Мельницы Агнир' Тесса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Бедные кварталы: трактир "Старый вепрь"


Бедные кварталы: трактир "Старый вепрь"

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Расположен в бедном квартале Дартмура и имеет дурную славу. Здесь собираются головорезы и воры всех мастей, сюда по своей воле никогда не заглянет стража.
Старое обветшалой и до крайности захламленное помещение. Пол устлан подгнившей соломой, а напитки и еда, которую здесь подают, можно считать способом особо изощренного самоубийства.

2

<==== Особняк некроманта

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

Ян неспешно прогулялся несколько километров до своей "вожделенной" цели. Брать коня или извозчика совсем не хотелось, да и не знал он тех извозчиков, которые рисковали бы заглядывать в воровские кварталы. Тёмное место, по которому лучше не ходить ни днем, ни ночью. Это правило быстро уяснили городские стражники и старались даже не мелькать в окрестностях этой забытой части города. Впрочем, Воровская Гильдия держала район прочно, не давая бесконтрольно разгуляться бандитским шайкам. Пару раз взгляд Яна падал на небольшие ватаги, шатающиеся по улицам. Некоторые даже алчно косились на него, явно нисколько не опасаясь висящих на поясе дворянина клинков, но напасть не решались...
Ворон завернул за угол и его взгляд упал на обшарпанную вывеску. Впрочем, и без неё легко можно было догадаться, что перед ним трактир. Всё из-за доносящейся из окон ругани и пьяного многолосого гомона. Дворянин без особых колебаний вошел в грязное здание. После дюжины дней в темнице небезыствестного замка, даже этот заляпанный грязью зал полный головорезов всех родов и мастей его не слишком волновал. Тем более что всех этих типов он не боялся. Так, опасался слегка, всегда держа наготове смертельное заклятие.
Гомон на секунду стих, но через миг возобновился с новой силой. Казалось, посетителей нисколько не волновало присутствие не слишком обычного для этого заведения человека. Хмыкнув, Ян направился прямо к дальнему столику, как обычно свободному и относительно чистому. О нём уже должны были доложить, куда следует, так что ждать оставалось не долго...

3

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

И впрямь, подобные места никогда не обходились без безумного веселья и рек спиртного. Словно густой туман, по заведению "плавал" табачный дым, своей вонью отдающийся болью в глазах и першением в горле. Вот вылетает в, любезно кем-то открытую,  дверь неудачливый шулер. Многоголосый хохот со всех сторон, а здоровенный звероподобный детина спокойно идёт вслед за ним, видимо желая продолжить разговор. То тут, то там мелькают пёстрыми нарядами и ярким макияжем местные шлюхи, обдавая гостей тяжёлым запахом дешёвых духов, к которым примешивались еще ароматы крепкого табака и алкогольного перегара. Вот в стену вонзается длинный моряцкий кортик, брошенный дрожащей, но от этого не менее уверенной рукой. Аплодисменты и горсть медяков перед победителем спора, сумевшим с закрытыми глазами поразить небольшое жирное пятно на стене. Удары деревянных бочкообразных кружек, льющийся эль, грубые шутки и крики. Воистину - веселье. Хотя непонятно - может ли оно прийтись по вкусу высокородной особе, такой, как наш достопочтенный Ворон. Вот от толпы гуляк оторвалась одна фигура, сильно качаясь, словно деревце тонкое на ветра порывах сильных, что-то напевая хриплым пьяным голосом, что-то из репертуара "Вор И Монашки", помогая себе руками, отчего чёрный густой эль выливался через край, орошая пространство вокруг. А наш гуляка, весь в изодранных лохмотьях и залитый элем, но с каким-то подобием капюшона на лице, направился прямёхенько к столу, за которым дворянин устроился. Народ словно сам по себе начал медленно и непринуждённо отходить, образуя небольшой полукруг перед столом. Нет, они не знали о том, что здесь назначена встреча. Просто если в заведение зашёл подобный человек, значит что лезть не стоит. А тому гуляке хоть бы хны. Подцепив ногой близлежащий стул толкнуть его вперёд, к столику прямо, едва не упав по дороге, одним лишь чудом удержавшись. Шумно опуститься на негодующе скрипнувший стул. Пьяным визгливым голосом прохрипеть:
- Эй, Паря! Ну ка выпей со мной! А то как лам в л-л-лоб, - едва ворочая заплетающимся языком, умудряясь и сидя на стуле качаться из стороны в сторону...Откинув голову припасть губами к краю кружки, делая несколько мощных глотков, после чего шумно ставя кружку, ещё наполовину полную, перед дворянином. Тихий и густой голос, словно со стороны, - Предупреждаю, почтенный - отказ не принимается, - тихий смешок, чуть головой дёрнуть, скидывая капюшон с головы. Прямой и насмешливый взгляд скользит по лицу дворянина, губы в усмешке кривоватой, пальцы переплетением, на котором и устроить острый подбородок

Отредактировано Форве (2009-02-11 23:53:54)

4

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

Ян картинно поморщился и протянул руку к предложенной кружке. Пьяное веселье воровской братии было слишком разнузданным для него, что, впрочем, не мешало дворянину в какой-то степени наслаждаться ситуацией. Не так часто удаётся посмотреть на такое буйство. А уж поучаствовать вообще редко. Перехватив кружку рукой, он сделал большой глоток.
- Кислятина, - протянул он, ни к кому собственно не обращаясь.- Но, впрочем, лучше чем вода.
"Эй, босс, а вы уверены, что стоит это пить? Я бы поберёгся... будь я жив".
"Яда здесь точно нет. А вот загубить печень мне уже ничто не помешает".
Одним духом опорожним кружку, Даркмур поставил её на стол перед Форве. Здравствуй, препоганое ощущение во рту и жар, распространяющийся по груди. Впрочем, за не такую уж и долгую жизнь Ворона, ему доводилось пробовать немало напитков, и поверьте - этот был далеко не худшим. Холодный взгляд ощупал фигуру Форве, машинально подмечая спрятанное оружие, и вернулся к глазам.
- Давно не виделись, Форве,- некромант без колебаний протянул руку вору.- Вижу, как обычно любишь повыпендриваться,- дворянин хмыкнул, картинно бросив взгляд на лохмотья, в которые был облачен один из глав гильдии.
Головорезы благоразумно оставили свободное пространство вокруг их стола, но Яниш не боялся подстраховаться на всякий случай. Поэтому он мановением руки накрыл их стол "сферой тишины", не выпускающей из-под себя звуков разговора накрытых ею, но создающей звуковой фон имитирующий беседу.

5

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

Широкая, на сей раз довольная улыбка и уважение, которого удостаивались немногие, в небесной голубизне взгляда. Этот человек знал, как заполучить симпатию, знал, как стоит вести себя с теми, кого милорд канцлер именовал "крысы". И если когда-нибудь эти крысы понесут на своих хвостах чуму, то обязательно минуют дом Ворона. Ну, если ничего не изменится. Мановение руки, из-под лоскутов засаленных вынырнувшей. Тотчас, через минуту к столику подбежала разукрашенная, испускающая зовущие ароматы, официантка. Поставив на стол старый запыленный глиняный бутыль и два медных кубка. Поклонилась гостям и, пересиливая страх, виляя аппетитным задом удалилась. Взгляд скользит ответом и по Яну, на Даго  останавливаясь. Снова толика уважения во взоре. Немного в этом городе "двуруких было", после руку вперёд, оплетая ладонь мужчины своими тонкими и длинными пальцами, холодом касания обжигая. Рукопожатие, не сильное, просто выказывая уважение своё. После подвинуть бутыль к некроманту, с ехидной ухмылочкой выдавая:
- Давай уже, гурман. Знаю ведь - не по вкусу наше пойло, хотя держишься достойно, - короткий смешок, чуть опуская голову, волосами лицо своё скрывая, чуть сгорбив плечи. - Сам ты три дня не умывался, Ян, - усмешкой новой, ухом к плечу правому, в потешном движением склоняя голову, бросая взгляд исподлобья. - Сам ведь должен знать - не теряет навыка тот, кто постоянно практикуется. Да и... Скажу по секрету - вновь тихий смех, одним глазом следя за мужчиной, другим же, в силу привычки, обшаривая зал. Старая крыса никогда не расслабляется. - Просто мне нравится открывать лицо после того, как какой-нибудь трактирщик пытается меня вышвырнуть, - белозубая улыбка, и уже немного понизив голос, - Да, и будь поосторожнее сам. Недавно принял товар из Мадлонга. Теперь всякая шваль с арбалетами разгуливает. Пальнут из-за угла и всё... Надо бы  пробежаться по ним, но вот всё никак руки не доходят... - трогательная забота? Естественно. Не хотелось терять Такого человека. - Ну, а у тебя как дела, Ян? Я тут слышал неприятные известия... Уже хотел устроить вылазку, но замотался с этими монасями - скривиться, вспоминая разговор с Джеком и послание от графа...

Отредактировано Форве (2009-02-12 00:45:25)

6

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

Ян проводил взглядом зазывно виляющую задом официантку. Вроде бы и ничего, но вид у неё слишком потасканный. Впрочем, дворянин не стал уделять много времени наблюдению за удаляющейся женщиной. Часть его внимания заполучили кубки и глиняная бутыль, затем взгляд Даркмура скользнул по пальцам руки пожатой Форве - велико было желание пересчитать пальцы, ушлый вор вполне мог прихватить один другой. Но главное, всё же, вино... Да, гильдейский вор прекрасно знал, как сделать Яну приятное и тот не стал заставлять себя ждать. Ловкое движение руками, немного усилий и пробка полетела в сторону, а бутыль вернулась на стол.
- Стоит дать вину подышать,- произнёс Ян, обращаясь к Форве, и усмехнулся, воздав должное удачной шутке.
А вот предупреждение об арбалетах заставило Яна удивлённо вскинуть брови. Вот вам и воры и разбойники. На месте стражи он и сам бы не стал ходить по этому району, но мысли мыслями, а любезность стоит вернуть. Тем паче, что такая возможность есть.
- Учту,- склонил голову Ян.- Рябой Джэф... твой человек? Прошел слух, что он попользовал дочек одного зажиточного купца. Надеюсь, он тебе не слишком дорог - стража очень,- Ян выделил это слово голосом,- очень серьезно настроена, укоротить его на голову.
Прошедшее время показалось Яну достаточным, и он протянул руку к бутыли. Осторожно разлив напиток по кубкам он взял один и осторожно пригубил. Мадлонгское разлива девяностого года. Неплохой напиток. Интересно, оно пришло вместе с теми арбалетами?
- И какие слухи гуляют по твоим владениям, Форве? - ответил некромант вопросом на вопрос вора.

Отредактировано Ян (2009-02-12 18:38:07)

7

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

В то время, когда Ян следил за разносчице тире шлюхой, Форве следил за ним, губ ленту невыразительную в какой-то истинно мужской, понимающей улыбке, тихо шепнув и по-заговорщически подмигнуть - Ян, есть посвежее. И, гхм...оригинальнее. Мадлонские контрабандисты, хорошие кстати ребята, возят сюда не только вино и арбалеты, - подтверждая невольно  предположения мужчины, - Но и своих прекрасный дев. А они такое умеют, просто му-у-ур - короткий смешок, вполне натурально, так, что даже всякие там фелисы позавидуют, заурчать, словно кот до сметаны крынки дорвавшийся. Заметив удивление Яна тоже согласно покивать, брови изломом, хмурясь. - Я про то и говорю. Причём цена невероятно занижена. Не нравится мне это. Есть мысли, что так наши восточные друзья хотят управиться с "лишним" населением страны. Это только предположение, но всё же... Надо встретиться с их послом, говорят он уже должен быть в городе... - на миг задуматься, странно, но в эти моменты глаза теряли всякий намёк на мысль, стекленея. Тихо фыркнуть. - Надо пройтись и забрать у детей игрушки. Наворотят дел, а я перед этой мразью - отчитывайся. - Откинуться на спинку стула. Точённые ноздри затрепетали, ловя волнующий аромат вина. - Не знаю, что ты в них находишь - коротко хохотнуть, разминая шею пальцами. - Кислятина. А пьянеешь и от вашего вина и от нашего пойла - одинаково. - Почему-то нравилось строить из себя такого грубоватого дурачка, в этом своя прелесть была, но поймёт ли Ян? А и не важно. - Рябой Джеф? Хм-м... Дурак он и в Мадлонге дурак. Ты знаешь наш закон, Ян. Идиотам, пусть они и среди нас, не помогаем. Наоборот - в этом благодарны страже. Она как сито - отсеивает кретинизм. Ладно было бы если польза какая была, а та-а-ак... Выдавать естественно не будем... - Новая усмешка, теперь немного хищноватая и по-злому ироничная. - Если за его голову не вывесят хорошую награду... Но и помогать не станем. Выкрутится - молодец. А нет...На нет и гильотины нет. -Верный спутник - чёрный юмор не покидал, да и правда было наплевать на всякую мелочь. Подхватить кубок пальцами, пробегаясь по нему пальцами, ощупывая все неровности и шероховатости, но пока лишь наслаждаться ароматом, блаженно прикрыв глаза. - Слухи? Да ты и сам всё знаешь... Недавно обнесли храм нашего главненького - Сионара, - тут снова ехидный смешок. - Вытащили статуи золотые, никого из этих сонных полудурков не побудив. Но его милость - милорд граф, отреагировал очень ярко. "Спалим ваше крысиное гнездо и передавим крыс". - цитирую Джека, глаза к потолку возведя, чувствуя как гнев вновь закипает внутри. - Даже не поторговался, ублюдок... Резануть пару этих богомольцев, что ли? - задумчиво так, губами не касаясь кубка, языка кончиком острым "лакнув" красной жидкости. - А дальше там по мелочам. Тебе не это интересно, так Ян? Я не вашей голубой крови - мы, честные пахари, предпочитаем сразу к делу. У тебя вино - лучше моего, а дружеский визит, - взгляд с плясавшими в нём чёртиками хитрости....

8

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

- И какова цена столь ходового товара, хм? – поинтересовался он у Форве. Мадлонгские девы… хммм…
Некоторые мысли отразились в изумрудных глазах Яна и тут же скрылись, вновь оставив во взгляде равнодушную холодность с лёгким намёком на теплоту. О девушках можно будет поговорить и потом, когда основные дела будут сделаны. Будет время.
- «Хммм… Гаринер, что думаешь о наших гильдейских друзьях?»
- «Босс, этому типу лучше побыстрее поприжать самых наглых на своей территории. Если стража начнёт погибать от арбалетных стрел, то воровской район утонет в крови. Лорд-канцлер такое не потерпит».
Эту мысль Ян не преминул озвучить, почти в том же контексте. А дальше началось самое интересное. Форве решил поиграть в дурачка. Что же, он находил в этом свою прелесть, как Ян находил её в визитах в воровской район. За последние годы дворянин достаточно часто встречался с гильдейцем, чтобы понять, что у того есть привычка раз за разом менять множество масок. Рассуждения же Форве о смысле существования стражи его немного заинтересовали. Нет, на стражу и неудачливого бандита ему было наплевать. Дело было в аналогии. Кем для организации считать инквизицию, как не стимулом, не дающим зажиреть и отупеть от ощущения собственной неуязвимости? Хотя, Ян всё же предпочитал сам избавляться от проштрафившихся агентов, лишь в редких случаях позволяя тайной службе поймать аппетитную рыбку.
Ну а последние слова вора, вызвали и вовсе улыбку на губах Яна. Ему совсем не хотелось играть в тёмную против одного из глав гильдии, но тот купец мог оказаться очень полезен в некоторых делах. Что же, теперь, когда Форве умыл руки, Рябым Джефом без опаски может заняться Хайне.
- Почему же, не интересно? – усмехнулся некромант в ответ на слова Форве.- Всегда приятно наблюдать, как бесится милорд граф. Впрочем, сейчас это твоё дело, хотя пару тамошних статуй я бы с удовольствием прикупил… для личной коллекции,- добавил он.- Слышал что-нибудь о новом посольстве рассов? – не стал разочаровывать вора Ян.- Не поверишь, очень интересно услышать новости с родины.

Отредактировано Ян (2009-02-12 20:28:01)

9

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

-Цена? Хех... Для кого как. Лично для Нас, - ударение делая на этом слове, Гильдию подразумевая, - практически бесплатно. Я и говорю - хорошие ребята там в Мадлонг. Им даже на "скидки" намекать не надо, они и сами понимают кто их прикрывает, - новая широкая ухмылка, рука правая змеи извивами под лохмотья, прячась в них, как в норе своей, а Форве продолжил, - А вот престарелым и до противного богатым, ну, типа тебя, Ян, - новый глухой смешок, замечая выражение глаз, пусть и на миг появившееся, Яна. Форве почему-то всегда следил за всем и сразу, что давно уже начало подтачивать его психику.
-Но если хочешь, могу продать тебе парочку... По оптовым ценам. Да и не забывай - у нас есть на любой вкус. Правда медведиц и волчиц не наблюдается - дюже ретивые, - чуть поморщиться, вспомнив как приручали одну, случайно попавшуюся в руки. В тот день было много крови, даже Форве чувствовал в тот день страх перед разъярённым животным. Потом Ян высказался насчёт арбалетов, вор согласно покивал, но ответил не обеспокоенностью во взоре, а какой-то, уже приевшейся, хитринкой.
-Надо немного подождать. Пусть товар распространиться ещё немного. Почему ты думаешь Гильдия не купила ни одного? Они нам бесплатно от всей этой шелупони достанутся и даже бегать не надо... Кину клич - мол Гильдия набирает в свои ряды арбалетчиков, обещая безбедную жизнь. Сами прибегут, а там отбирай. А Наши, кто купил, давно уже постащили всё на арсенала, а я утроил охрану, - всё сухо и вполне серьёзно, рассказывает не отвлекаясь на что-нибудь ещё. Мерзковатый скрип двери, лезвием по уху, но не для Форве и мага, сферой тишины накрытым. Но вот интуиция не подводила - чуть повернуть голову, примечая скользнувшую в помещение фигурку, в угол направившуюся и на стуле устроившуюся.
-Наблюдать-то может и весело, но знаешь ли... Хотелось бы за свою работу получать жалование, а тут угрозы и оскорбления. Эти зажравшиеся толстосумы не понимают того, что именно мы - воры! Санитары этого города. Если бы мы не обворовали бы их, то они воровали бы друг у друга. Так мы же профессионалы - нас почти не ловят, а они бы перегрызлись все, вот, - серьёзно так, собрав на переносице брови, поджав губы. Воровская философия, блин... Глаза в глаза. Не сдержавшись залиться смехом хриплым над всем только что сказанным, голову опуская... Звук спускаемой тетивы, свист разрезаемого воздуха, глухой удар. Фигурка, минут пару в помещение вошедшая,  была пригвождена к стене коротким арбалетным болтом, вошедшим ровно в левую глазницу и, пробив голову насквозь, глубоко вошедший в трухлявое дерево стены. И вот правая рука вновь на столе, подхватывая кубок. Краем глаза наблюдая за тем, как невозмутимые разносчицы вырывают арбалетный болт из стены, роняя тело на пол, после два звероподобных детины утаскивают куда-то тело, а те же подавальщицы начинают стирать кровь. На своей территории он сам себе закон и порядок.
-Возомнил себя хитрее и умнее Гильдии... За мёртвых не чокаясь, - вновь губы изломом, к ним кубок, осушая примерно треть его содержимого, смакую вкус на языке, чуть подрагивая от накатившего удовольствия, - Оу, какая неповторимая... Мерзость. -  устраивая кубок на столе вновь заскользить взглядом по лицу Яна, в который уже раз принимаясь изучать его мимику... Немного отстранёно ответить
- Что-то слышал. Где-то 10-15 человек, прости, но мои оболдуи хреново считают. На посольство мало похожи - не то что Мадлонгцы, хотя чего от вас, кровожадных ожидать? - Усмешкой новой, поглаживая ножку кубка, - Предводитель с таким забавным шрамом через левый глаз и переносицу, бородка солидная - не то, что у меня...Не знаешь кто, м? - Легким прищуром, наблюдая за любыми изменениями лица или движений. Испытывая на доверие себе? Может быть...
-После того, как прибыли в город, отправились в храм пятнадцати, - чуть причмокивая губами, оставшийся на них привкус смакуя...

10

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

"Престарелым? Он это о вас, босс? Ха-ха-ха... Наконец-то это заметил кто-то кроме меня! День прошел не зря..."
"Заткнись, Гаринер, пока я..."
"Что-что? Что ты мне сделаешь? Я мёртв, мальчик, уже двести лет как мёртв... ха-ха-ха..."
"Посмотрим, как ты запоёшь, когда я привяжу тебя к кристаллу в заклинательных покоях".

Ответом Даркмуру стало молчание, и он даже на миг почувствовал удовлетворение, но это быстро прошло. Перепалки с Гаринером по любому поводу случались слишком часто, чтобы в полной мере доставлять ему удовольствие. А вот разговоры с Форве ему пока не наскучили.
- Нет, такая экзотика мне не нужна,- при упоминании об оборотнях дворянина передёрнуло.- Да и больше предпочитаю женщин, которые говорят. А не бессловесных рабынь. Так что, оставь красоток своим людям и иным "богатеньким старым ловеласам".
Яниш покатал на руках бокал, не особо прислушиваясь к рассказу Форве о методах его торговой деятельности. Основное он вычленил для себя с первых фраз - войны в кварталах не будет, а про наличие у воров арбалетов он узнал и так. Новый посетитель также не стал для него сюрпризом. Даркмур сидел лицом к двери и прекрасно видел вошедшую фигуру, так что слышать её было необязательно. Краем глаза Даркмур заметил изменение положения тела Форве, потому с некоторой долей интереса решил остаться сторонним наблюдателем в этой встрече убийцы и "жертвы".
- Санитары леса, - сдержанно рассмеялся он.- То-то вы готовы перегрызться за каждый вырванный кусок,- спокойный голос с тенью иронии. На момент этих слов пришелся выстрел Форве.
Миниатюрный арбалет. Прекрасное оружие для вора. Пожалуй, можно было бы поаплодировать умению Форве. Из такого положения пустить болт точно в глаз противника - серьёзное умение и опыт демонстрируют. Но аплодировать Ян по понятным причинам не стал. Вместо этого выпил вместе с Форве и, усмехнувшись, произнёс:
- А ты неплохо держишься, приятель. Столько удовольствия от вкуса "мерзости",- короткий салют вору бокалом, в знак того, что не только он читает мимику собеседника.
Впрочем, полученный ответ его не слишком порадовал. Что же, не приятные известия подтвердились. Пусть Ян в последний раз видел Бертрана несколько лет назад, во время свадьбы Дорна на его сестре, но приметы, названные Форве, были исчерпывающими. А 10-15 человек эскорта, скорее всего бойцы Тёмной сотни. Что же, по крайней мере, у Бертрана надёжная охрана - с такими не пропадёт.
- Не прав ты Форве, не кровожадные мы. Да рассы безобидные как... как...- Ян замысловато покрутил рукой и, так и не найдя подходящего сравнения, закончил,- В общем, безобидные мы.

11

Латники вошли в дверь, встретив удиленные взгляды и тишину. Один из воинов остался при конях, остальные мало по малу заполнили небольшой зал "Вепря". Бертран шепнул на ухо удивленному трактирщику, блеснуло золото.
Воины заняли все свободное место. Дау, хорунжий, снял пробу с принесенного пива, со смехом опустил кружку.
- Милейший, принесите еще пива. Только на этот раз без воды.
Просьба была выполнена незамедлительно. Хлеб, сыр, относительно свежее пиво составляли меню обеда. Мужчины ели впрок, но неторопливо. Хозяин завадения быстро подошел к Бертрану.
- Все готово.
- Прекрасно - кивнул сотник. К трактирщику перекочевала еще одна монета. Воины поднялись наверх. Вернулись через полчаса. Отряхнувшимися от пыли и грязи, кто-то даже успел выбриться, Бертран подстриг бороду. Бадья горячей воды,  полотенца, немного пива - и покрытые потом и пылью мужики превратились во вполне благообразных послов Расейнда. Один за другим, воины покидали трактир. Труп не вызвал никакого потрясения. Они сами были мастера таких "элементов декора".  Хотя да. Они были безобидны - как клинки, покоящиеся в ножнах до своего часа. Но когда час приходил - мало кто мог уследить за сполохом стали.
Уже возле дверей Бертран обернулся, слегка поклонился Яну, давая понять что он был замечен и вскоре требуется переговорить. Сотник покинул трактир, отдал приказ выдвигаться - колонна конницы поспешила к резиденции королевы.

12

Хайне ногой распахнул многострадальную дверь трактира и шагнул внутрь. В тот же миг на него полетела чья-то туша - похоже опять местные силачи развлекались игрой "кто дальше швырнёт очередного шулера". Хайне молча посторонился с траектории полёта этого горемыки и отвесил ему хорошего пинка, придавая дополнительное ускорение. После чего ласковым взглядом окинул вакханалию, творившуюся в этом забытом всеми богами месте.
В трактире "Старый вепрь" бару бывать ещё не приходилось, но исключением из ряда подобных заведений сей трактир для него не стал. Всё та же атмосфера, всё те же шныряющие между столами цыпочки, всё тот же пока ещё незнакомый трактирщик, всё та же облаченная в черное фигура за... Облаченная в черное фигура?!
"Некромант?! Вот, не было печали... И не объяснишь ему, что здесь я просто по работе. Где искать этого вора-отморозка как не в воровском притоне? А..."
Хайне скорым шагом направился к стойке.
- Пива! - громко сказал он, бросив на стойку пару медных монеток.
"Хммм... Мне кажется, или он обрадовался?"
Взгляд Хайне скользнул по столику, за которым сидел некромант в компании какого-то грязного оборванца - мать чесна, да это же Форве! - прошелся по всему залу и вернулся к бармену, подносящему бару кружку с пенным пивом.

Отредактировано Хайне Вестенфульц (2009-02-20 19:34:42)

13

«56 день весны 703 года. 1 день 1 дюжины»

Вот в тот самый момент, когда в заведение вломились ребята из тёмной сотни, а следом за ними в зале мелькнул Бертран - Даркмур ясно осознал, какое это счастье, что последние десять лет он сидит в этой банке с пауками. На лице некроманта не дрогнул ни единый мускул, и даже глаза не выдали его удивления. Что-что, а держать эмоции в узде при любых обстоятельствах эта неприятная компания его приучила. А может, и он стал в какой-то степени пауком? Кто знает. В любом случае размышлять об этом у Яна не было совсем никакого желания.
Бертран как появился, так и исчез, заставив Яна спешно размышлять о том, как бы покинуть сие гостеприимное заведение. Повод, как ни странно, нашелся очень быстро. В трактир вломился никто иной как Хайне. Ян мгновение следил краем глаза за действиями бара, а затем приподнял уголок рта в ехидной усмешке.
- Сейчас тут будет слишком шумно,- проговорил он, обращаясь к Форве. После чего поднялся с места и оправил плащ.- Пожалуй, нам стоит разойтись сегодня. Да, если хотите сохранить это заведение в прежнем виде - не подливайте много тому парню,- кивок в сторону распоряжающегося у барной стойки Хайне.- Доводилось уже нанимать его.
Сказав это, Ян неспешно направился к выходу, по пути сделав Хайне знак пальцами, в переводе  гласивший - "повеселись тут, но о деле не забывай". Спустя несколько минут двери сомкнулись за его спиной и некромант скорым шагом направился к городским воротам. Или он ничего не понимает, или там сейчас остановились ребята Бертрана. Хм... стоит пригласить их в особняк. Земляки всё-таки, не говоря уж о том, что их командир его родственник.

====> Южные Ворота

Отредактировано Ян (2009-02-20 20:07:25)

14

  Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года. С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

---> Комнаты канцлера

Полночи Феликс кружил по городу в поисках рессов. Он обошел все районы города, заглянул все трактиры, постоялые дворы и ночлежки – всадников и след простыл. Фицрой был зол из-за потраченного впустую времени, проведенного на промозглых улицах, а также потому, что утром его ждала хорошая взбучка от Савалла, который, видимо, не дождется своего отчета.
   Ситуацию осложняло то, что Феликс был «в образе» - то есть в оборванных лохмотьях, косматом парике и бороде. За щеки он всунул свернутые кусочки ткани, что радикально меняло форму лица и даже дикцию. Но хуже всего для Фицроя было то, что он прихватил с собой костыли, на которые он опирался, прыгая по улице, подволакивая за собой ногу, к которой была привязана деревяшка. Периодически Феликс останавливался, чтобы перевести дух и выругаться, как следует.
   Наконец, плюнув на все, барон взял костыли подмышку и двинулся к ближайшему трактиру – «Старому вепрю». Завтрашней ругани не избежать в любом случае, так пусть хотя бы остаток ночи пройдет на ура.
   Злой и уставший, он ввалился в трактир, отряхиваясь от ночной весенней влаги.  От косматого черного парика, давно свалявшегося клочками, немилосердно чесалась голова, накладная борода, казалось, въелась в кожу, но избавляться от грима было опасно для жизни. В таком облике Феликс был известен как Редж Костыль – бродяга, обманывающий прохожих своими бутафорскими костылями и канючащий милостыню. Устало опустившись за скользкий стол, агент повел мутными, слезящимися от специального раствора, глазами по сторонам, стараясь заранее отметить все потенциальные источники неприятностей. К счастью, большинство завсегдатаев уже свалились под стол в лужу собственной блевотины – что и говорить, в «Старом вепре» выпивка не блистала качеством.
   -Тони, - просипел «Редж» и схаркнул на пол, - принеси-ка мне пинту вашего отвратного пива для начала.
   -А деньги-то у тебя есть, Реджи? – недоверчиво спросил тощий трактирщик.
   Феликс-Редж досадливо поморщился и извлек из кармана залатанных на сто рядов штанов горсть медяков.
   -Да я сего богач, Тони.

Отредактировано Феликс Фицрой (2009-02-24 22:35:56)

15

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года. С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

Хайне и виду не подал, что заметил знак Яна. Начальство позволяет веселиться - тем лучше. Но веселья с ограничениями не бывает, так что у бара не было желания следовать подобным противоречивым, по его мнению, указаниям начальства. А желание поизображать из себя бешеное животное было. Потому Хайне без колебаний подхватил предложенный трактирщиком, только отвернувшимся от подошедшего к стойке оборванца, кувшин пива и сделал большой глоток... и тут же сплюнул пиво на пол.
- Это что ещё за отрава? - вопросил он. А затем молча отшвырнул кувшин в сторону и схватил трактирщика за голову.
Нет, Хайне всё понимал и всё мог простить, но в данный конкретный вечер бар был настроен на убийство, и потому настроения прощать у него не было. И потому пиво предложенное трактирщиком, настолько разбавленное, что его вкус угадывался лишь слегка, подействовало на него как красная тряпка на быка.
- За это я заплатил тебе деньги?! - рыкнул наёмник в сузившиеся от страза глаза трактирщика, а затем с силой ударил его головой о стойку.- Ты ... ,- каждое слово сопровождал удар.- Ещё ... попробуй ... только ... сделать ... так. И тебе это милостью покажется,- последняя фраза была произнесена прямо в лицо пребывавшему на грани обморока трактирщику. Вестенфульц разжал пальцы, и толстяк сполз по барной стойке, а бар обернулся к одной из официанток.- Чего замерла? Неси лучшее, что есть. Живо.
Официантка ещё не исчезла в дверях кухни, как из-за спины Хайне повеяло опасностью и бар резко развернувшись, обрушил на голову подошедшему сзади бугаю, кувшин с вином.
"Никогда бы не подумал, что выражение "вино в голову ударило", может восприниматься так буквально".
Бар секунду наблюдал, как бугай оседает на пол, а затем обернулся к подскочившей официантке. Приняв из её рук жбан пива, Хайне сделал глоток и удовлетворённо причмокнул.
- Вот это уже лучше,- хмыкнул он и добавил, скосив глаза на хозяина заведения:- Помоги ему. А то ещё кости на полу застудит. Голова-то у него чугунная.
Наёмник ещё раз прошелся взглядом по залу трактира в поисках приличной компании. Как назло, большинство завсегдатаев уже почивали под столом в лужах собственных экскрементов. И единственным достойным собеседником был оборванец, пришедший в трактир только что, и потому не разделивший печальную участь большинства завсегдатаев. Хайне без колебаний пододвинул кувшин к бродяге.
- Составишь мне компанию, убогий? - тут Хайне сердито повёл глазами.- Отказа не приму...

Отредактировано Хайне Вестенфульц (2009-02-25 03:16:54)

16

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года.
С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

   Феликс, равнодушно наблюдавший за сценой, развернувшейся на его глазах, даже не удивился, когда чертов забияка подсел к нему. Лицо его было смутно знакомо, но уже подзатуманенный дрянным пойлом и ожиданием завтрашней выволочки мозг отказывался работать на полных оборотах.
   Фыркнув на последнюю фразу Хайне, Феликс про себя подумал, что, если бы тот знал о спрятанном в рукаве выкидном лезвии, не был бы так ретив. Сколько неприятных для барона людей остались лежать под столами после слов: «Наклонись-ка поближе, чего скажу» и резво вогнанного в шею тонкого лезвия. Кстати, двумя костылями тоже можно неплохо отделать любого желающего. Однако сейчас Фицрой был совсем не против компании… тем более такой. Когда компания приходит со своей выпивкой и возможно развязанным языком, грех не воспользоваться.
   Подняв слезящиеся глаза, Феликс упер свой фирменный тяжелый взгляд в героя дня и, пожав плечами, выдавил из горла хриплое сипение:
   -Садись, коли хочется. Выпьем.

Отредактировано Феликс Фицрой (2009-02-25 07:56:35)

17

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года. С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

Хайне замер на секунду, внимательно вглядевшись в лицо оборванца. В первое мгновение бар не мог сказать, что же его насторожило, но затем ответ пришёл сам собой. Спокойствие. Неестественное спокойствие и уверенность оборванца, к которому подсаживается забияка только что, на глазах у всего заведения, избивший хозяина таверны. Впрочем, заминка была почти незаметна глазу, а ощущение неестественности происходящего мгновенно прошло. В конце концов, кто знает, где пришлось пообтрепаться нищему, прежде чем тот нашел приют на улицах "воровского района". Но пусть чувство это исчезло - некоторая тень его осталась.
Неторопливо разлив пиво по кружкам Хайне отработанным жестом подтолкнул одну из них к "калеке". В то же время, несмотря на некоторую расслабленность, бар продолжал привычным образом контролировать взглядом помещение, отмечая любое движение посетителей оного, и оценивая их на предмет угрозы. Это отношение въелось в кровь Хайне ещё во времена его игры в салочки с сионарцами, и лишь усилилось, когда бар принял на себя роль члена оппозиции и надел маску наёмника. В конце концов, только идиот понадеется на свои боевые навыки и кончит жизнь в придорожной канаве, от ножа, воткнутого в спину. Привычка эта уже закрепилась на уровне рефлекса и потому нисколько не мешала Хайне играть роль тупого громилы.
- Ну, за встречу! - Хайне сделал несколько больших глотков из кружки, после чего довольно рыгнул и поставил её на стол.- Как дошёл до жизни такой, а, мужик?

Отредактировано Хайне Вестенфульц (2009-02-25 12:37:08)

18

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года.
С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

Феликс повел над кружкой чутким носом, опасаясь, правда, больше не яда, а что здоровенный олух туда плюнул. Однако, если и так, то пенная шапка все успешно скрывала. Сделав долгий глоток, агент одобрительно причмокнул и отставил кружку, пару секунд обдумывая ответ на заданный вопрос.
   -Да как, как…, - хлюпнул он носом, -  бился с этими гадами, любителями коней, рессами чертовыми. Отслужил честно, из родительского дома ушел. И что получил? Дом-то во время войны рессы пожгли, семью вырезали, а сам я после без гроша остался – теперь вот, видишь, - Феликс взял со скамьи костыль и продемонстрировал Хайне, - людям голову морочу. А знатные выродки жируют на наших заслугах и бедах. Жизнь штука такая, да…
   Как всегда Фицрой принялся хаить власть – глядишь, и языки развяжутся. Единомышленнику чего только не расскажешь.
   Отпив еще из кружки, барон одобрительно кивнул собеседнику:
   -А круто ты их, парень. Вот так и надо, чтобы тебе не мочи какой налили, а доброго пива. Вот жаль только я так не могу. Слышишь, Тони?! – это уже побитому трактирщику, который, кажется, все еще валялся где-то под стойкой.
   Сгорбившись, Феликс втянул голову в плечи и вытер нос рукавом грязной оборванной куртки, приняв самый жалостливый вид. Нет, чтобы там не говорили, а все-таки пить за чужой счет – великое искусство. Вспомнить бы еще парня…

19

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года. С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.

При словах о военном прошлом собеседника Хайне встрепенулся. Вот оно как. Ну, если не врёт чертяка - то честь ему и хвала. Не грех с таким выпить, а может и работку подкинуть такому можно. Жаль только, что, судя по внешнему виду военное дело, сей типчик давненько забросил, променяв сталь кинжала на жалостливые завывания на базарной площади. Зато как оказалось, и этот конкретный индивидуум был готов поговорить о некомпетентности властей.
"Ох-ох-ох... слава богам я не вербовщик. И почему каждый человек считает своим долгом охаять власть? То ли дело бары... А много ли я знаю о настоящих барах? Может они такие же мелочные глупцы?.."
- Ха! Ты сто раз прав дружище! - бар хлопнул оборванца по плечу и вновь присосался к кружке с янтарным напитком.- Выпьем! А что до богатеев,- Хайне заговорщически пододвинулся к мнимому калеке.- Ты с такими словами поосторожнее. Мы то "простолюдины",- Хайне произнёс это слово с иронией,- всё понимаем. Но у аристократов чувство юмора больное. Если оно вообще есть, ха-ха-ха,- расхохотавшись, Вестенфульц плеснул себе в кружку ещё пива.- А есть желание пополнить мошну звонкой монетой? - ни с того ни с сего, спросил он.
Тут уж Хайне сосредоточил внимание на лице и вовсе фигуре оборванца, подмечаю любую реакцию на сей, в общем-то, невинный вопрос, ставший довольно скользким в свете последних фраз.

20

Ночь с 56-ого на 57-ой день весны 703-его года.
С 1-ого на 2-ой день первой игровой дюжины.


   Алчно блеснули покрасневшие унылые глаза и «Редж» подался вперед и выжидающе уставился на собеседника, заглядывая ему в рот. В принципе, Феликсу даже не пришлось прилагать усилий, чтобы сыграть – он всегда был готов «подзаработать». Если бы несчастные вербовщики оппозиции узнали, сколько денег осело в карманах инквизитора, то сгрызли бы собственные сапоги. А если бы про это узнала верхушка – сгрызли бы самих вербовщиков. Савалл знал о таком приработке Феликса и, хотя порой громко возмущался на данный счет, было видно, что, в принципе, он не против. Сам Феликс же был слишком ленив и слишком пригрелся на своем месте, чтобы бросать все и действительно переходить в стан врага. Несмотря на его ненависть к аристократии, титул барона вполне устраивал агента и расставаться с ним он не торопился.
   -Вообще хорошо бы, парень, - у Феликса разве что слюни не текли из полуоткрытого рта, - а то в последнее время люди совсем злые стали – медяка не подадут, ироды. Только это, парень… мне бы без куража работенку. А то здоровье-то уже не то, - «Редж» хлопнул себя по боку, где, предположительно, еще оставалась печень. – А то я вижу, ты у нас силач еще тот, куда мне. Чего хочешь-то от старика Реджа, а?

21

Рассвет 57-ого дня весны 703-его года.
Рассвет 2-ого дня первой игровой дюжины.

Хайне сдержал смешок и долил "рекруту" пива в кружку. Что там вышло по последним распоряжениям? Хм... да. Это подходит. Хороший вариант, чтобы оценить полезность оборванца. Нужно лишь правильно изложить задачу дельца и свой интерес в нём. Впрочем, говорить слишком много не стоит. Равно как и выходить из образа тупого громилы.
- Нука, промочи горло Редж. Ведь сила приходит из пива,- хохотнул он и опорожнил кружку подавая пример оборванцу.- Слышал, небось, о том, что в город посольство рессов прибыло? - спросил он, и не дожидаясь реакции нищего, сам ответил на свой же вопрос:- Конечно же, слышал. Так вот, очень большим людям хочется знать с кем говорит глава этого посольства, где спит, что жрёт, какую сучку трахает... Всё,- Хайне грозно повёл глазами, а затем выудил из кошеля маленький, но очень ценный золотой кругляш.- Ведь это не проблема для вашей братии? Мы-то с тобой понимаем, что вы всё про всех знаете и всё видите,- кругляш звякнул и булькнул в кружке Реджа.- Вы, бродяги, всегда в курсе. За каждую ценную новость получишь столько же... До встречи, приятель.
Хайне поднялся из-за стола и, хлопнув оборванца по плечу двинулся по направлению к выходу из трактира. В грязных окнах уже блеснул красный отсвет восходящего солнца. Рябой Джэф в трактире так и не появился, и Хайне следовало проверить как минимум трёх его шлюх. Авось забрался к одной из них под крыло?
Хммм... а затем не помешает связаться с Натаниэлем и узнать кое-что об этом оборванце. Тревожное чувство, поселившееся в сердце Хайне в начале разговора, так никуда и не делось на всём его протяжении. А своим предчувствиям он привык верить. Хотя, кем бы он ни был, в итоге от этой встречи выиграл только бар.
С этими мыслями Хайне вразвалочку вышел из трактира и двинулся вверх по улице...

====> Город

Отредактировано Хайне Вестенфульц (2009-02-27 00:50:09)

22

57 день весны 703 года
--->  Храмовый квартал: Храм Пятнадцати Богов

   Бедный квартал несколько спокойнее чем ночью, убийцы уступают улицы воришкам, а потому мало кто посмеет напасть прямо посреди улиц, да и Гильдия Теней поддерживает некое подобие порядка. Веста знала, что она, укутанная в плащ, вызовет некий переполох среди наблюдателей от разных группировок, будь то представители Гильдии, Оппозиции, а может даже и разведки канцлера. Все это было на руку девушке, ей нужно было, как можно лучше засветится в этих кругах сегодня, чем скорее агенты Оппозиции узнают о странной фигуре в плаще, тем легче с ними будет связаться.
   Побродив немного по улицам квартала, фелиса решила зайти в трактир. Внутри кто-то да знает об оппозиции, а за умеренное вознаграждение даже укажет на нужного человека. Переступив порог, Веста поморщилась и откинула свой капюшон, тут пахло смертью, вином и экскрементами. От столь ужасной смеси девушке ненадолго стало дурно, но она прошла в угол, где заняла свободный стол. Здесь было сыро и как-то более прохладно.
    Оплатив вино, девушка даже не думала к нему притрагиваться, она когда-то работала в подобных заведениях, и прекрасно представляла, что здесь выдают за вино.
    Наконец фелиса решила оглядеть зал, кто-то валялся под столом, кто-то еще был трезв. Людей в полдень здесь было мало, в основном туда сюда бегали официантки, убирающие грязь. Найдя в толпе уже с утра подвыпившего мужчину, Веста решила сделать из него жертву. 
    Мужчина, имя которого было Терентий, был сыном плотника и часто, поругавшись утром с женой, придавался пьяным развлечениям именно здесь. Минимум раз в неделю он появлялся в трактире, напивался и, если не находил себе интересного занятия, шел домой, где его ждала злая супруга. После очередной кружки Терентий заметил привлекательную Весту, она буквально звала его взглядом и жестами, однако это была иллюзия, а может просто пьяный бред, но так или иначе мужчина поднялся и подошел к фелисе.
    - Ты выглядишь такой одинокой и даже не притронулась к вину, а может ты хочешь чего-то покрепче? – пробурчал Терентий, кое-как сдерживая отрыжку.
    Веста подняла свои бледно-голубые глаза на большого мужчину, он пошатывался от выпитого и был легкой жертвой. Фелиса улыбнулась сыну плотника и встала из-за стола. Терентию пришлось несколько отойти назад, он даже чуть не упал, но все-таки удержал равновесие. Кто-то из прошлого всплыл в голове девушки, ярость затмила рассудок. Резкий удар коленом в пах, и пьяный Терентий упал на колени, за ним еще один уже в область лица и мужчина распластался по полу без сознания. Будь он потрезвее то смог бы ответить.
   Кто еще мог, тут же рассмеялся, не каждый день здорового мужика вырубает хрупкая девушка. Веста провела взглядом по залу и отметила заливающегося хохотом молодого паренька, выглядел он разговорчивым и еще трезвым, потому подхватив кувшин с вином, фелиса подплыла к его столу. Не спрашивая, она села напротив, что заставило парня замолкнуть, а на его лице возникла хитрая улыбка. Уж он то был уверен в своих силах и спокойно расправится с любой женщиной в Дартмуре.
   Веста приветливо улыбнулась, однако любой дружелюбный знак гасился взглядом ее бледных глаз, холодный, как смерть.
   - Если буду сидеть не одна, то и приставать никто не станет, - объяснила свои действия фелиса и подмигнула пареньку, девушка перевела взгляд на кувшин, - ты угощайся, я не жадная.
   Дав парню выпить, доказав тем самым свои дружелюбные намерения, Веста решила перейти к делу.
   - Ты знаешь, я в городе недавно, но хотела бы кое-кого найти, - голос фелисы звучал тихо, и собеседнику приходилось напрягаться, чтобы разобрать ее слова, - Мне очень нужен человек, который бы мог рассказать об оппозиции. Естественно вознаграждение будет достойным.

Отредактировано Веста (2009-03-17 12:31:16)

23

Корнелий легонько повёл рукой и промеж пальцев парня забегали три белых игральных кости. Он обожал эту игру и играл прекрасно, но к несчастью все свои выигрыши зачастую спускал на новые игры. Игра для него стала подобно трубке черного сбора для новичка. Разница заключалась лишь в том, что игра не теряла для него свою остроту со временем и азарт лишь всё возрастал.
Подошедшая девушка одним своим появлением подбросила немного топлива его азарту. Корнелий хмыкнул, увидев смерть, сквозящую в её глазах. На нормального человека это подействовало бы как ушат холодной воды, но игрок таковым не был. В глазах его зажглись весёлые чертики не предвещающие гостье ничего хорошего. Правда и ничем болезненным не грозящие. Её вопрос стал последней каплей для парня. Разумеется, многие слышали об оппозиции, но никто не стал бы отвечать на такой прямой вопрос, сколько бы золота он ни сулил. Случалось, что с улиц города исчезали целые банды... Причем без концов. Обычно трупы где-нибудь да всплывают, но с оппозиционерами всё не так. Впрочем, такой вопрос лишь ещё больше распалил и без того полыхающий взгляд Корнелия. Лёгкое движение и кости покатились по столу. Три демона, в просторечье именующиеся шестёрками.
- Сегодня, удача на твоей стороне красавица,- хмыкнул он.- Не нужно золота. Сыграем. Один раз. Если выиграешь - поведаю тебе всё, что знаю. Если проиграешь - заплатишь и я... укажу к кому обратиться. Но это будет сложнее,- парень ухмыльнулся, заглядывая в глаза девушке.

Отредактировано NPC (2009-03-19 21:10:46)

24

Второй день первой игровой дюжины - 57 день весны 703 года

   Корнелий оказался именно тем человеком, которого надеялась встретишь Веста. Самоуверенный и наглый мужчина прекрасно подходил девушке, этот не задаст лишних вопросов и не будет сомневаться в своих действиях. Продаст информацию и оставит фелису в покое, если же не оставит, то просто поплатится своей жизнью. Веста не очень любила надоедливых людей. Обдумав хитрое предложение мужчины, девушка хищно улыбнулась, а ее глаза загорелись.
   - Неужели азарт и страсть тебе так важны, - указательный палец фелисы погладил одну из «шестерок», что лежала на столе.
   - Раз тебе не нужны деньги… - рука девушки схватила игральные кости, - …то давай сыграем.
   Фелиса была магом-иллюзионистом, но отнюдь не простым фокусником, который для публики громко читает заклинания и усердно жестикулирует. Нет, девушка могла сотворить заклинание абсолютно незаметно, война кланов Мадлонга научила ее многому, в том числе и этому.

25

Корнелий чуть не ударил кулаком по столу, когда увидел выброшенные девушкой числа. Он умел проигрывать, но подобное, ни в какие ворота не лезло! Когда он выбросил каре из шестёрок, она выбросила покер. Из шестёрок. Невозможно! Вопили все чувства игрока. Но он дал девушке свои кости и в них он был уверен. Возможно, к нему за один стол подсел маг? Вот минус игры вне игорных заведений - невозможно поймать мага за руку. Хотя, можно конечно кое-что проверить. Но уговор дороже денег.
- Тут можно многое рассказать на деле,- проговорил он, убирая кости.- Земля слухами полнится. Вокруг постоянно шепчутся, что должно что-то крупное произойти, но...- Корнелий ухмыльнулся.- Я бы не стал верить слухам. О грядущих "крупных делах", говорят уже года три. С тех пор как с улиц пропала банда Айзека. А так некоторые тёмные личности время от времени приплачивают местным, чтобы они выполняли всякую мелочь для них. В основном из разряда "подай-принеси". Также время от времени отдельные типы нанимают наёмников...- тут Корнелий понизил голос.- И они зачастую пропадают из города. И потом не появляются. Хотя говорят, некоторых таких видели в других городах. Например, Конопатый клялся, что видел в Делимпорте Морвина из банды Айзека. Но ему мало кто верит,- тут Корнелий вновь протянул девушке кости.- Возьми на память. Это мои счастливые кости... Интересно, принесут ли они тебе удачу? - с некоторой долей живого интереса спросил он у девушки.- Могу тебе указать один адресок. Переулок Кожевельников, дом с тремя трубами. Спросишь там Виктора,- тут Корнелий задержался и посмотрел на руки девушки.- хм, у меня предложение. Я расскажу тебе об Айзеке, если выбросишь сумму чисел от... хм... 20 до 25. Ну а если нет, то до встречи. Только пивка мне проставишь, за помощь.

Отредактировано NPC (2009-03-23 23:02:27)

26

Второй день первой игровой дюжины - 57 день весны 703 года

   Веста показывала чудеса, точнее простенькую иллюзию, и выкидывала выигрышные комбинации. Ее партнер злился, сердился, впадал в отчаяние, однако это никак не отражалось на настроении фелисы, победы не приносили ей азарта, тем более девушка прекрасно понимала, откуда берется ее, так называемая, удача.
   Наконец игра подошла к концу, и Корнелий все-таки рассказал, где и кого спросить. Веста недоверчиво взглянула на мужчину, когда тот предложил еще одну игру и решила, что с нее достаточно – то, что надо фелиса уже итак узнала, а какой-то там Айзек ее не интересовал.
   Девушка взяла кости, взглянула на них в своей ладони и направившись к выходу бросила обратно на стол Корнелию. Ей было плевать, выпадет там нужное число или нет – сейчас ей необходимо было найти переулок кожевников, а не слушать байки о каком-то мордовороте.
 
--->  Бедные кварталы: Дом с тремя трубами

27

75 день весны 703 года, ночь с 75 на 1 день лета
Никогда не любил оборотней. Дьявол его знает почему. Посто не любил. Кто-то не любит дождь, кто-то цветы. а я не люблю оборотней. Хотя всю жизнь живу бок о бок с ними, постоянно сталкиваюсь и общаюсь. Это не ненависть и не неприязнь. Среди иных людей запросто найдётся сволочь поприличней. чем среди представителей двуобликовых. Не в этом дело. Это скорее неприятие. Я сам не знаю в чём загвоздка, да и не пытаюсь понять. Бесполезно и ненужно.
Но когда пришлось выслеживать этого через чур умного кота, я отдыхал душой. Может, он мне просто сильно надоел...может быть. За десять со скорпионьим хвостом лет, что мы знаем друг друга, не было ни единого раза когда мы пришли к единому мнению по одному поводу.

Са'тифа был раздосадован. Эти кошки-мышки с Тонгом начинали его выводить из себя. Слишком часто за последнее время он буквально спиной ощущал пристальный взгляд следопыта. Та встреча в «Золотом Быке»...Вот уж, что что, а её он никак не планировал. Эта способность наёмника находить общий язык с совершенно благопристойными людьми никак не укладывалась у фелиса в голове. Как можно нормально говорить с тем, кто в следующий же момент может отправить тебя к предкам только потому, что ему так надо...
Этот вынужденный «уход в тень» не особо симпатизировал Са'тифа, который предпочитал действовать открыто но наверняка. Всегда ненавидел неопределённость и неясность...Скорее уже принести доказательства в Зарканд и тогда дело по тем трём разведчикам можно считать закрытым. Скорее бы...
След наёмника потерялся после постоялого двора. Он будто растворился. «Проклятый шакал, гори ты в огне.» В голове начинало немного шуметь. Всё, хватит. Ночевать он тут не собирался.
Фелис провёл рукой по лицу и осмотрелся. В «Старом вепре» было многолюдно, кто-то о чём-то спорил, один развесёлый посетитель (с виду вроде как вервольф) распевал похабные песни во всё не хилое горло. Вся разнузданная подворотная братия как могла развлекалась на свои скромные (и не очень) сбережения, отмечая канун нового года.
Са'тифа поднял глаза. По помещения плясал неверный свет ламп. Солнце давно скрылось за горизонтом — было поздно.
«Что-то я засиделся», - он встряхнул головой. - «Ещё идти...Чего я тут рассиживаюсь?»
- Передай привет Волку...
Фелиса будто ожгло огнём. Вскинув голову он не веря своим глазам уставился на сидящего напротив него наёмника. «Волк? Наставник? Но он же мёртв. Тогда, на площади его захлестали за его...Почему я?..» мысли были непривычно вялые, замороженные...Это не от...
- Ах ты падальщик. - нашёл в себе силы прошептать фелис немеющими губами.

На свете чрезвычайно мало действительно ядовитых растений. По сравнению с их общим количеством, конечно. Как правило, в течении своего обучения ты выбираешь себе какое-либо из них. Выбирать надо тщательно, так как свойства их зачастую чрезвычайно различны. Мне нравится мокрокров. Хлипкая вялая травка без вкуса и запаха. Экстракт из неё может вогнать в могилу за пару часов. Размешайте прозрачную жидкость с любым напитком и вас спасёт только целитель и чудо. Смазывать этой густой консистенцией клинок нет резона. Испортите металл. Это раз. И потом — драться отравленным оружием в прямой схватке считается проявлением трусости и малодушия в большинстве из Школ. В бытовом же применении мокрокрову нет цены. Для него есть противоядие. Нет ядов, для которых его не было бы.

Сидя на противоположном краю помещения Тонг наблюдал за фелисом. Привлекать внимание к своей особе он не желал. Пройти через чёрный вход, взломав нехитрый замок несколькими движениями отмычки — и можно расположиться в уголке потемнее.  Выслеживание в городе и дикой природе имеет свои ньюансы. В городе всегда есть те, кто тебя заметят. Похоже, кот об этом позабыл. Душекрад поморщился и отвернулся. Они обучались у одного Наставника. Да, Са'тифа никогда не отличался, но азы он помнить был обязан. Наёмник почувствовал укол разочарования. Так легко попасться...
Добавить одну каплю вязкой влаги в кружку фелиса оказалось достаточно просто.  Займите тавернщика разговором и проведите рукой над подносом... Поначалу Тонг хотел просто разобраться с лазутчиком за дверями, в темной переулке подальше от лишних глаз. Теперь же он мог позволить себе наблюдать. Поначалу движения фелиса убыстрились, затем начали постепенно замедляться. Фактически, с этого момента он был уже труп. Вырваться из липкого оцепенения отравления теперь ему было бы невозможно без посторонней помощи.
Душекрад поднялся и прошёл к коту. Тот даже не среагировал. Яд незаметно растекался по телу, заставляя мысли замедлить свой ход. Тонг сел.
- ...скажи ему, что ты от меня.
Са'тифа что-то прошептал. Огонь жизни медленно гас в глазах. Душекрад прищурился. Тысячи мягких тёплых иголок разошлись от позвоночника к рукам. Рисунок на коже вздрогнул и скрутился завитками. Ему всегда нравилась чужая смерть.  Тело оборотня было ещё тёплым, но мышцы и ткань уже схватились, оставив Са'тифа неживой восковой фигурой за столом таверны.
Наёмник протянул руку и надёрнул капюшон фелиса пониже на лицо.  Застывшее лицо мертвеца мог увидеть чей-нибудь шальной взгляд.
Следопыт поднялся и вышел на улицу. Было прохладно.
«Теперь можно заняться более насущными проблемами», - на лице Душекрада играла непонятная жутковатая полуулыбка.

- Эй, почтеннейший!Ты там не уснул?!
Окрик предназначался смуглому фелису, что и в прям сильно задумался над своей кружкой. Тот не ответил. Тавернщик чертыхнулся и махнул рукой. Выспится — сам уйдёт...

Одет: Плащ серо-зелёного цвета, кожаный доспех с металлическими вставками, наручи с шипами из очернённой стали  на костяшках, штаны, мягкие сапоги. Перевязь для ножен перехлёстнута через грудь поверх плаща и крепится за спиной. Вдоль ремней идёт затейливая вязь. Капюшон плаща закрывает верхнюю часть лица, скрывая нательный рисунок.
С собой: Клинок в ножнах, десять метательных ножей за поясом, засапожный нож (спрятан), небольшая сумка на поясе.

28

1 день лета 704 год

ближе к полудню

Сказать, что Шед проснулся в какой-то убогой, серой и пыльной коморке было бы не совсем верным. Скорее, он очнулся в похмельном бреду и, обнаружив себя в незнакомом месте, задался вполне резонным вопросом: «Какого <вырезано цензурой> я здесь делаю?!»
Память охотно подкинула несколько красочных картинок предыдущего вечера, стыдливо умолчав о подробностях.
«Даааа, как сказал мудрец, о самых прекрасных событиях своей жизни приходится узнавать от очевидцев», - мерзко хихикнул внутренний голос. Шед попытался сфокусировать взгляд на чем-то устойчивом и монументальном. Например, на перекрестье потолочных балок.
Он вяло провел рукой по широкому кожаному ремню. Наткнувшись пальцами на серебряную пряжку с отчеканенным единорогом, вздохнул с облегчением – единственная ценная вещь, принадлежащая старшему брату, - была при нем.
«Значит, ты еще не так низко пал, чтобы пропивать вещи брата. Но достаточно низко, чтобы продавать свой голос за дерьмовую выпивку».
Однако, не мешало бы его продать и за «чего-нибудь пожрать», решил, наконец Шед и попытался подняться. Комната предательски съехала куда-то в сторону, и он уцепился за стену, чтобы сохранить равновесие.
«Ух ты, какая качка!» - искренне восхитился внутренний голос. Шед его восторга не разделял. Всплыли слова из придуманной вчера на ходу незамысловатой песенки, принятой пьяной публикой на ура.

Вперед, вперед! За яркой звездою в далекий путь.
Ночь на пороге,
Забыты тревоги,
Но не уснуть.

Вперед, вперед! За дивной мечтою к далеким морям.
И за клочок суши
Отдашь богу душу.
Ты весел и пьян.

«Упс! Это чего, я в матросы нанялся?!!!» - мысль привела Шеда в ужас. Не то, чтобы он не любил море. Он не любил работать. И нависшая черной тучей угроза денно и нощно драить палубу его отнюдь не вдохновляла.

Вперед, вперед! Только сердце томится, зовет домой,
Где взгляд девы нежной,
Как небо безбрежный,
Всегда с тобой.

Ага, кажется, в песенке все благополучно прибыли домой. Более того, объятия девы нежной и прочие атрибуты мирной сухопутной жизни были перечислены в избытке. Так что в замутненной паршивым пойлом голове сомнительные перспективы морской романтики явно были отодвинуты на второй план. Оставалось надеяться, что предпочтения не поменялись ближе к ночи. Выяснить все можно было лишь одним способом. Шед глубоко вздохнул и распахнул дверь.

29

1 день лета 704 год
       Открытая дверь с силой закрылась обратно, чуть не съездив незадачливого мага-недоучку по носу. Пыльная комната вдруг перестала казаться такой уж серой. Казалось, теплое золотистое сияние стало исходить от каждого предмета.
       Из темного угла раздался шум, еле слышный цокот острых коготков по деревянному полу. Гибкая ласка деловито прошмыгнула на середину комнаты и уселась на задние лапы. На шее зверька болталось немудреное украшение – медная монетка на пеньковой веревке. Зверек поднял острую мордочку и уставился на человека. Видимо, результаты осмотра его удовлетворили, поэтому зверек проверещал что-то резким голосом и метнулся в темноту, из которой выбрался. Вернулся он, с усилием волоча за собой какой-то сверток.
        В серую ничем не примечательную дерюжку была замотана духовая трубка отличной работы и кривовато отрисованная карта города, но стоявшему у двери человеку пока неоткуда было об этом знать. Также он не знал, что это оружие было одной из любимых вещей Ньярли Рыжего, широко известного в узких криминальных кругах, а закорючкой на карте был отмечен дом этого самого Ньярли.   
        Боги сказали свое слово внятно.

офф: если какой бог желает вмешаться в судьбу Шэда непонятно, не лишним будет пополнить свои знания о религии мира.

Отредактировано Боги мира (2009-08-24 17:17:40)

30

1 день лета 704 год

Дверь распахнулась неожиданно легко, ударилась о стену и на излете так стремительно вернулась в прежнее положение, что Шед, не ожидавший такого вероломства, едва успел отскочить назад. В следующую минуту мягкий золотистый свет наполнил пространство. Шед резко развернулся и ошеломленно уставился на гигантскую крысу, восседающую посреди комнаты и с недовольным выражение на острой мордочке. Пару секунд они взирали друг на друга. После чего Шед не нашел ничего лучшего, как зажмуриться и помотать головой в надежде, что видение исчезнет.
«Поздравляю! Вот ты и допился до зеленых мракобесов!»
То, что «крыса» была приятного палевого окраса и на зеленого мракобеса не очень походила,  имело уже второстепенное значение. Шед открыл глаза. Зверек деловито возился с каким-то серым свертком.
К крысам Шед относился с пониманием и некоторой симпатией. Сказывались долгие часы, проведенные в карцере. Однако, при ближайшем рассмотрении, «крыса» таковой быть перестала. Тускло блеснувшая медная монетка, болтающаяся на шее зверька, заставила сердце ухнуть куда-то в пустоту. Шед судорожно глотнул и мягко опустился на колени, закрыв лицо руками.
«Ну почему с тобой все время случаются всякие неприятности?!» - противно ныл внутренний голос, - «Ты – ходячее недоразумение! Посмотри внимательнее, может, все это тебе спьяну привиделось?»
Но в глубине души Шед был твердо уверен, что происходящее к похмельному бреду не имеет никакого отношения. Когда Шед поднял голову, золотистый свет угас, а зверек, вызвавший такое смятение, исчез без следа. А вот сверток остался.
Шед поднялся и не без опаски медленно развернул грубую серую ткань, озадаченно повертел в руках странный предмет, о назначении которого мог лишь смутно догадываться. И догадки эти ему не понравились.
«А чего ты ждал? Позолоченной лютни или флейты в резном футлярчике? Может, голос твой и по душе Валаами, да вот складно петь ты только для сомнительной публики и умеешь…»
Шед решительно завернул странный предмет в дерюжку, лишь мельком глянув на схематичный рисунок, сунул сверток под рубашку. С дверью на этот раз он обошелся куда осторожнее. Спустившись по узкой, грязной, скрипучей лестнице в зал, где половина вчерашних посетителей все еще спала в тех позах, в каких их свалило обжигающее желудок пойло сомнительного качества, а другая – вяло переругивалась с хозяином и друг другом, Шед направился к выходу, резонно рассудив, что врядли бы ему в таком заведении позволили воспользоваться комнатой в долг. Следовательно, за ночлег было уже оплачено.
- Как почивалось, господин менестрель?
«Господин менестрель» остановился, изумленно воззрившись на хозяина.
- Изволите ли вернуться к вечеру? Здесь всегда вам рады!
Шед почувствовал, что краснеет. Он уже догадался, что его ночное выступление значительно увеличило приток разгульной разномастной публики, однако вовсе не обрадовался такой сомнительной популярности. Буркнув нечто невразумительное, он начал проталкиваться к входной двери.


Вы здесь » Мельницы Агнир' Тесса » Дартмур: территория города » Бедные кварталы: трактир "Старый вепрь"