но та не могла дать ребенку столько любви, сколько дали бы родители, сколько было ей необходимо.
Постепенно поток слез иссякал. Попытавшись утереться, Кэр только больше измазалась – на мордашке остались грязные разводы.  Шумно втянув носом воздух – преподавателя изящных манер хватил бы удар, если бы он увидел это, - Кэр выпрямилась и прислонилась спиной к дереву – все же хорошо было сидеть совсем одной, не ожидая каждую минуту понуканий и одергиваний.

2

Высокий крепкий мужчина быстро шагал по парковой дорожке. То был начальник личной охраны короля, граф Савалл Тейрим-Левиль, ставший невольным свидетелем неприятной сцены, произошедшей между королем и его старшей дочерью. Графу было невыносимо видеть, как Дэбиан обходится со своим ребенком, девочка откровенно не заслуживала такой судьбы – оставшись без матери, она, фактически, была одинока в этом мире. Да что там, ни один ребенок такого не заслуживал. Савалл очень недолго был знаком с покойной королевой, но все же считал, что девочке было лучше с матерью. Слуги же, видя отношение своего повелителя к собственной дочери, не упускали шанса уколоть несчастное дитя. У графа самого был сын, ровесник Кэрриган, к которому Савалл был безмерно привязан и для которого ни за что не пожелал бы подобного детства.
       В отличие от гувернанток, сбивших с ног в поисках своей подопечной, Саваллу было прекрасно известно, где можно найти наследницу трона – он видел из окна кабинета ее отца, как девочка бежала по направлению к старому дубу, росшему в отдалении. И сейчас мужчина намеревался все же свести поближе знакомство с Кэрриган, надеясь к тому же как-то утешить ее. Все же дети в таком возрасте очень и очень ранимы, тем более, если в них течет гордая королевская кровь. Сколько раз граф пытался поговорить со своим господином, рискуя навлечь на себя его немилость, старался донести до того, что нельзя так унижать собственного ребенка. Пускай король не питал никакой душевной теплоты к собственному дитя, но хотя бы должен был уважать будущую – так как на рождение сына не приходилось уже рассчитывать, - королеву, ведь все же она была его надеждой и надеждой целого государства.
       Ожидания Савалла оказались верны – Кэрриган он нашел сидящей на толстой ветке дуба. Между тем солнце клонилось к горизонту, на землю опускались сумерки, и девочке положено было бы быть в замке под присмотром нянек. Однако граф хорошо понимал, как девочке не хочется возвращаться. Может быть ее устроит его компания, тем более он сможет сказать, что все это время наследница трона была в его обществе.
       -Ваше Высочество, - позвал Савалл, задрав голову, - вы не могли бы спуститься? Я принес вам перекусить. Сделайте милость, миледи. К тому же вас ищут в замке. Обещаю, что не собираюсь вести вас обратно. Но был бы признателен, если бы вы согласились со мной поговорить.
       С этими словами мужчина достал из-под плаща промасленный сверток и небольшую керамическую бутылочку.
       -Спускайтесь, Ваше Высочество.

3

Девочка, успевшая задуматься,  вздрогнула от неожиданности и чуть не сверзилась на голову мужчины. Опустив взгляд, она недоверчиво всматривалась в его лицо, гадая, что могло понадобиться начальнику охраны отца здесь. Кэрриган часто замечала черную фигуру, нередко маячившую за плечом Дэбиана, - граф отличался завидным ростом, а ребенку казался и вовсе великаном, поэтому девочка и запомнила его. Вот и сегодня он был в комнате, когда отец кричал на нее. Стыд ожег девочку – подростковая болезненная гордость, в сочетании с врожденным чувством собственного достоинства, не давали спокойно принять тот факт, что у ее позора были свидетели.
       - Не хочу, - процедила девочка сквозь зубы. – Мне и здесь неплохо. – Задрав нос, принцесса отвернулась от мужчины, насколько это было возможно в ее положении, и сделала вид, что ее необычайно интересует сухой сучок и отковырять его – первейшая задача сейчас. Посопев пару минут, Кэрриган покосилась вниз – граф оказался настойчивым и не желал убираться туда, откуда пришел. Девочка понятия не имела, что ему нужно, ведь обычно придворные не имели обыкновения обращать на нее внимание. Чаще всего, она слышала вежливые слова, пыталась поймать взгляды, как будто направленные сквозь нее, и, в очередной раз, убедившись, что она всем безразлична, все больше замыкалась в себе. Что бы ни двигало графом – унизительная жалость, не менее унизительное любопытство или что-то другое, Кэрриган не желала выслушивать его.
        Мужчина, тем временем, достал сверток, в котором явно было что-то съестное – желудок Кэр тут же напомнил о том, что последний раз девочка ела утром. К тому же, на дереве становилось холодно, да и в замке уже наверняка поднялась паника. Уныло подумав о том, какая взбучка ее ожидает по возвращении, девочка пришла к единственно возможному выводу – пора было возвращаться. Еще раз с неудовольствием посмотрев вниз, Кэрриган неожиданно ловко для неуклюжего подростка, к тому же девчонки спустилась вниз. Видимо, сказалась постоянная практика – уж на этом дереве она знала каждый сучок и каждую ветку.
       Девочка нерешительно застыла недалеко от графа. Как себя с ним вести она не знала, поэтому просто стояла, исподлобья глядя на него.
       - Что вы хотели, граф? – получилось враждебно, хотя Кэрриган наконец вспомнила уроки хороших манер, и формально вопрос был задан достаточно вежливо.

4

Савалл поклонился Кэрриган, как некогда кланялся ее покойной матери – глубоко, с величайшим почтением, приложив руку к груди, однако от лобызания рук отказался, решив, что это может только напугать девочку.  Вместо этого граф протянул ей сверток и бутылочку.
        -Просто хотел с вами поговорить, Ваше Высочество.
        Чтобы как-то расположить девочку к беседе, он снял и кинул на траву под дубом плащ, сам уселся рядом с ним и похлопал ладонью по плотной черной ткани, приглашая. Сейчас было главное не отпугнуть ребенка и Савалл заговорил так мягко, как только умел, при этом не позволяя, чтобы в голосе звучало хоть малейшее снисхождение. Слишком уж обижена была Кэрриган сегодня, и не следовало ей об этом напоминать – прямо ли вспоминая недавние события или же просто проявляя жалость.
          -Садитесь, поешьте спокойно – негоже принцессе ходить голодной. Я тут выпросил на кухне сладких пирогов, сказали с ягодами, а в бутылке морс. И не беспокойтесь на счет времени – скажем, что вы все это время были со мной. Не соврем и, тем более что у меня правда есть к вам дело. Соблаговолите, Ваше Высочество? Но сначала ешьте, не торопитесь. Мне вас оставить пока?

5

Пожав плечиками, Кэрриган уселась рядом с Саваллом. Она находилась в таком возрасте, когда настроение меняется со скоростью света, поэтому ничего удивительного в том, что ребенок, только что готовый кричать и топать ногами, при виде угощения сменил гнев на милость, не было.
Такое обращение для нее было в новинку – граф говорил с ней как со взрослой, и в то же время очень  мягко, и она не чувствовала в его словах фальши, хотя как любой ребенок была очень чувствительна к ней. Приняв сладости, девочка устроилась поудобнее, и принялась за угощение.
       - Нет, вы мне не мешаете уже, – заявила она. – А вы правда не скажете, что я сбежала? А почему? – с детской непосредственностью поинтересовалась девочка. Говорить с набитым ртом было, конечно, не совсем прилично, но теперь Кэрриган разбирало любопытство. Какое дело может быть к ней у начальника охраны отца? Принцесса помнила, что еще раньше в детстве она его даже боялась – уж очень мрачной личностью казался ей граф.
Неожиданно охваченная подозрением, девочка воскликнула, боясь поверить своей догадке:
       - Ой, я знаю, вас наверное папа послал? Ну, то есть король. Правда? -  Кэрриган даже есть перестала, уставившись на Савалла с какой-то дикой надеждой, ожидая, что тот скажет ей что, отец о ней волнуется, что он послал графа посмотреть, чтобы с ней не случилось ничего плохого. Сейчас она была готова поверить самой нелепой лжи, слишком уж ей хотелось, чтобы это предположение оказалось правдой.

6

Савалл грустно улыбнулся и набросил свободный край длинного широкого плаща на тоненькие плечики девочки – все же вечер есть вечер. С одной стороны он понимал, что ребенку хочется знать, что отец, единственный родной человек, несмотря ни на что любит ее. С другой же – тем больнее будет, когда тот в очередной раз оттолкнет ее. Графу прекрасно было известно, что король мечтает о сыне, которому бы мог передать трон. А так первой из претенденток была дочь от нелюбимой женщины. Савалл помнил дочь султана Мадлонга, женщину красивую, своенравную, умную и крайне несчастную. Не удержавшись, Савалл тяжело вздохнул и погладил Кэрриган по кудрявой головке.
       -Я волновался о вас, - уклончиво ответил он, - не след такой высокой особе, как Ваше Высочество разгуливать так далеко одной, без присмотра. Батюшка бы был обеспокоен, если бы узнал. Мне не говорить ему? Наверное, не стоит. Давайте договоримся: если вам захочется побыть одной, без нянек и учителей так далеко, позовите меня. Так будет и для вас безопаснее, и ваш отец не будет беспокоиться. Да и, думаю, гувернантки не поседеют раньше времени. Вы же будущая королева и должны заботиться о своих подданных. Я прав? – граф тепло улыбнулся девочке и склонил голову в поклоне, который сидя было изобразить весьма затруднительно. – Если хотите, я бы мог научить вас обращаться с оружием. Хотите?

7

Наивный ребенок легко подался на успокаивающую полуправду графа. Неискушенная в придворных речах (что, впрочем, придет к ней позже) девочка уверилась в своей правоте и тут же переключилась на заманчивое предложение Савалла, что, весьма вероятно, и было его целью.
       Девочка доедала пирог, так и эдак проворачивая в голове мысль о возможности научиться обращаться с оружием. С одной стороны,  особого доверия к Саваллу она не питала, с другой, он никогда не унижал ее и не бросал косых взглядов, чем грешила добрая половина всех аристократов, знавшая о нелюбви отца к девочке.
       Если говорит о самой сути предложения, то граф, сам того не зная, угадал заветную мечту девочки, конечно, после желания иметь нормальную семью. Кэрриган частенько рассматривала гобелены на стенах, изображающие сцены рыцарских турниров – и воображала себя не принцессой, ждущей рыцаря, как это положено десятилетней девочке, а самим рыцарем, побеждающим дракона. Принцесса неоднократно пыталась уговорить многочисленное окружение дать ей возможность научится обращаться с оружием – но на все просьбы слышала ответ, что негоже девочке, да еще и будущей королеве возиться с грубым железом – это дело мужчин. Для Кэрриган, уже тогда проявлявшей самостоятельность и силу характера, это было до слез обидно. И вот сейчас, когда представилась возможность воплотить давно задуманное, девочка не колебалась.
       - Конечно, хочу. Только… Только мне не разрешат, – честный ребенок решил предупредить графа заранее. – Я просила уже, а они говорят, что девочки этим не занимаются.

8

-Я найду нужные слова, - просто успокоил девочку граф, - не волнуйтесь.
       Летнее солнце меж тем клонилось к горизонту и Савалл решил, что пора бы отвести принцессу в замок. К тому же он обещал сегодня сыну все же прийти домой – мальчика Савалл любил, но мог проводить с ним досадно мало времени. Поднявшись с плаща, граф протянул Кэрриган руку, давая тем самым понять, что им пора. Однако, понимая, что девочке, вероятно, совсем не хочется покидать парк и возвращаться к нянькам, мужчина решил подсластить пилюлю:
       -Пойдемте, уже довольно поздно, вам пора быть у себя – завтра у нас с вами тяжелый день, вам следует хорошенько отдохнуть, чтобы быть готовой. А мне стоит поговорить с вашим отцом, если я хочу сдержать обещание. Вы же должны пообещать мне, что станет меня слушаться в обучении и не перечить – это очень важно.
       Савалл осторожно сжал ладошку девочки и посмотрел вниз на ребенка. Кэрриган, несмотря на заманчивую перспективу, предстояло вернуться к надоедливым нянькам… Саваллу пришло в голову повеселить ребенка – отпустив ее руки, он присел перед ней на корточки, подставляя спину.
       -Хватайте меня за шею, Ваше Высочество.
       Девочка, вопреки ожиданиям, охотно влезла на спину, послушно обхватив графа за шею. Тот поднялся на ноги и медленно, отсрочивая прибытие, побрел в сторону замка.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Flashbacks » Савалл Тейрим-Левиль, Кэрриган Кэр'Тинарр: 687 год, Дартмурский замок